Нападающий минского «Динамо» Шарль Лингле рассказал, с какими трудностями сталкиваются легионеры в КХЛ.

«Тяжелее тем североамериканцам, которые прилетают в Минск прямиком из Канады или США. Первый шок поджидает иностранцев, когда они приходят в обменные пункты и получают абсолютно незнакомую валюту.

Я провел в Беларуси пять лет, но все равно постоянно перевожу в уме местные цены в доллары, считаю на калькуляторе и судорожно пытаюсь понять, что и сколько стоит в белорусских рублях.

Россия шокирует намного больше, чем Беларусь. Чего только стоят воспоминания о продуктовых магазинах в Нижнем Новгороде. Я привык ходить за покупками спокойно и расслабленно: кассир пробивает товар, другой сотрудник помогает укладывать покупки в сумки.

Шопинг в России больше похож на спринт: надо максимально быстро выложить продукты на ленту, затем молниеносно загрузить их в пакеты, потому что следом уже стоит нервный человек, который ждет очереди и одним взглядом поторапливает тебя.

Там никто не придерживает двери — возможно, в Минске с этим тоже есть проблемы, но, по-моему, в Нижнем с культурой похуже. Не хочу давать оценок, просто описываю ту реальность, которую увидел.

Все эти легионерские проблемы звучат довольно глупо. Но, поверьте, мы действительно растеряны, если не понимаем, что за рыба в упаковке. В 2010-м не было столько гаджетов и приложений, которые помогали бы ориентироваться. Я просто тыкал пальцем в незнакомый продукт, пробовал его и надеялся на лучшее.

Теперь я являюсь таким же опытным советчиком для новичков «Динамо», каким в свое время для меня был Бернд. Самый распространенный вопрос, который парни задают в первые дни в Минске: «Зачем представители клуба забрали мой паспорт, что они собираются с ним делать?» Паспорт — очень важный и личный документ, поэтому иностранцы оказываются в недоумении.

Я объясняю, что менеджменту надо сделать регистрацию и оформить визы для выездов за границу. Мог бы, конечно, в шутку называть другие причины, но предпочитаю не шутить на тему документов.

Помимо этого, игроки задают много бытовых вопросов. Спрашивают, сколько стоит съемное жилье, где лучше снимать квартиру, почему ее лучше снимать именно там, а где я снимаю квартиру и тому подобное. Многие легионеры селятся по соседству, я же всегда ориентируюсь на интересы семьи.

Например, в прошлом году сыновья ходили в международную школу, поэтому нам было удобнее жить рядом с ней. В этом сезоне я снял апартаменты поближе к центру города.

Белорусские хоккеисты сразу предупредили меня: если хочешь снять жилье по вменяемой цене, попроси помочь с поисками русскоговорящего человека. Первый год я плохо ориентировался в местных расценках и снимал неоправданно дорогое жилье.

У одноклубников просто отвисала челюсть, когда они узнавали стоимость аренды. Зато сейчас я уже опытный и с каждым годом нахожу все более дешевые предложения.

А еще я всегда предостерегаю новичков «Динамо» от коварных таксистов. Они быстро распознают в нас иностранцев и заламывают нереальные цены на поездки.

За столько лет я уже ознакомился с примерными расценками и не ведусь на обман. Всегда прошу водителя включать счетчик и заранее интересуюсь, во сколько примерно обойдется поездка. Если вижу, что цена сильно завышена, отвечаю: «Удачи, друг, я подожду другую машину». 

Здорово, что сейчас в Минске есть Uber, так что вероятность оказаться обманутым все меньше. Иногда сажусь на автобус номер один и еду прямиком на арену.

Для меня не проблема воспользоваться общественным транспортом, правда, за все годы так ни разу и не спустился в метро — к сожалению, оно не едет в направлении «Минск-Арены». 

Проще всего в Беларуси освоиться чехам. Уже через три месяца они начинают говорить по-русски. Дольше других к Минску привыкал Эвандер Кейн. Этот канадец появился в «Динамо» в сезон энхаэловского локаута. В 20 лет у него за плечами было два сезона в НХЛ.

Я не осуждаю этого талантливого хоккеиста, но все же надо признать: он вообще не напрягался, чтобы как-то зарекомендовать себя в Беларуси. Кейн просто ждал зарплату и считал дни, когда можно будет вернуться за океан.

Тяжело было и Ларсу Хаугену. Он никак не мог нащупать свою игру. Примерно в то же время «Динамо» подписало Кевина Лаланда, у которого надо было выигрывать конкуренцию.

Помню, первое время Ларс боролся с неуверенностью и обстоятельствами. Большинство парней, которые заключают контракт с «Динамо», со временем все-таки приспосабливаются к местной культуре и проникаются атмосферой Минска», - цитирует игрока sport.tut.by.