Нападающий минского «Динамо» Шарль Лингле рассказал об отношениях внутри команды.

«Все в курсе, что главный весельчак — это Саша Кулаков. Я не понимаю, что он говорит, но это нескончаемый поток историй, которые начинаются в раздевалке, а потом доносятся из душа. Саша постоянно что-то рассказывает, а парни слушают и угорают.

Если юмор Кулакова подхватывает Андрей Степанов — это комбо. Андрея не было на прошлом чемпионате мира в Париже, и в раздевалке чувствовалось его отсутствие. Даже Саша Кулаков был немного не таким без своего спарринг-партнера по юмору.

Самым общительным и открытым из иностранцев был, пожалуй, Райан Веске. Он очень умный и наблюдательный парень, который запоминает мельчайшие детали. У Райана всегда была припасена история на случай, если надо было рассказать, как все происходило раньше. Но, честно говоря, никто из динамовцев даже близко не приближается по качеству юмора к Степанову и Кулакову. У этих парней космический уровень.

Йере Каралахти никогда не рассказывал диких историй из своей жизни. Конечно, мы знали, что он суперзвезда в Финляндии. Там все его похождения были на обложках журналов, но в Минске Каралахти не хотел никаких обсуждений, а просто стал в раздевалке своим парнем.

У женщин много лет объектом восхищения был Лаланд. Все просто обожали Кевина. Потом внимание болельщиков переключилось на Скривенса, теперь в топе Энрот. Большая часть зрительской любви достается голкиперам, потому что они на виду, им приписывают многие победы и успехи команды. Этих ребят считают идолами.

Но я не могу сказать, что в «Динамо» есть тусовщики или ловеласы. Например, Марк-Андре все еще не женат, но он не ходит на вечеринки или свидания, не пьет алкоголь в течение сезона, потому что сосредоточен на хоккее и четко следует расписанию. У него просто не остается времени на развлечения.

Из всех иностранцев я главный динамовский долгожитель, к тому же по паспорту я белорус. Пускай у нас с «Динамо» не самая простая история взаимоотношений — это уже мое третье подписание. Но я всегда открыт к диалогу и готов возвращаться в Минск. Странно, правда? Когда этим летом сказал жене, что снова планирую переехать в Минск, Мишель не поверила: «Не может быть! Опять в «Динамо»? Ты шутишь!»

Но все же она была рада моему новому контракту, потому что жена любит Минск не меньше меня. Теперь она работает в Америке, а дети ходят там в школу. Мы решили, что срывать их с места — не лучшая идея.

Только не думайте, что на этот раз я не привез семью в Минск, потому что опасаюсь очередного расторжения контракта. Кстати, сегодня Мишель спросила у мальчишек: «Хотите остаться во Флориде или навестить папу в Беларуси?» Они хором сказали: «Конечно, мы бы хотели в Беларусь!»

Болельщикам сложно понять, как кто-то из нас может не прибыть в команду, если получил паспорт. Я не хочу указывать пальцем на отдельных хоккеистов и осуждать их. Но, возможно, белорусы затаили обиду на Джеффа Плэтта после того, как в 2015 году он отказался приезжать в национальную команду из-за свадьбы.

То, что мы получили гражданство, конечно, не делает нас подневольными и не обязывает быть в сборной при любых обстоятельствах. Но лично я испытываю огромное желание добиться чего-то значимого именно со сборной Беларуси.

Вы не представляете, как велико было это желание в матчах Олимпийской квалификации. Хотелось выиграть что-то, чем могла бы гордиться вся страна. Возможно, люди это видят и поэтому считают меня своим парнем.

В этом году я тоже приехал на чемпионат мира и, поверьте, не только за тем, чтобы поучаствовать в ярмарке игроков и обзавестись новым контрактом. Я был уверен, что продолжу выступать в Германии, где отлично себя зарекомендовал, поэтому приехал за эмоциями.

Я слышал про невероятную атмосферу чешского чемпионата мира, где белорусы обыгрывали даже американцев. Команда была на подъеме, и я хотел пережить нечто подобное. Я ведь рос в Канаде, которая живет атмосферой хоккейных побед. Пусть парижский чемпионат и получился совершенно другим, но мы остались в элите. Из года в год Беларусь держится в топ-дивизионе, а это отнюдь не мало.

Зачем год назад я хотел оформить для своих сыновей белорусское гражданство? Никто не знает, что будет завтра. Мне кажется, что Восточная Европа стремительно развивается. Возможно, через пару лет здесь будет сосредоточен большой бизнес. Я всегда смотрю на перспективы. Тем более белорусский паспорт избавил бы нас от необходимости открывать белорусскую визу.

Знаете, для меня Беларусь — очень гордая страна. Люди гордятся красотой своих городов, им важно, как их поведение и поступки будут выглядеть со стороны. Возможно, белорусы не получают высоких зарплат, но они гордятся той работой, которую выполняют. Местные жители почти никогда не позволяют себе появиться в общественном месте пьяными или безобразно одетыми, и мне это очень нравится», - цитирует игрока sport.tut.by.