18-летний нападающий Максим Сушко в эксклюзивном интервью «БХ» рассказал о дебютном заокеанском сезоне в «Оуэн Саунд Аттак» и поделился эмоциями после недавнего драфта НХЛ, где он стал единственным выбранным белорусом.

- Максим, давайте начнем издалека. Год назад вы стали чемпионом Высшей лиги Беларуси с «Шахтером-2», также ударно поучаствовали в победе юношеской сборной Беларуси на чемпионате мира, завоевав путевку в элиту. После этого вас первым задрафтовало минское «Динамо». Спустя месяц в первом раунде CHL Import аналогично поступила и команда «Оуэн Саунд Аттак», за которую в своё время поиграл Артур Гаврус. Насколько сложно было решиться на переезд за океан, ведь и других предложений наверняка хватало?

- У меня не было сомнений и каких-то других вариантов, кроме как ехать в «Оуэн Саунд Аттак». Я еще за неделю до драфта от агента Гари Гринстина знал, какая команда меня выберет. Ни у меня, ни у моей семьи, ни у агента не было и доли сомнения, ведь все понимали, что это огромный шаг вперед и возможность показать себя скаутам из НХЛ. Отслеживать мою игру в OHL значительно проще, чем в Беларуси.

- Что чувствует 17-летний парень, когда выходит из самолета на другом конце земли, где нет ни родителей, ни друзей, ни даже привычной языковой среды? Эйфория или скорее страх? 

- Я два года без родителей жил в Солигорске, в этом отношении страха не было. А вот нервозность от того, что мой английский был далек от идеального присутствовала. Также меня ждала новая команда, тренеры, персонал, менталитет – это практически новая жизнь. Тем не менее, я был готов психологически к этому. Я общался с ребятами, которые там поиграли, поэтому примерно знал, чего ждать.

- Как я понимаю, вы жили в канадской семье?  

- Да, там все игроки живут в семьях, это обязательное правило. Все эти семьи проходят жесткий отбор, их проверяют различные службы, в том числе и на судимость, и попасть в число тех, у кого в итоге будут жить игроки очень сложно. Мне попались хорошие люди, у них 11 лет жили хоккеисты. Мать семейства была из Германии, мне это помогло, она знает европейский менталитет. В общем, жаловаться не на что :) 

- Насколько сложно было адаптироваться в быту, и как быстро английский язык перестал быть проблемой?

- В семье всё делали за меня, поэтому адаптироваться не пришлось. Я просыпался и готовил себе завтрак, а всё остальное, в том числе стирка, ложилась на их плечи. Всё было на высшем уровне. Что касается языка, то мне попалась очень хорошая команда. Буквально через пару месяцев я уже мог спокойно объясниться на английском и эта проблема больше не возникала.

- В пяти предсезонных матчах вам удалось забить только один гол. В регулярном сезоне первый ассистентский балл пришелся на третью игру, а дебютный гол – на четвертую. Процесс привыкания к североамериканскому хоккею оказался не из простых? 

- Да, на маленьких площадках это совсем другая игра, да и уровень отличается. Это было тяжело, но после предсезонных игр я начал понимать все тонкости этого хоккея. Тут надо отдать должное моим партнерам по команде и тренерам, которые объясняли мне эти тонкости. В общем, мне хватило пяти игр, чтобы адаптироваться. Ну а статистика иногда врёт :)

К силовому хоккею привыкать не пришлось, поскольку я люблю играть в этой манере. Я всегда старался действовать так и в Беларуси, хотя делать это тяжелее из-за того, что у нас больше площадка и больше пространства.  

- После стартовых матчей дела у вас наладились. Бомбардирская копилка пополнялась практически в каждом матче, однако в середине ноябре случилась травма, а до молодежного чемпионата мира оставался всего один месяц. Екнуло сердце?

- Сразу после травмы Юрий Файков позвонил мне и сказал, что рассчитывает на меня. Я не сомневался, что в каком бы состоянии не был, я приеду на чемпионат мира и буду помогать. Этот тренер всегда стоял за меня горой, он всегда мне подсказывал, в том числе и в житейском плане. Я сразу сказал, что приеду в сборную, поскольку Файков на меня рассчитывает, и я обязан ему помочь.

- В связи с травмой не чинил ли «Оуэн Саунд Аттак» препятствий по отъезду на МЧМ?

- Я должен был лететь в Европу раньше, но мне сказали, что пока я не смогу тренироваться в полном контакте, меня не отпустят. Я ждал полного восстановления, и как только смог кататься в полном контакте, мне сразу же купили билеты.

- Молодежный чемпионат мира закончился победой сборной Беларуси, которая завоевала путевку в элиту. В пяти матчах вы отметились голом, сильно переживали за собственную статистику?

- В первую очень я думал не о статистике, а о том, чтобы сборная вышла в элиту и выполнила задачу. Это было главной целью для игроков, тренеров, Федерации. Ну а по поводу собственной статистики я не загонялся, к каждой игре все готовились как к последней и это принесло положительный результат.

- Сказалась ли та травма на вашей игре на МЧМ?

- Мне было приятно играть в этой команде, была отличная атмосфера. Когда ты заходишь в раздевалку и можешь говорить с парнями на русском языке – совсем всё по-другому :) Это мне помогало и к последним играм чемпионата мира я уже чувствовал себя отлично.

- По возвращению за океан, изменилась ли ваша роль в команде, ведь за месяц отсутствия наверняка были наиграны новые сочетания, в том числе, большинства?

- У команды тоже была пауза, поэтому я не так и много пропустил. Там нашли новые сочетания, но я старался об этом не думать, а просто выходил на лёд и выполнял тренерскую установку.

- В то, что «Оуэн Саунд Аттак» квалифицируется в плей-офф, не было сомнений даже перед началом сезона. В итоге команда дошла до полуфинала, где уступила «Эри». Не осталось ощущения, что команда могла добиться большего?

- В какой-то степени да, но у нас была команда намного моложе, чем у «Эри». Там было много сильных исполнителей, они более опытные, у некоторых парней это был четвертый или пятый плей-офф… После последней игры, которую мы проиграли со счетом 2:7, никаких упреков не было. Все понимали, что у нас был удачный сезон и только благодарили. Кстати, случился и рекорд клуба по количеству хоккеистов, которых выбрали на драфте НХЛ. Это главный показатель, что сезон у «Оуэн Саунд Аттак» получился отличный.

- Из-за плей-офф вы не смогли помочь юношеской сборной Беларуси на чемпионате мира в элите. Удавалось ли как-то поддерживать партнеров по команде и посмотреть некоторые матчи?

- С Юрием Файковым я был с первого дня на контакте. После каждой игры мы созванивались или переписывались, он мне рассказывал, что происходит в команде. Также общался и с ребятами со сборной. Я понимал, что не могу быть рядом с ними, но старался поддерживать их. Матчи тоже смотрел, когда была возможность, благо, что для этого не нужно было даже просыпаться, они шли днем по канадскому времени.

- В целом, как оцените свой дебютный сезон за океаном? В каких компонентах вы прибавили, произошел ли какой-то прорыв?

- За счет игры в более сильной лиге прорыв произошел буквально во всем. Мне приходилось работать на каждом участке площадке, все требуют это делать. Тренера сказали, что у меня был отличный сезон, они видели, как я росту от игры к игре. Хочу им сказать большое спасибо за помощь. Когда у меня что-то не клеилось, они вызывали меня на разговор и при этом не говорили, что я плохой игрок и должен действовать лучше. Мы смотрели видео, они показывали, где я могу добавить. Тренеры поддерживали меня, чтобы я не волновался, они понимали, что это мой первый сезон. Они хотели помочь мне адаптироваться, чтобы следующий сезон сложился успешнее.  

Из прошлого...

Публикация от Maksim Sushko (@sushko_maksim71)

- Если верить Википедии, то городок Оуэн-Саунд населяют чуть более 20 тысяч человек. При этом арена вмещает без малого 3,5 тысячи человек. Как обстояли дела с посещаемостью?

- В этом городе 3 ледовых арены. В этом и разница между Беларусью и Канадой, там каждый желающий может заниматься хоккеем, там нет нехватки льда. Час аренды льда стоит всего 5 долларов – это главный показатель того, что Канада является сильнейшей хоккейной державой в мире. Что касается посещаемости, то в этом году команда играла хорошо, поэтому во многих матчах арена была забита под завязку и билетов было просто не купить. Многие клубы-соперники из-за этого очень не любили играть в нашем городе, поскольку у нас очень шумные болельщики, которые гонят «Оуэн Саунд Аттак» вперед.

Билеты в регулярном чемпионате стоили около 20-25 канадских долларов, а в плей-офф - 35. Люди не задумываясь тратят эти деньги, поскольку в Оуэн-Саунд хоккей – главное развлечение. Городок маленький, поэтому хоккеистов узнают на улицах, в магазинах, желают удачи, спрашивают как дела. Все очень по-доброму относятся.

- В прошлом июне, вы через интернет следили за драфтом CHL Import. Думали ли тогда, что через год вы окажитесь в Чикаго, где будут выбирать лучших хоккеистов уже на драфте НХЛ?

- Да, я для этого и ехал в Северную Америку. Это была моя цель, попасть на драфт НХЛ.

- Кто вас сопровождал на драфте?

- Агент Гари Гринстин.

proud to be a part of @philadelphiaflyers

Публикация от Maksim Sushko (@sushko_maksim71)

- Что вы почувствовали, когда «Филадельфия Флайерс» объявила, что под 107-м номером выбрала Максима Сушко? И как это вообще происходит?

- Появляется фамилия на большом экране, также дублируется информация и в микрофон. Для меня это была полная неожиданность, ты сидишь, и вдруг называют твою фамилию, приходится спускаться вниз, идти к столу «Филадельфии» и знакомиться со всеми. У меня всё это пролетело в один миг. Непередаваемые ощущения, это один из лучших дней в моей жизни.  

- Ожидали, что вас выберут уже в четвертом раунде, ведь это означает, что на вас реально рассчитывают в будущем?

- Перед драфтом я разговаривал с агентом, а также с генеральным менеджером «Оуэн Саунд Аттак». Они сказали, что стоит ждать моего выбора в 3-4 раунде. Ну конечно, я не знал, кто именно меня задрафтует. Когда сидишь в зале, то невольно нервничаешь…

- Вспотели, пока дождались выбора под номером 107?

- Нет, там было прохладно :)

- Почему первое интервью после драфта вы давали на русском языке, и кто выступал в роли переводчика?

- Я был готов давать интервью на английском языке, но там были три или четыре русских корреспондента. Мне сказали, что будет лучше, если я дам интервью на русском языке, а корреспондент переведёт, чтобы не произошло каких-нибудь казусов. Кстати, затем у меня взяли еще два интервью, и их я уже давал на английском языке, и никаких проблем не возникло.

- Знакомы ли с белорусским россиянином Кириллом Устименко, которого также выбрала «Филадельфия»?

- Лично я с ним знаком не был, но раньше по каким-то поводам переписывались. Ну а после драфта мы уже поздравили друг друга, он вроде как летит в лагерь для новичков, познакомимся уже там.

- Ваш одноклубник Ник Сузуки, которого выбрали под 13-м номером на драфте, действительно настолько крут?

- Да, он умеет делать на льду абсолютно всё – обороняться, играть в большинстве и меньшинстве. Тренер его использовал во всех ситуациях.

- Удивились, что на драфте НХЛ-2017 из белорусов выбрали только вас, а например, Владислав Еременко, Иван Кульбаков и Егор Шарангович так никого и не заинтересовали?

- Скорее расстроило. Парни заслужили быть на драфте. Им не нужно расстраиваться, это стимул работать еще больше и доказать, что их зря не выбрали на этом драфте.

- Поедете ли в лагерь для новичков «Филадельфии»?

- Да, лагерь стартует уже 6 июля.

- Следующий сезон проведете также в «Оуэн Саунд Аттак»?

-  Думаю, что да. Я разговаривал с менеджером и главным тренером команды, они рассчитывают на меня и ждут от меня еще более лучшей игры.  

- В 2005 году «Монреаль» выбрал на драфте Сергея Костицына. С тех пор, все белорусы, которые попадали на драфт, так и не провели ни одной игры в сильнейшей лиге мира. Готовы исправить ситуацию?

- Я буду очень стараться. Это стимул, ведь в НХЛ в последнее время из белорусов играет только Михаил Грабовский. Надо переламывать эту плохую тенденцию.

@philadelphiaflyers

Публикация от Maksim Sushko (@sushko_maksim71)

Автор: Виктор Ореховский

Фото: Алиса Кептюха