Встреча генерального менеджера минского "Динамо" Владимира Бережкова с болельщиками.

- Возникает ощущение, что интернет-аудитория сегодня едва ли не мейнстрим четвертой власти. Раньше мнение людей формировали хорошие писатели, журналисты, актеры, режиссеры, общественные деятели. Сегодня, к сожалению, социум одержим сетями, сознание опутано всемирной паутиной. Не знаю, почему это происходит, мне очень обидно, что в интернете многие стараются продвинуть вперед себя за счет других. Не потому, что кто-то хочет и может выразить свою мысль, а потому, что кому-то не хватает еды, зарплаты, женщины, чего-то еще, хотя люди рядом этого достигли. И надо их опустить, за счет чего якобы подтянуться. Почему-то уверен, в этом зале таких людей нет, потому что когда смотришь человеку в глаза, общаешься с ним по-другому. Анонимы на тебя вываливают грязь, мусор, ведра с помоями, а люди с позицией приходят и совершенно по-другому общаются. Тем не менее, я призываю вас общаться со мной на равных, задавать острые вопросы. Наш мир не совершенен, как заметил Иосиф Бродский. Понятное дело, когда мы что-то делаем, невольно наступаем друг другу на ноги. Я просто за то, чтобы мы не наступали друг другу на плечи. Поэтому, пожалуйста, высказываете свои претензии, задавайте вопросы, я готов к общению.
 

Скажите, какие задачи у команды «Динамо-Минск» на сезон?
 

- У команды «Динамо-Минск» стоит четкая задача быть в плей-офф, и продвинуться там как можно дальше. Это вполне реальная задача. И если эта задача не будет выполнена, значит, я сделал свою работу плохо, и мне нужно будет уйти.

Опубликуете ли вы суммы контрактов хоккеистов?

- Я бы сделал это с большим удовольствием, считаю, что только прозрачность ведет к конкуренции. Только когда мы видим все цифры, можем сравнивать работу не только тренеров, но и менеджеров. Многие сегодня, к сожалению, стараются этого не замечать, иные намеренно игнорируют этот вопрос, потому что он тяжелый. Ну не сильны в экономике, особенно спортивные журналисты. Люди «по верхам» идут и не хотят видеть другую сторону. Можно собрать команду за 30 миллионов долларов, а можно и за 10, и эффективность этого будет совершенно разная. Мое глубокое убеждение состоит в том, что рано или поздно это необходимо сделать. Другое дело, что, будучи журналистом, я это делал. Но сейчас подписал контракт, согласно которому сведения, которые становятся мне известны в результате моей деятельности, не могут быть опубликованы, поэтому в этих вопросах очень осторожен. Тем не менее, стараюсь давать эту информацию дозировано, для пытливых умов, и она становится прозрачной. Недавно привел сравнительные характеристики по легионерам за разные сезоны, сейчас могу вам тоже кое-что интересное сказать, любопытное. Когда анализировал, пытался понять, может я заблудился, может в самом деле неадекватно оценивал ситуацию и набрал целое лукошко легионеров, и с ними стараюсь выгородить себя, решить свои какие-то вопросы. Но цифры упрямы и они говорят об обратном. Например, в сезоне 2011-12 гг. в соотношении «легионеры-белорусы», была ситуация «12 к 1». Ужасающая картина. Если 12 миллионов шло на зарплату легионерам, то всего лишь 1 миллион получали белорусские хоккеисты. Сегодня, точнее уже в прошлом сезоне, ситуация коренным образом изменилась, уже было примерно 50 на 50. Опять же -- примерно. Я не могу точно говорить в силу тех причин, которые назвал. Когда придет время, мы откроем зарплаты, не знаю, когда нам разрешит это сделать КХЛ. Лига уже сама сделала большой шаг в этом направлении, в том году были опубликованы зарплатные бюджеты команд, они уже обнародовали общие списки, что касается индивидуальных контрактов, то, думаю, следующий шаг не за горами, вот-вот.

Почему не рассматриваете такой вариант: хороший молодой канадский хоккеист стоит порядка 150 – 200 тысяч долларов в год. Грубо говоря, можно взять десять молодых канадцев, и с ними брать Кубок Гагарина….

- Знаете, канадцы стоят такие деньги в АХЛ. Это Америка, их дом, они играют там за такие деньги и совершенно мотивированы тем, что продвигаются в НХЛ. Там у них семьи, колледжи, налаженный быт. Здесь, не буду скрывать, мне было легко провести селекционную работу по той причине, что Минск является европейским городом, благоприятным для проживания. Существует негласная ротация в КХЛ. Территория от Загреба до Владивостока разделена на зоны: скажем, игрок в Загребе может получать раз в 10 меньше, чем тот же игрок получал бы во Владивостоке. Естественно, когда говорили, что условный Стэплтон хочет перейти из Казани в Минск, а не в Нижнекамск, имелся в виду в первую очередь город, клуб, а не условия контракта. Нижнекамск предлагал много больше, но Тим хотел играть в Минске именно потому, что здесь благополучный клуб, хорошая команда собралась, приятные ребята -- начальник команды, врачи, массажисты, есть хороший тренер, условия для тренировок, питание. Они знают, что здесь это все хорошо налажено. Они также осведомлены, что в Минске не убивают на улицах, не бьют морды, что здесь есть англоязычные детские сады, школы. Цивилизация. Можно пойти в ресторан, в парк… Единственное, нет, к сожалению, кинотеатров с английскими фильмами, соответствующих театров. Вот это не мешало бы наладить, как в том же Загребе. Ведь и Загреб – прекрасный европейский город. Хорватия, тепло, море. Там их семьям было хорошо. Обратите внимание, что все практически наши легионеры приехали с семьями. Все привезли детей и даже собак. «Картина, корзина картонка…» Саша Павлюченко не даст соврать, он встречал некоторых легионеров, багаж у некоторых составлял около тонны. То есть они привезли сюда все свое, приехали сюда надолго, и собираются жить здесь два года, согласно заключенным контракта. Им было уютно в Загребе, им сейчас уютно в Минске. Но, я уверен, что никто из них не поедет дальше Сибири. Даже в Москву не поедет – семьи не пустят. Они привыкли к определенным условиям, к быту. Молодые игроки – может быть. Молодые могут поехать. То есть, отвечая конкретно на ваш вопрос, скажем так: из канадцев, конечно, можно составить команду, но за 200 тысяч долларов мы их здесь не соберем. Они в Америке будут играть за 200, у нас будут играть за 500, ну, за 400, если хорошо поговорить. Тем не менее, если ваш вопрос дальше продвинуть, то очень много зависит от переговоров. От того, какие отношения с игроком, какие отношения с его агентом, кто тренер. Очень важно, кто первый подписан в команду. Скажем, испытал огромное удовлетворение, когда мы подписали Калюжного. Следом пошел Чичу. И уже за ним пошли остальные. Разговаривать стало легче. «Эй, парень! Давай сыграем, тут Чичу пришел! Давай, у вас там вместе хорошо получалось, пусть и здесь получится. Мы вас очень ждем, и все будет нормально!» Вот так, если по-простецки говорить.

Насколько изменилось ваше отношение к клубу с тех времен, когда вы были редактором «Прессбола», и теперь, когда стали генеральным менеджером «Динамо»?

- Оно изменилось в виду моих профессиональных отношений. Понятно, почему журналисты и спортивные функционеры ходят разными тропами. Это совершенно очевидно. На той же Олимпиаде-96 в Атланте, куда я попал впервые, увидел и был просто поражен тому, как выстроены отношения. Журналисты, спортсмены, функционеры, болельщики – у каждого своя зона доступа. Потом, спустя годы, попал на Олимпиаду в Солт-Лейк Сити. В 2002-м был в таком «привилегированном» статусе. Жил в олимпийской деревне, что в общем-то запрещено. И работал на газету «Прессбол» в качестве журналиста. У меня тогда были такие смешанные чувства, как будто я постоянно находился в состоянии конфликта с самим собой. Мне становились доступными сведения, которые мне не должны были быть доступны по определению. То есть во мне боролись два профессионала. Я думал «Как же так? Я же это знаю, я должен это выплеснуть!» С другой стороны, я думал: «Я же это узнал только потому, что я тут живу, и у меня за стенкой живет спортсмен, который разговаривает со своей мамой, делится секретами». Мама у него была тренер, и я это все услышал. Стеночки-то тоненькие совсем, получается, я подслушал. Вот этот конфликт интересов постоянно раздирал. 

Когда был журналистом, у меня были совершенно определенные задачи, которые я выполнял. Работал на газету, на читателей, которые мне заплатили доверием и деньгами. Когда стал спортивным функционером, мне платят за то, чтобы команда «Динамо-Минск» радовала болельщиков, забивала голы, что бы она формировала хорошо состав. Поэтому четко сказал: «Я – не журналист». Я ушел из газеты «Прессбол», там осталась команда замечательных профессионалов, которые выполняют свои задачи, и я им буду только мешать в своем статусе. Буду в постоянном конфликте с самим собой. И сегодня вы видите, если читаете «Прессбол», что публикации относительно «Динамо» идут критические. Мне в последнее время друзья говорят: «Они что, тебя мочат? Что там происходит? Твои коллеги тебя предают?» Я не считаю это предательством, я считаю это профессиональной журналистской работой. У них такие задачи. Они получают за это деньги. Они наняты читателями. Я нанят другой аудиторией для выполнения совершенно других целей. Поэтому, конечно же, когда меня сейчас призывают покаяться на форумах, что я пересмотрел свои взгляды... Я не пересмотрел свои взгляды, я пересмотрел профессиональный подход к делу. 

Скажите о Константине Захарове. Все-таки человек сезон отыграл и все равно сейчас числится на просмотровом контракте…

- Захаров – фигура неоднозначная, точнее, неоднозначная фамилия в белорусском хоккее. Он должен, наверное, вдвое заслужить место в составе, чем любой другой игрок. Скажем так, мы в этом сезоне взяли очень много хоккеистов на просмотр из белорусского чемпионата. В том числе, мне хотелось установить равные для всех условия. Моей доминантой с самого начала была справедливость, спортивный принцип. Чтобы все стартовали с одной позиции. Независимо от того, провел человек сезон, или уже заслужил контракт, или только начинает. В том числе Костя. Он человек, совершенно отличный от своего отца по характеру. Он просто другой. Наверное, в мать пошел. Хороший, добрый парень, лишенный злости, хотя последняя в хорошем смысле ему бы не помешала. Если ему, скажем, дать контракт, то он, наверное, перестанет работать так, как бы работал, добиваясь контракта. Поэтому вызвал его в апреле, и сказал: «Костя, контракта ты не получишь, пока не будешь на голову сильнее тех, кто тоже претендует на это место. Поэтому, вот зал, работай, мы рано начинаем сбор 16 июня, до этого времени ты тоже должен работать». Он практически работает уже с мая. Костя целиком и полностью выполняет программу Александра Гальченюка-старшего, который сказал: «Белорусские хоккеисты отличаются от американских тем, что за океаном работают 12 месяцев в году, а наши всего лишь девять». То есть наши три месяца балдеют, потом приходят на тренировку, и первых два месяца занимаются тем, что сгоняют вес, избавляются от вредных привычек, то есть выполняют тяжелую работу. Так вот Захаров начал работать уже с мая месяца. Ему бы чуток везения, вчера опять попал в штангу. Покович им доволен. Ну, как доволен… Он считает, что Костя выполняет свою работу. Человек в четвертом звене должен уметь отбирать шайбу, не пропускать голы, играть форчекинг… Если бы там, в четвертом звене, играл хоккеист уровня Малкина или Кросби, то от него стоило бы отказаться. Из-за этого пропускались бы голы. 

Если я правильно понял, то лично вас, а не Любомира Поковича, не устраивает игра Захарова в прошлом сезоне?

- Да, меня не удовлетворяет.

При каких условиях и когда в основной состав может вернуться Александр Матерухин?

- Хороший вопрос. Я тоже слежу за турниром и вижу, что он в полном порядке. Он может вернуться в том случае, если будет сильнее тех легионеров, которые сейчас есть в составе. Есть формула «6+1». Белорусские игроки должны иметь шанс. Легче всего, как здесь уже было сказано, купить десять канадцев. Но это будет десять канадцев каждый год. Мы никогда не поднимем белорусский хоккей, если ничего не изменим. Если не будем давать шанс молодым. Если Гаврус попадает в первое звено, то вы видите, что он забивает голы. Если Стась провел в первом звене целый год, то он стал другим хоккеистом и вырос в совершенно другого человека. Я понимаю, что бездари бесполезны. Скажем так, есть десять убогих, не хочу никого называть и обижать, которых в какое звено не ставь, все равно ничего не получится. Но есть таланты, которые требуют продвижения, которым нужно давать возможность. Тот же Павел Карнаухов, например.
Формула «6+1» для того и существует. То есть Матерухин должен «съесть» кого-то из легионеров, чтобы попасть в состав. Либо кто-то получит травму, например, не дай бог. Если у нас будет вакантное место в числе шестерых, Александр сразу будет введен в основной состав.

По большому счету, у Александра есть шанс попасть в состав только, если кто-то получит травму? Просто для того, что бы кого-то «съесть», Александр должен играть в составе «Динамо»…

- Нет, не обязательно. Может быть, какой-то легионер не будет отвечать требованиям, какой-то сбавит в мастерстве. Почему я подписал еще лишнего легионера? Потому что в этом сезоне есть опция, согласно которой, если игрок не выполняет каких-то требований, или не отвечает уровню мастерства, то его можно выставить на драфт отказов. И если его никто не возьмет, то можно снизить ему зарплату на 20-40 процентов и отправить в фарм-клуб. Лифт должен ходить в обоих направлениях. Если какой-то легионер перестанет соответствовать требованиям выхода в плей-офф, он будет переведен в «Шахтер» или в «Динамо-Молодечно» или будет продан в другой клуб. Тогда у Матерухина будет возможность попасть в состав. Сейчас мы с Любомиром так договорились, чтобы не нарушать микроклимат в команде. Команда действительно очень хорошо работает, она сплочена, и у нас были уже два тимбилдинга, скоро будет еще. Мы поедем в Солигорск, спустимся в шахту, посмотрим, как работают шахтеры, как добывается соль, как добываются их деньги. Пусть посмотрят в глаза шахтерам и увидят, что это не простой труд. Потом будет еще один тимбилдинг. Сейчас в команде установилась хорошая атмосфера, и не хотелось бы ее нарушать. Все стараются. Сегодня практически все легионеры, которые были приглашены в команду, находятся на хорошем уровне. Ими доволен главный тренер. Доволен тем, как они тренируются, как они относятся к делу, к белорусским игрокам. В этом плане все пока хорошо, и не хотелось бы кому-то прямо сейчас указывать на дверь. Матерухин был подписан позже. Я предлагал ему новый контракт еще в мае, он отказался. И сейчас его место занято, как вы понимаете, его путь наверх будет чуточку длиннее, чем у остальных хоккеистов.

Скажите, пожалуйста: какой смысл в паспортизации игроков, если таким образом прикрывается работа федерации и детских школ?

- Я тоже считаю, что паспортизация прикрывает плохую работу школ и тренеров. Мы «наприкрывались» так, что уже больше ста паспортов «навыдавали». Или вы сейчас об американцах говорите?

Для меня те же россияне, которым были выданы паспорта, это легионеры. Они не были воспитаны в белорусских хоккейных школах.

- Вы имеете право на такое мнение. Я с вами где-то соглашусь. Да, мы завозили пачками молодых россиян. Вот в прошлом году последний вратарь Ковалев уехал из этой большой партии игроков: более десятка тогда привез Сафонов из России. Они пару лет поиграли, и все, след простыл. Ниодного не осталось. Вот на это надо обращать внимание. 
В контексте Бэйлена ничего нового добавить не могу, но попытаюсь сказать это еще раз более убедительно. Вы смотрели чемпионат мира. Вы видели, что результат, который мы достигли, во многом случаен. Мы могли бы проиграть немцам, мы могли бы проиграть казахам. Просто по игре нам немного повезло. Просто этот рыжий Глен -- такой, фартовый! Но ведь уступали 0:2 немцам и по ходу матчи совершенно справедливо могли проиграть. Мы делали такие грубые ошибки в обороне, что если бы не Миша Грабовский, кстати, согласитесь, в матче со шведами его не хватило, не Алексей Калюжный и Сережа Костицин – они исправляли ошибки всей команды, -- нас бы не пустили в плей-офф. И эта ситуация никак не изменится в ближайшие годы. Лично я вижу, что у нас нет защитников. Вот Коробов совершенно не вырос за последний год, он наоборот сбавил. Готовец? Остался на том же уровне. Денисов стабилен. Защитников -- раз-два и обчелся. Ну Граборенко, единственный, пожалуй, немного добавил. Но это такой мизер. На этот чемпионат мы собрали все самое лучшее, больше никого нет. Нет ни одного человека, которого бы не хотел, но не сумел привлечь Сафонов. Такого чемпионата больше не будет. Можете мне поверить. Такое было раз в жизни. Будет так, что не смогут, например, Коробов, Граборенко, Платт не приедет, по семейным обстоятельствам. Если говорить о защитниках, то если в сборную не приезжают два защитника, например, Денисов и Граборенко, то защиты у сборной нет. Некому просто играть. И эти люди не появятся в ближайшее время. Да, есть Ногачев, Лисовец. Но они добавляют в паре с хорошими защитниками. Тот же Бэйлен хорошо играет с Ногачевым, Крайчек хорошо подтягивает Горошко. Ребята добавляют, растут. Бэйлен, ему 25 лет, впереди Олимпиада, это хороший, веселый, общительный парень. Я когда смотрю на него, он напоминает мне Галустяна. Поднимает настроение. В твиттере сразу попытался написать новость, понятно, что он сделал это через гугл-переводчик, написал, что [получить белорусский паспорт] для него это большая честь. И, тем не менее, он попытался это сделать. И мне кажется, что надо это делать. В маленьких, единичных случаях это полезно. Это будет очень здоров для всех. Это Покович сказал, он очень человек скромный, и никогда журналистам не скажет «лишнего». Он мне сказал: «Если Бэйлену дадут паспорт, это будет такой подарок для сборной Беларуси, который вы никогда в жизни и не ожидали получить. Это будет защитник уровня Салея». 

Вопрос по Поковичу. Был Сикора, был Андриевский. В том году был маленький бюджет, команда проигрывала, но она проигрывала в одну-две шайбы. С приходом Поковича команда стала сыпаться – 5:1, 6:1, пошли тайм-ауты, мне кажется, что квалификация Поковича очень низкая.

- Я с вами в корне не согласен. Я ни в коем случае не хочу умалить заслуги Саши Андриевского, во многом он оказался заложником ситуации и формулы, которую он сам не принял. Если бы Саша сам, душой, принял эту формулу и решил, что нужно по ней работать и выполнять, то может быть, все бы получилось. Где-то на внутреннем уровне, на подсознании он ее отвергал, мне так кажется. Может, я ошибаюсь, но мне так показалось. Вот что касается Поковича – это очень грамотный специалист, это отмечают все игроки. Он основательно ведет тренировочный процесс, и он еще ни разу не готовил команду на предсезонке, поэтому вам рано что-то говорить. Он взял на себя эту формулу, он принял ее, он согласился по ней работать. И сейчас делает всё возможное, чтобы белорусские игроки росли. Он дает им шанс. Посмотрите, что сейчас происходит на льду. Вчера вышло первое звено: Дрозд – Павлович – Захаров. Сегодня выйдет звено: Елисеенко – Развадовский – Волков. Мы сыграли весь сбор в Чехии независимо от power-play или еще чего-то, все звенья находились на льду равное количество времени. Одно за другим. Только в последнем матче с Сочи впервые вышла бригада большинства. Может, это конечно и не совсем хорошо, но, тем не менее, он принял эту формулу и максимально старается дать шанс белорусским игрокам. Старается максимально раскрыть каждого из них, и максимально дать возможность сыграть равное количество времени. Потом начнется сезон, будем играть по счету, в любом случае будем стараться зарабатывать очки. Но Поковичу надо отдать должное в том, что он работает сегодня на белорусский хоккей, как никто из белорусских тренеров. Может «никто» это слишком категоричное заявление, но «как мало кто» – это точно. 

Вы считаете, Любомир Покович способен выполнить задачу по выходу команды в плей-офф? 

- Я считаю, что мы все должны верить в это и помогать ему. В том числе пресса и болельщики, потому что когда я читаю про себя гадости – мне плевать, выстою. Я знаю, я учился у хороших людей. Мой наставник в хоккейной отрасли Лев Контарович как-то сказал хорошую фразу: «Ты, Володя, любишь бить, люби и держать удар». Я уже полюбил эту ситуацию, нормально, когда меня бьют, но я не могу спокойно относится к тому, когда бьют моих коллег, когда ничего еще не случилось. Сезон еще не начался, еще только идет работа, и выходят статьи, в которых Поковича называют чуть ли не самым слабым звеном, и говорят, мол, хорошая селекция, хороший Бережков даже, хорошее это и то, но Покович – вот слабое звено. Знаете, это сталкивает лбами меня с Поковичем. Получается, Бережков провел селекцию, теперь мы посмотрим… Это Покович провел селекцию. Это он сказал: «Мне нужны эти игроки». Он просматривал видео, следил за их игрой. Я только контракты подписал. А вообще, если будет такое настроение, и будут появляться такие статьи, и если мы все не поверим – то ничего не выйдет. Понимаете, результат команды – это совокупность командного духа. Если мы все не станем командой и по-доброму не отнесемся к этому, то ни черта не будет. Потому что эмоции, настроение, информация передаются, в том числе, и игрокам на поле, и тренеру. Мне хочется вас всех призвать – и прессу, и болельщиков – поверить и помочь. 
Владимир Петрович, в первую очередь хочется сказать спасибо за то, что была проделана работа и выполнены мероприятия по подготовке к сезону. Вопрос хочу сформулировать с такого ракурса: в блоге, на портале газеты «Прессбол», вы выложили основные пункты своей дорожной карты, некоторые из них даже берут на себя функции федерации хоккея. Вопрос такой: а другие клубы чемпионата Беларуси работают над такими документами или нет?

- Они не работают над такими документами, более того, они очень ревностно относятся к тому, что другие над этим работают. Белорусский хоккей – это даже не болото, это болотище, настолько пронизаны ненавистью друг к другу субъекты хоккейного хозяйствования, настолько все друг другу желают неудач, что просто диву даешься. Я думал, что я знал это, но, когда я окунулся глубже, я понял, что я ни черта не знал. Все это происходит в гораздо большей степени. Все пронизано общим антогонизмом и эгоизмом. Эгоизм является доминантой взаимоотношений между клубами. Я понимаю, о чем вы говорите, но я ни в коем случае не хочу тянуть одеяло на себя. Не хочу, что бы «Динамо» было гегемоном и диктатором. Мы хотим построить систему таким образом, что бы все друг друга уважали. Не ломали через колено, а договаривались. Вот сейчас у меня ситуация с белорусскими хоккеистами – Бадуном, Волковым, Развадовским, Елисеенко. Казалось бы, все должны радоваться, что игроки прошли просмотр, близки к заключению контракта, что они имеют шанс заиграть в КХЛ. Как сказал Калюжный в прошлом году: «Игроки должны еще приплачивать за то, что они попадают в КХЛ». И клубы, которые отправляют игроков, тоже должны приплачивать, потому что их игроки попадают на витрину. В статусе хоккеиста четко прописаны все условия перехода, в том числе и то, что если «Динамо-Минск» продает игрока, которого он выкупил у клуба ОЧБ, то «Динамо» в первый год делится 50% выручки, во второй 25%, и так далее. Все это расписано. Все это было принято. Все это подписано. Тем не менее, идут такие торги, такие условия, причем, условия, с моей точки зрения, абсолютно неприемлемые. Например, если мы берем игрока «Юности», то мы не можем его потом отправить в свой фарм-клуб «Шахтер». Но я бы с удовольствием заключил бы такое соглашение и с «Юностью», если бы разрешили. Но КХЛ разрешает иметь только один фарм-клуб. В виде исключения нам дали два. Поэтому, я не могу игрока с контрактом отправить в «Юность». Все рассуждают только на одном уровне: «Он придет к вам, вы его опустите в Молодечно, он будет играть против нас и отбирать у нас очки». Очки-очки… Дико. Я не могу это понять, не могу это принять, и с этим нужно как-то работать. Что касается дорожной карты, и того, почему она с претензией на функции федерации, ну, наверное, вы сами ответили на свой вопрос.

У федерации есть единая программа развития? Я имею ввиду, на уровне министерства образования? Все школы занимаются по одной программе, или каждая школа составляет план только для себя?

- Да, такая программа есть, там прописаны определенные требования. Группы начальной подготовки, группы высшего спортивного мастерства, и все это не работает.

А программа обучения? Каждый тренер для себя составляет свой план занятий?

- Здесь нужно поставить в заслугу федерации хоккея то, что они перевели эту шведскую книжку. Почему в Швеции все так хорошо? Потому, что они начали с учебников. Грубо говоря, с этого букваря. Они сделали две книжки. Одна называется «Подготовка вратаря», другая – «Подготовка хоккеиста», где расписали все от А до Я, что он должен кушать в 7 лет, что в 12 лет и так далее. Там не только питание, как он должен спать, какие должны выполняться упражнения, как должны проходить тренировки.

Извините, но питание это сугубо индивидуальная вещь. Кто-то больше кушает, кто-то меньше, и это надо учитывать. Потому, что если одному ребенку покушать будет хорошо, другому то же самое пойдет во вред.

- Я имею в виду тренировки перед матчами. Перед игрой понятно дело надо есть макароны. Утром овсянку. Вечером рыбу и так далее. Самая большая проблема, что эти книжки у нас никто не читает. Вот приходит тренер после ВУЗов в хоккейную школу, он бросает шайбочку и – сами, дети, занимайтесь. У меня, мол, маленькая зарплата, 2.5 миллиона. Вот на 2.5 миллиона я и работаю. Мы в первую очередь в Молодечно дали денег для того, что бы они добавили зарплату тренерам. Тогда на эту должность можно приглашать специалистов на конкурентной основе. Сделали методическую группу, которая будет выезжать в Молодечно, ставить им там занятия, и потом контролировать… Запретили брать деньги с родителей, потому, что в таком случае родители командуют тренерами, кого ставить, а кого не ставить в состав. Размежевали возраста. Каждый тренер работает на одном возрасте главным, а на другом помощником главного. Из школы БФСО «Динамо» мы дадим им людей, и в Молодечно, и в Минске у нас будет по составу. Мы проделали такую работу, которую никто не делал. И не делает даже сейчас. В то же время, например, на дорожной карте расписаны школы Брестской области. Пружаны, Кобрин, Пинск – это школы без клубов. Нет цели у ребят. Не на кого смотреть. Мне рассказали, да и я посмотрел, как там работают тренеры – это ужас просто. Мы туда пошли, нам дают по рукам и говорят: «Это Брест». Школы закреплены за клубом «Брест». И сразу все начинают разговоры о том, что вы у нас заберете игроков, они вам будут принадлежать. Я говорю: «Ребята, если мы подготовим 50 игроков, то всем хватит. И клубам ОЧБ, и минскому «Динамо»». А если мы подготовим пять игроков, то за них будут все драться, набивать цену, и потом они будут искусственно вводится в состав «Динамо», благодаря формуле «6+1» получать места в команде. Формула «6+1» хороша, но только она бесполезна без этой работы. Она даже вредна. Потому, что если мы не подготовим качественных белорусских игроков, то все остальное – чепуха.

Сегодня заключительный день турнира памяти Руслана Салея. Что нам мешает пригласить на этот турнир побольше сильных команд из КХЛ?

- Я вообще оказался заложником обстоятельств. В апреле, когда пришел в клуб, у турнира был полный комплект. «Спартак», «Амур», чемпион Беларуси и «Динамо». Потом «умер» «Спартак», пришлось срочно искать команду. Нам тяжело было найти другую команду для турнира, обратился к Андрею Ковалеву: «У тебя Буцаев в друзьях, позвони, договорись». Я употребляю в речи сленг, все упрощаю, на самом деле все было не прямо так. Просто Андрей договорился с Буцаевым, и команда «Сочи» приехала. Если бы не было этого личного контакта, возможно, эта команда бы не участвовала. А с учетом отказа «Амура» и вовсе караул. Без титульного спонсора турниру будет крайне тяжело пригласить хорошие команды. Без призового фонда, без финансовых условий, которые могли бы привлечь команды, нет шансов. Хотя уже сегодня мы договариваемся о турнире следующего года, говорим о том, кто будет участвовать.

А что с Кевином Лаландом?

- Лаланд в ЦСКА же.

А для чего? Почему не продлили ему контракт?

- Есть некоторые внутри командные нюансы, касательно состояния команды. Отношения между игроками, вратарями, например. 

Есть версия что команда «сливала» Кевина, это правда?

- Нет. Команда его не сливала.

Почему вы решили, что именно Мильчаков составит пару Ларсу Хаугену?

- Самое интересное в том, что в прошлом году именно Мильчаков выиграл конкуренцию у Лаланда. Он выиграл ее в честной спортивной борьбе.

По поводу паспортизации можете еще что-нибудь сказать?

- Матерухин хочет получить белорусский паспорт, пришел ко мне, попросил, что бы я ему помог оформить белорусский паспорт. Но если это произойдет, то на законных основаниях. У Саши же супруга из Могилева, дети тоже белорусы. Он на месте регистрации на общих основаниях получит белорусский паспорт, но все равно не сможет сыграть за сборную, и по спортивному гражданству окажется легионером.

А насколько вероятно, что Александр получит паспорт?

- Очень вероятно. В связи с событиями на Украине, думаю, у него будут проблемы с въездом в Россию, всякой ерунды будет много вокруг этого паспорта.

А если у него будет белорусский паспорт, «Динамо» будет легче?

- Да, будет легче. Например, будет легче оформлять ему шенген, не надо будет делать ему регистрацию. На самом деле это очень тяжелый процесс. Вот американцы, им надо оформлять рабочую визу, делать регистрацию им и их семьям, делать временную прописку. Все это будет занимать массу времени. «Динамо» будет проще с Матерухиным, тем более, с паспортом ему будет легче найти другой клуб в КХЛ.