Экс-тренер сборной Беларуси Андрей Мезин рассказал, как вместе уживались в команде Льюис, Пушков и Захаров, а также почему был отчислен Грабовский.

«Вполне адекватно. Никаких проблем не было. Пушков и Захаров выполняли то, что Льюис просил. Субординация была. Я не видел проявлений явной и открытой вражды.

Перед отъездом был небольшой разговор с Пушковым. Особо разговаривать смысла не было. Я до этого людям из федерации объяснил, почему уезжаю. И Сергей Михайлович это уже знал.

Изначально Миша Грабовский присоединился к нам как игрок. Катался и хотел выступать. Для сборной было бы супер, если бы Миша играл. Но ситуация сложилась так, что играть он не мог и не может до сих пор – «Вегас» еще выступает.

В общем, терять такого человека, которому молодежь фактически смотрит в рот, Льюис не захотел и решил привлечь его к работе на льду. Грабовский работал с молодыми ребятами над повышением мастерства. По сути, он не числился в тренерском штабе, но работал. Поехал в Данию, провел там одну тренировку, а потом был отстранен. Я не знаю, что произошло, но оказалось, ему нельзя выходить на лед. На этом все закончилось.

Письмо пришло из нашей федерации? Я не вникал в эти дела, а старался выполнять свою работу», - цитирует Мезина Блог "О духе времени" на tribuna.com.