Нападающий минского «Динамо» Шарль Лингле рассказал, как проводит свободное время в Минске.

«В этом сезоне я живу в Минске один — жена Мишель и сыновья остались во Флориде. Когда сыновья в Минске, я нахожусь в постоянном движении. Они любят встречать меня после тренировки и атаковать вопросами: «Ну что, куда сегодня пойдем?».

В прошлом году мальчики ходили в минскую школу и были заняты делом, а теперь они учатся во Флориде, поэтому любой приезд в Минск — это каникулы. Ждут меня, чтобы сходить на ланч, прогуляться по торговому центру, покататься на коньках в «Замке», а потом повеселиться в игровой зоне.

В этом году у меня есть время закупаться продуктами и готовить у плиты в свое удовольствие. Обычно не приглашаю на ужин других легионеров, потому что знаю: парни любят посидеть в ресторанчиках в центре.

В этом сезоне моя компания на обедах и ужинах — это Марк-Андре Граньяни, Юнас Энрот или Джек Скилле. Если не хочется ужинать в одиночестве, всегда можно позвонить Марку. Этот парень не любит готовить, поэтому постоянно соглашается выбраться в центр.

Наш ужин обычно растягивается часа на два, не меньше. Болтаем с ребятами и обсуждаем новости. Самая популярная тема — это тяжелые тренировочные кэмпы и странные для нас, североамериканцев, подходы, которые практикуют менеджеры некоторых клубов КХЛ.

Например, у меня не укладывается в голове, зачем селить на базе взрослых хоккеистов и таким образом пытаться их контролировать. В Канаде такого нет. Неужели менеджеры действительно верят, что это как-то поможет улучшить дисциплину? Я не знаю, как в этом году, но пару лет назад игроки ЦСКА точно ночевали на базе за день до игры, в день матча и после него.

Возможно, в 60−70-е спортсмены и выпивали много алкоголя, но за эти годы хоккей серьезно изменился. Сегодня никто из профессионалов такого себе не позволяет. Мы с ребятами часто обсуждаем подобные воспитательные меры и не можем найти объяснений, как жизнь вне дома способна повлиять на результат. Скорее, это просто говорит о недоверии», - цитирует игрока sport.tut.by.