Нарочитая помпезность в достойных Оскара декорациях и подлинная драматургия на арене сочинского «Фишта». За красивой картинкой вмиг потеряли свою прежнюю значимость новости о недостроенных гостиницах, закон о запрете гей-пропаганды, всевозможные распилы с откатами и даже фото той самой уборной – в общем, все, что успело стать предолимпийским мейнстримом.

Открытие XXII зимних Олимпийских игр в прямом эфире наблюдали 3 млрд. человек. И если Вы в числе тех, кто по каким-то причинам пропустил сие действо, посмотрите нарезки с хайлайтами церемонии и фотографии с разукрашенного салютом «Фишта».

Как и положено по протоколу, все началось с парада спортсменов. Пестрые толпы прошли достаточно компактно и, к счастью, не напомнили своим маршем переселение народов, и лица сотен чемпионов не слились в одно. Долго ждать появления белорусов под сводами «Фишта» не пришлось. Алексей Гришин повел наших соотечественников десятыми, вызвав самый настоящий взрыв энтузиазма у наиболее голосистой части публики.

Тепло встретили и сборную Канады, которую возглавила хоккеистка Кайле Викенхайзер. А знаменосцем сборной Латвии был легендарный Озо - Сандис Озолиньш, обладатель Кубка Стэнли. Самая многочисленная делегация из США прощеголяла по «Фишту» в чудаковатых костюмах от модного дизайнера, попутно снимая все и вся на айфоны. Последними в этой веренице лиц под саундтрек группы «Тату» вышли россияне, как и положено, в мехах и ушанках, дабы по максимуму соответствовать ожиданиям гостей.

А потом начался урок истории длиною в час. Бесконечно красивый, но во многом такой же стереотипный в угоду интуристам, как и шествие россиян в ушанках. Пол на стадионе превратился в огромный океан, и спектакль закружил вереницей эпизодов, в разной степени аллегорической формы рассказывающих русскую историю. Величественно выплыл фрегат петровских времен, сам император в голландском платье тоже был здесь. Все кружились в вальсе, пока это звенящее визуальное совершенство не оборвала молния революции…

Потом наступила послевоенная эпоха, поданная сценаристами буквально как самый светлый период русской истории. Депутат Николай Валуев (в недалеком прошлом экс-чемпион мира среди профессионалов по боксу) в роли Дяди Степы позабавил не меньше, чем могущие потягаться с ним в масштабности олимпийские символы: заяц, леопард и бурый мишка. Последний – эдакое дежавю спустя треть века – дань Олимпиаде-80.

Затем началась пусть и не зрелищная, но неотъемлемая официальная часть открытия Олимпиады. Президент МОК Томас Бах поприветствовал «Фишт» на русском языке, Владимир Путин объявил Игры открытыми, и над стадионом разорвались тонны фейерверков.

И только в последние минуты разрешился спор о том, кто же станет главным факелоносцем Игр. Сразу шестерым спортсменам, четверо из которых по стечению обстоятельств представляют летние виды спорта, была доверена последняя эстафета олимпийского огня. Выбежавший не из прошлого, но из детства трогательный дуэт мужественного Владислава Третьяка и изящной Ирины Родниной зажег олимпийскую чашу.

Это был всего лишь пролог, впереди – основная часть спектакля Олимпиады, никем не срежессированная, а потому самая увлекательная и непредсказуемая.

Специально для belarushockey.com Ольга Бородина