Корреспондент «Советского спорта» встретился с форвардом «Вашингтона» Михаилом Грабовским, который объяснил, почему его Белоруссия не едет на Олимпиаду, и признался, что больше всего ценит те матчи, когда играл вместе с Павлом Дацюком.

 

«НРАВИТСЯ ИМЯ ДЖАГГЕР»

– Мне нравится в «Вашингтоне» уже потому, что я тут играю, – сказал Грабовский.

Правда, нужно заметить, что именно сейчас Миша не выступает из-за травмы.

– Новая атмосфера, команда. Уже забыл, когда получал такое удовольствие от хоккея. И партнеры тут замечательные. Нам нужно только чуть прибавить, и тогда вообще все будет прекрасно.

– У вас и в «Торонто» сложилась отличная тройка с Макартуром и Кулеминым.

– Это правда. В то время мне доверяли играть. Кстати, Макартур – один из самых хороших партнеров в моей карьере. Понимали друг друга идеально.

– А города сильно различаются?

– Более спокойно в Вашингтоне. В Торонто я жил в центре, где вечные пробки и много людей. А тут снимаю дом в Арлингтоне, где у нас тренировочный каток. Да и детям удобно в школу ходить.

– Вы назвали сына Джаггером. Так любите «Роллинг Стоунз»?

– Это даже не в честь Мика Джаггера. Просто очень понравилось имя. Да и хит есть «Moves like Jagger». Правда, песня вышла уже после того, как у нас родился сын.

 

«ЗВАЛИ В ЦСКА И «АК БАРС»

– Вы собираетесь продлить контракт с «Вашингтоном»?

– Мой агент Гари Гринстин разберется в этом вопросе. А мое дело – играть. Нужно отработать этот сезон до конца и помочь «Кэпиталз».

– Начало сезона получилось таким бурным, что вы даже шли в лучших бомбардирах НХЛ. Это эффект неожиданности?

– Просто соскучился по хоккею. Мне дают игровое время, и я открываюсь. Очень приятно, когда тебе доверяет тренер. Но я могу еще лучше выступать.

– Уверен, что летом вас звали в КХЛ.

– Возникали варианты, конечно. Спасибо ЦСКА и «Ак Барсу» за то, что проявили ко мне интерес. Но все шло через моего агента, поэтому не знаю подробностей. И вообще не думал об этом. Моя мечта – выступать в НХЛ. Семья живет в Северной Америке. Еще хочется поиграть в лучшей лиге мира.

– Когда вы открываете таблицу КХЛ, на что сразу обращаете внимание?

– Понятно, что на минское «Динамо». Еще слежу за ЦСКА и «Нефтехимиком», где играл. Интересны «Трактор» и «Авангард», потому что там выступают братья Костицыны.

– А чем вам запомнились полгода в ЦСКА во время локаута?

– Тем, что играл вместе с Дацюком. Многому учишься, когда оказываешься рядом с таким мастером. Да и пошел к армейцам, потому что там подписал контракт Паша. А еще были Радулов, Григоренко – очень интересный состав.

 

«ОБИДНО, ЧТО БЕЛОРУСЫ НЕ В СОЧИ»

– Насколько важен для Беларуси чемпионат мира?

– Это главный спортивный турнир в истории страны. Организация будет на высшем уровне. Да, играем после Олимпиады, но жду приезда хороших хоккеистов. И верю, что Беларусь выступит удачно. Не хочу загадывать, но наши болельщики хотят праздника. У меня все мысли с «Вашингтоном», нам нужно исправлять ситуацию и попадать в плей-офф. Но если не сложится, я бы с удовольствием выступил на домашнем чемпионате мира. Такое бывает раз в жизни – как и Олимпиада в Сочи для россиян.

– Жаль, белорусы туда не попали.

– Это очень обидно. Мы сами виноваты, потому что неудачно выступали на прошлых чемпионатах мира…

– Имели невысокий рейтинг ИИХФ.

– Но я надеюсь, что Олимпиада в моей карьере еще будет.

– Вы приезжали туристом в Ванкувер. А в Сочи не собираетесь?

– Там ведь рядом было, в Канаде. И выступала сборная Белоруссии. А теперь нет смысла лететь через океан. У меня в олимпийском перерыве будут свободные дни, и я проведу их с семьей. Отдохну, потренируюсь. Нужны силы на финиш чемпионата, чтобы попасть в Кубок Стэнли и обыграть «Торонто» в полуфинале, – улыбается Грабовский.

– У вас все сурово в Беларуси. Только хоккеисты плохо сыграют – и сразу же попадают под жесткую критику. Это вас подстегивает?

– Так и надо судить. У нас маленькая страна. Но все мы хотим больших результатов. Хоккеистам нужно делать свою работу, а критики всегда много. Обижаться не нужно. Для своих же болельщиков играем. Все в нас верят, поддерживают. И если ты знаешь, что полностью выложился на льду, зачем переживать из-за чужих слов? Пусть говорят – есть передача такая…