Заслуженный тренер Республики Беларусь Анатолий Варивончик недавно отметил 60-летний юбилей. Корреспондент belarushockey.com Игорь Попеня встретился с юбиляром, чтобы вместе с ним вспомнить дела минувшие, обсудить настоящее и помечтать о будущем. Беседа, надо сказать, вышла содержательной и разноплановой.

 

«Я не был лучшим среди всех мальчишек своего возраста, но удалось чего-то добиться благодаря усердию и работоспособности»

- От редакции сайта belarushockey.com поздравляю вас с юбилеем, Анатолий Михайлович! Как планируете отмечать? Игра в четверг, матч в субботу, плотный график… (интервью состоялось 14.01.2016 г.)

- Спасибо. Конечно, на первом месте наша работа, наши матчи, но между играми «поохотимся» в «Королевской Охоте» (смеется). Я пригласил мужскую компанию, надеюсь хорошо пообщаться, поужинать. Думаю, и ребята должны мне подарок преподнести своей игрой и результатами (улыбается). Тем более 16 января с «Юностью» играем дома, перенесли игру в Гродно, чтобы сыграть три тура на своем льду, а потом отправиться в Гомельскую область на игры с «Гомелем» и «Металлургом».

- Для вас день рождения – это веселый шумный праздник или душевный вечер в компании близких людей?

- Думаю, будет уютная доброжелательная атмосфера без шума и гама.

- 60 лет – большой путь. Какие основные этапы могли бы выделить?

- Все эти этапа взаимосвязаны между собой. Всё это время я работал в одном направлении: вначале я работал на то, чтобы достичь определенного уровня как игрок, а далее началась вторая жизнь, после активной жизни спортсмена пришлось перестраиваться на новом тренерском поприще, проявлять себя заново.

- После игровой карьеры вы стали тренером по методической работе в минском «Динамо»…

- В этой должности я всего месяца четыре поработал, а затем меня пригласили в Гродно, здесь решили создать профессиональную команду. До тех пор там была команда на уровне коллективов физкультуры, любительская. Это мой второй жизненный этап. Когда ты играешь в хоккей, о тебе заботятся, тебя накормят, напоят, скажут, куда бежать, что делать – только выполняй. Когда заканчивается игровой период, начинается совсем другая жизнь, к которой некоторые оказываются не готовы. Кто-то остается наплаву, кто-то растворяется. Для меня этот период был сложным, но мне, как и вначале спортивной карьеры, где я не был лучшим среди всех мальчишек своего возраста, удалось чего-то добиться благодаря усердию и работоспособности. Ведь в автозаводской секции хоккея я не был лучшим, я плохо катался, но у меня было желание чего-то добиться. Как говорят, успех – это 90 процентов работы и 10 – таланта.

После окончания игровой карьеры я хотел что-то доказать, чего-то добиться, и у меня в этом плане пошло хорошо. Я удовлетворен своей и игровой, и тренерской карьерой. В бытность игроком я прошел путь от чемпионата республики через вторую и первую лигу СССР до высшего дивизиона чемпионата Союза. Да, там мы постоянно балансировали на грани вылета, были очень сильные команды, но даже неудачные матчи очень многое давали в плане уверенности, мастерства по сравнению с тем, если бы ты обыгрывал более слабых соперников. В качестве тренера я тоже начинал со второй лиги, потом была первая лига, переходные матчи за попадание в высшую лигу чемпионата СССР.

В сборной команде Беларуси, думаю, я тоже оставил свой след, мы впервые попали на Олимпиаду среди всех игровых видов спорта республики. Проложить такую дорожку, стать пионерами тоже важно. На Олимпиаде мы выступили, считаю, на уровне. А затем в какой-то период я решил сменить клуб. Почему? Потому что, проработав большой отрезок времени в Гродно, где в тот момент я был и главным тренером, и председателем клуба одновременно, были сложные времена, и я решил взять паузу. Может это решение было и неправильным, может стоило разделить обязанности, а я решил вообще отдохнуть. После этого пришлось уехать на некоторое время в Гомель, а потом снова вернуться в Гродно, но в качестве второго тренера. Затем я стал начальником команды. Честно говоря, мне эта работа понравилась, окунулся в свою стихию, для меня эта работа была не новой.

- Чем вам нравится работа начальника команды?

- Здесь много сложностей, наверное без них не было бы интереса (улыбается). Конечно, хотелось бы больше стабильности, как и любому руководителю, работающему в нашей стране. Но не всегда получается так. Приходится много общаться, много ездить. Иной раз получается, иной раз – нет. Но добиваемся своего.

 

«Иной раз хочется просто не смотреть на игры «Немана»

 - Не скучаете по тренерской работе?

- Нет!

- Так однозначно и уверенно ответили.

- Да. Всему свое время. Некоторые люди могут и до 60 лет работать тренером, переживать. В хоккее без эмоций нельзя, когда тренер просто стоит и созерцает то, что происходит на льду, не отдает свою энергию подопечным, это неправильно. Для себя я решил в какой-то момент, что пора отойти от этих эмоций, и к тому же были свои причины, связанные со здоровьем.

- Наблюдая теперь за матчами со стороны, с гостевой ложи, эмоций меньше испытываете?

- Знаете, иной раз хочется просто не смотреть на игры. Когда команда уезжает на выезд, теперь можно и через Интернет смотреть, или по телевидению. Но я не могу смотреть. Я включаю Интернет и периодически подхожу к компьютеру и смотрю только счет. Здесь, в Гродно, когда играем, очень переживаю все равно. Я думал, что будет проще сверху смотреть. Может еще зависит от того, как команда играет. Отработав столько времени в хоккее, уже с первых минут видишь, по какому сценарию могут развиваться события матча. Порой эти чувства не обманывают.

- Вам как бывшему тренеру хочется порой вмешаться в работу главного тренера команды или воздерживаетесь от каких-либо комментариев?

- Наверное будет неправильным, если я буду вмешиваться в процессе игры, а вот после матча можно сесть и обсудить, что-то подсказать. Я выслушиваю разбор игры со стороны тренерского штаба, высказываю свои мысли. Считаю, это нормальная работа.

- А в бытность тренером вы были демократичным наставником или как говорят тренером-диктатором?

- Диктатором не был, но любил, чтобы была дисциплина не только на площадке, но и в быту. Я сам старался этого придерживаться и требовал от своих подопечных. Порой бывало, конечно, перебарщивал, без этого, наверное, тоже нельзя.

- С легкостью ли вы признаете свои ошибки, если по прошествии времени понимаете, что где-то были не правы?

- Признаю.

«Если тренировка прошла без драки, значит это плохая тренировка!»

- А каким вы были в качестве игрока?

- Вспоминаю, еще мальчишкой я пришел в команду мастеров и мне тренер говорит: вот ты идешь, защитник соперника владеет шайбой, он отдал шайбу, но ты все равно играешь в него. Я как игрок должен выполнить задание тренера и услышать его. Я до сих пор слышу это задание:) Доставалось, конечно, мне порой, многие опытные игроки могли и клюшкой встретить. Коровкин был такой защитник, по-моему в Ухте играл. Стоим на льду как-то вместе, он спрашивает: я же давно уже шайбу отдал партнеру, почему в меня играешь? Отвечаю: получил задание тренера, выполняю. Конечно, горячность была. Без эмоций, борьбы, страсти в хоккей играть невозможно! Я таким и был.

- Могли и подраться?

- Конечно! Всего хватало, мы даже на тренировках дрались. Нам раньше говорили: если тренировка прошла без драки, значит это плохая тренировка! Это было нормальным явлением. Потом выходили, пива попьем и снова друзья:)

- А в своей тренерской работе использовали принцип «Тренировка без драки – не тренировка»?:)

- Когда я работал, всегда своим подопечным говорил, что это нормально, когда человек заводится во время тренировки, может проявить эмоции. Но сейчас таких моментов все меньше и меньше. Теперь даже в некоторых играх немного силовой борьбы, это, наверное, неправильно. Хоккей – мужская игра, без жесткости нельзя.

- Можно ли сравнить хоккей советских времен и современный?

- В наше время это был наш хоккей, и мы так играли. В настоящее время другой хоккей. Мы не сыграем лучше их теперешних. Мы жили в разное время, были разные правила в разное время. Например, раньше силовые приемы были разрешены только в своей зоне, меньше борьбы было. Теперь больше борьбы, где-то площадки меньше. Всё движется вперед, хоккей стал более скоростной, лучше броски стали, смотрите, какие клюшки теперь, коньки, обмундирование. Такого раньше не было. Я с удовольствием смотрю нынешний хоккей – и НХЛ, и КХЛ, и наш белорусский чемпионат.

- Вы провели всю игровую карьеру в минском «Торпедо», которое было переименовано в «Динамо». Как отнеслись к возрождению команды? Считаете ли современное «Динамо» близкой для себя командой?

- В любом случае считаю себя динамовцем. Хотя теперь можно сказать, что гродненский период работы по годам перевесил тот жизненный период, но все равно я считаю себя динамовцем. Там я начинал формироваться, расти как игрок. В то время мне попались хорошие тренера, партнеры, с которыми я играл. Они меня всему учили: как играть, как готовиться к играм, а порой и как отдыхать вне хоккея:) Может где-то и правильные моменты, а где-то и неправильные… В любом случае я через это прошел. Если бы все происходило иначе, возможно я и не состоялся бы в том виде, в каком я есть теперь. Но все должно быть в меру.

«В Электренае у «Прогресса» были свои болельщики, меня там и спустя 20 лет узнают»

- Расскажите, как оказались в Гродно. Ведь вы родились в Марьиной Горке, а игровую карьеру провели в Минске.

- Впервые в Гродно я оказался в 1988 году. В январе того года меня провели на тренерскую работу, и до весны я работал в минском «Динамо» у Крикунова тренером по научной работе. В Гродно в то время была команда КСМ, которая была неоднократным чемпионом среди коллективов физкультуры. В КСМ работал Леонид Коток, который понял, что его команда переросла уровень любительских коллективов. Он убедил свое руководство (тогда председателем области был Арцименя, а за спорт отвечал Колоцей), что нужно создавать профессиональную команду.

Возник вопрос, какую команду. Тогда вспомнили, что в Минске есть команда ШВСМ. Там было много игроков, которым не находилось места в минском «Динамо». Коток приехал в Минск, уговорил меня переехать в Гродно, поговорил с Крикуновым, чтобы эту команду из Минска перевезти в Гродно. Получили добро. Меня познакомили с Колоцеем, Старовойтовым, поехали в колхоз «Прогресс» в Вертелишках, где работал Александр Иосифович Дубко. По поручению председателя облисполкома просили Дубко, чтобы колхоз взял на себя выплату зарплат игрокам, остальные расходы легли на областной бюджет. Вот так была создана команда, которая называлась сначала ШВСМ-«Прогресс», потом просто «Прогресс» и в конце концов «Неман». Нужно отметить большую роль Александра Дубко, человек ходил на хоккей, вникал в вопросы, помогал, шел навстречу.

- То есть новая команда была создана скорее на основе минского ШВСМ, а не гродненского КСМ?

- Многие игроки – Леня Фатиков, Саша Алексеев, Путиленко, Аминов, Галимуллин и другие – влились в новый состав из КСМ. Первый сезон мы отыграли в Минске, потому что в Гродно не было условий. Потом нам там отказали, мол, льда мало, забираем время у детских школ, мы поехали в Литву, в Электренай. Два сезона мы отыграли в Электренае. В тот период мы уже вышли в первую советскую лигу, принимали в Литве команды первой лиги, в Вильнюсе встречали соперников, привозили в Электренай. Там же тренировались и большую часть времени проводили. И лишь в 1991 году мы сыграли первый матч в Гродно.

- То есть в те годы команда в каком-то смысле больше литовская была.

- Нас там очень хорошо знали, за нас уже болели местные болельщики. Много болельщиков приезжало и из Гродно, тогда ведь не было границ между Беларусью и Литвой. Я приехал туда спустя 20 лет, до сих пор узнают меня. Там две женщины работали на заливочной машине, одна из них до сих пор работает. Там же, в Электренае, мы пережили путч, когда танки вошли в Вильнюс. Тогда я уже понял, что пора переезжать в Гродно, не очень спокойно становилось.

 «Что там, договорная игра?» – «Нет, Александр Григорьевич, но зато теперь за нас вся Япония болеть будет!»

- Вы рекордсмен по количеству матчей у руля национальной сборной Беларуси. Помните свой первый поединок в качестве главкома сборной?

- Да. Это был турнир в Киеве. Мы там заняли первое место. Знаете, волнение присутствовало, но все шло как-то не сказать, чтобы гладко, но особых сложностей не было. После этого турнира мы поехали на олимпийскую квалификацию в Латвию. Там латыши собрали очень хорошую команду, Озолиньш из НХЛ даже приехал, тогда он был в расцвете сил. Мы их 4:1 обыграли. Затем поехали в Австрию, и уже после австрийской квалификации попали на Олимпиаду в Ногано.

- Какой матч назвали бы самым памятным у руля сборной?

- В Австрии, когда мы завоевали путевку на Олимпиаду, у нас оставалось два дня, потому что третья команда играла стыковой матч с третьей сборной из другой группы, мы на всякий случай оставляли такой зазор. Мы выполнили задачу раньше. Я всю ночь не спал, положительные эмоции, прилив сил, все звонят, поздравляют! Вот эти переживания помнятся. А самый памятный матч – первая игра на Олимпиаде. Тогда бы обыграли французов 4:0. Потом немцев победили 8:2, а в последнем матче предварительного раунда сыграли вничью с японцами. Звонит президент: «Что там, договорная игра?» – «Нет, Александр Григорьевич, но зато теперь за нас вся Япония болеть будет!» (смеется) На самом деле японцы оказались очень исполнительными, сыграли дисциплинированно, у них тренер канадец был, сложно было против них. Вот эти первые олимпийские матчи запомнились.

Те люди, которые едут на Олимпийские игры второй-третий раз, понимают, что это такое, я же ехал спокойно, просто как на ответственное соревнование. Если бы я себя накручивал, осознавая всю ответственность, наверное, только хуже было бы мне и команде. Спокойствие мое должно было передаваться и подопечным. После этого был чемпионат мира в Швейцарии, но после Олимпиады эти впечатления померкли. Ведь это были первые Игры, когда в НХЛ сделали паузу, и все лучшие игроки мира смогли принять участие в турнире. Там же присутствовал и президент, когда мы вышли в основной раунд. Спорт – это большая политика. Я тогда был еще молодым тренером, а Александр Григорьевич начинал свою политическую карьеру. Мы старались способствовать международному имиджу страны на международной арене.

- Президент встречался с хоккейной сборной, интересовался делами?

- Да, Александр Григорьевич встречался с командой. Помню, при встрече у меня спрашивает: «Ты чего такой бледный?» - «Я не могу подстроиться, тут 8 часов разницы! Часовой пояс мешает полноценно отдохнуть» (смеется) Даже когда я был игроком, в последние годы карьеры даже два часа разницы во времени на меня действовали отрицательно.

«Зритель идет смотреть не только на эмоционального Михаила Захарова, но и на 14 человек, которые прошли школу КХЛ»

- В качестве главного тренера «Немана» вы побывали на всех местах пьедестала и чемпионата Беларуси, и Восточно-Европейской хоккейной лиги - ВЕХЛ. Нет сожаления, что такая международная лига распалась?

- Мы создали ВЕХЛ, когда нам негде было играть. Там было белорусское, латвийское и украинское представительство. Три школы хоккея, у каждой свой стиль, это общение, это учеба, это движение вперед. Когда ты в своем белорусском соку варишься, через год-два-три это приедается. Почему в НХЛ много игроков-иностранцев играет? Почему в КХЛ сейчас команды из самых разных стран? Такой хоккей имеет свой вкус, потому, считаю, нужно привлекать зарубежные команды, расширять представительство клубов, это будет интересней для зрителей.

- Вы как человек приближенный к федерации можете сказать, есть ли в ближайшие годы обозначенные перспективы?

- Мы об этом постоянно разговариваем, держим руку на пульсе. Есть определенные сложности на Украине, как всем известно, есть сложности в Латвии. Латыши до сих пор хотят в наш чемпионат, но у завода-спонсора трудности. Плюс мы хотели привлечь Смоленск, но препятствия на уровне российской федерации хоккея.

- Еще недавно в чемпионате Беларуси был лимит на зарубежных игроков – два хоккеиста, теперь пять легионеров могут быть заявлены. Как относитесь к расширению лимита?

- От этого мы только приобретаем, в том числе и зрительский интерес. Зрителя не обманешь. Сужу по своей команде: когда болельщик голоден по хоккею, он ходит при любом раскладе, зрителей битком. Потом болельщики стали разбираться в игре, следят за составами команд, для них важно, кто пришел-ушел, кто приезжает играть в составе соперников. И зрители идут посмотреть на конкретных игроков, в том числе в составе приезжей команды. Когда приезжает «Юность», например, идут смотреть не только на эмоционального Михаила Захарова, но и на Корсо того же, на 14 человек, которые прошли школу КХЛ.

«Хотелось бы, чтобы «Неман» догнал «Юность» по трофеям»

- Какие ваши хоккейные мечты уже сбылись, а каким еще предстоит сбыться?

- Оглядываясь на то, как развивалась моя карьера, я понимаю, что ничего не менял бы. Единственное, у меня был период в карьере, когда можно было уйти дальше играть. В Уфе мы играли финал молодежного чемпиона Союза, на меня обратили внимание тренеры сборной.  Я служил в армии, и меня хотел забрать к себе московский ЦСКА. Но руководство тогда еще «Торпедо» попросило меня оставить в Минске, мол, единственный белорус в составе, а в ЦСКА, мол, таких игроков из всего СССР хватает. Вот был такой шанс, хотя и сложно было бы попасть в состав, закрепиться, но не получил даже такой возможности попробовать.

В тренерской карьере не достиг того, чтобы команда, которой я руководил, играла в высшей лиги чемпионата СССР. А так… На Олимпиаде был, сборной руководил… Чего бы еще хотел? «Юность» шесть раз была чемпионом Беларуси, мы – пять, минчане дважды выигрывали Континентальный кубок, мы – один раз. Хотелось бы, чтобы «Неман» догнал столичную команду. Время еще есть для этого, к тому же с тем вниманием, которое уделяется хоккею в области. Гродненскому спорту всегда везло на хороших руководителей. Здесь можно всех губернаторов перечислять, в том числе теперешнего руководителя области Владимира Васильевича Кравцова, который регулярно посещает матчи, разбирается в хоккее, с пониманием относится к нашим проблемам и помогает по мере возможностей.

- Вижу, «Юность» для вас – хороший раздражитель и ориентир…

- Перед Континентальным кубком я говорил, что «Юность» - наш ориентир, минчане дважды завоевывали трофей. Вот и мы попали в финал и выиграли. Хотя много было разговор, мол, у «Немана» соперники по финалу слабые. Почему слабые? В полуфинале мы с «Анже» играли, французы – сильная команда, 10 легионеров. Поляки, «Санок» - 12 легионеров, британский «Белфаст» - там 15 канадцев в составе. Еще важно приехать на соревнование в оптимальной форме, оптимальном составе, настроить ребят. Это все присутствовало у нас, пусть даже мы где-то уступали в мастерстве, мы другим брали.

- Если пофантазировать, при неограниченных возможностях, кого бы из современных игроков мечтали видеть в «Немане»?

- Из любых игроков, выступающих сеййчас? Первое, что приходит на ум, мне очень импонирует Павел Дацюк. Я люблю игроков, которые в меру жесткие и мыслящие. Не могу сказать, что у Дацюка есть достаточно жесткости, но в плане мышления – это мастер своего дела, на него всегда приятно смотреть.

«Сашу Андриевского приглашал работать в Гродно, перед тем, как приехал Спиридонов»

- Какие люди сыграли определяющую роль в вашем становлении как человека и как профессионала?

- Первый мой тренер, которого уже нет в живых – Борис Аркадьевич Черчес. Мы занимались на автозаводе. Я не могу считать его профессиональным тренером, просто раньше было много мальчишек, увлеченных хоккеем, и людей-энтузиастов, которые их тренировали. Вот Борис Аркадьевич своим энтузиазмом и увлек. Потом я попал в «Торпедо», там встретил Анатолия Васильевича Муравьева, который был главным тренером, он сам из Казани. Он тоже оставил определенный след в моей спортивной карьере. А когда мы стали «Динамо», основную роль в моем становлении сыграл Виталий Иванович Стаин. С ним мы и в высшую лигу СССР выходили. Вот этих трех людей я бы выделил.

- А в качестве тренера с кем из игроков работа вам запомнилась?

- Саша Андриевский, Андрей Скабелка, Вадик Бекбулатов – первая тройка сборной. У каждого свой характер, свои амбиции. Порой были моменты, когда они между собой ссорились, ругались. Драки? Почему, были и такие моменты, это ведь парни еще из того поколения. Леша Калюжный тоже вспоминается, он тогда молодым мальчишкой попал на Олимпиаду в Нагано, я его взял в состав и не пожалел. Все игроки разные, но было интересно находить их и объединять.

- Теперь Андриевский и Скабелка сами стали тренерами. Поддерживаете с ними контакт?

- Да. Я даже Сашу Андриевского приглашал работать в Гродно, перед тем, как приехал Василий Спиридонов. Но Саша наверное ждал более выгодных предложений из КХЛ, а потом, когда не дождался, сам позвонил, но было поздно, я уже пригласил Спиридонова. А у Андрея Скабелки вон как пошло в «Сибири», молодец! И Андриевский в «Адмирале», это тоже хороший результат. Андрей Ковалев, кстати, тоже из той сборной, теперь тренер «Динамо» из Минска, правда, попал он не в простую ситуацию. Ну, а кому легко… Игроками, наверное, им проще было. Тренерская работа – сезонная: есть результат – ты работаешь, нет результата – извини. К этому всегда нужно быть готовым.

«Я очень чувствителен к критике болельщиков»

- Чем увлекаетесь помимо хоккея, который занимает большую часть вашей жизни?

- Нас раньше учили так: человек, который умеет играть в хоккей, должен уметь играть во всё:  футбол, баскетбол, волейбол, домино, шашки, шахматы, карты… Я во всё это умел играть. Не знаю, как сейчас, но когда мы в бытность игроками жили на базе в Раубичах, приезжая перед обедом, когда есть 15-20 минут, мы всегда должны были успеть партию в домино сыграть, в «козла». Чем теперь увлекаюсь? Люблю на рыбалку съездить, для меня это возможность провести время на свежем воздухе, люблю сходить на футбол, посмотреть. Когда в детстве мы жили в Марьиной Горке, отец постоянно возил меня в Минск на матчи «Динамо». Люблю смотреть соревнования такого уровня, как чемпионат мира по футболу, а также и по гандболу, волейболу… Как меня учили, таким и остаюсь – увлеченным спортом.

- Расскажите, какой вы человек? Как бы себя охарактеризовали?

- Я спокойный, неконфликтный, уравновешенный человек. В людях ценю порядочность, честность, открытость, чтобы при общении я мог смотреть человеку в глаза, чтобы ни он, ни я не отводили, не прятали взгляд.

- Когда подбираете тренерский штаб или ищите новых игроков, обращаете внимание на человеческие качества?

- Знаете, раньше говорили: чем мастеровитее игрок, тем сложнее с ним работать. Наверное, это справедливо и до сих пор. Но всегда можно найти подход к человеку, если ты будешь правильно с ним разговаривать, не ставить себя выше его.

- Вы чувствительны к критике болельщиков?

- Да, очень! Слежу за форумами, но если читатели начинают перебарщивать и нарушать меру дозволенности, то прекращаю читать. Но в целом просматриваю. Через интервью хотелось бы поздравить наших болельщиков с наступившим Новым годом и Рождеством, пожелать им крепкого здоровья, чтобы они приходили на матчи, переживали за нас не только, когда мы выигрываем, но и с пониманием относились и поддерживали, когда мы не всегда хорошо выступаем. На это всегда есть некие внутренние обстоятельства.

Пользуясь случаем, хотелось бы отметить нашего генерального спонсора – табачную фабрику и ее руководителя Чернышева Юрия Степановича, который в нынешние сложные времена идет на встречу, помогает клубу. Не могу не упомянуть и председателя областной федерации хоккея – Жука Игоря Георгиевича, который присутствует на всех матчах и помогает команде. Только общими усилиями мы можем развивать наш любимый вид спорта.

Справка: Анатолий Михайлович Варивончик

Дата рождения: 15.01.1956

Родился в г. Марьина Горка, Минской области. Заслуженный тренер Республики Беларусь;Мастер спорта СССР. Участник: Олимпийских игр 1998 года; Чемпионатов мира 1997-2001, 2004;Награждён медалью «За трудовые заслуги».

С 21 ноября 2013 года является руководителем общественной организации «Профессиональный хоккейный клуб «Неман».

Карьера: Воспитанник белорусского хоккея. В высшей лиге чемпионата СССР провел 44 матча.- 1973 - 1974 игрок ХК «ТОРПЕДО» (г. Минск);- 1976 - 1986 игрок ХК «ДИНАМО» (г. Минск);- 1986-1988 тренер-селекционер, методист в ХК «ДИНАМО» (г. Минск)- 1988 - 2001 главный тренер ХК «НЕМАН», параллельно в 1997-2001 главный тренер сборной страны,- 2001- 2004 совмещает должности главного тренера и руководителя ХК «НЕМАН»,- 06.2004-11.2004 – тренер ХК «ГОМЕЛЬ»,- 2004-2006 – главный тренер ХК «ГОМЕЛЬ»,- 2006-2009 – старший тренер ХК «НЕМАН»,- 04.2009 переведен на должность начальника команды ХК «НЕМАН».

Карьера тренера: - тренер-селекционер, методист в ХК «Динамо» (г.Минск) (1986—1988);- главный тренер ХК «Неман» (Гродно) (1988—2004);- главный тренер сборной Республики Беларусь (1997-2001),- тренер ХК «Гомель» (2004);- главный тренер ХК «Гомель» (2004—2006);- старший тренер ХК «Неман» (Гродно) (2006—2009);- начальник команды ХК «Неман» (Гродно) (с 2009).

В качестве главного тренера сборной Республики Беларусь по хоккею участник зимних Олимпийских игр 1998 в Нагано, чемпионатов мира 1997, 1998, 1999, 2000, 2001.

Достижения в качестве тренера: Сборная Беларуси: 5—8 место на хоккейном турнире зимних Олимпийских игр 1998 в Нагано. 8 место на чемпионате мира (1998). В составе ХК «Неман»: Чемпион Беларуси (1998, 1999, 2001). Серебряный призёр чемпионата Беларуси (1993, 1994). Бронзовый призёр чемпионата Беларуси (1995, 1996, 1997, 2000, 2002). Чемпион ВЕХЛ (1996). Серебряный призер чемпионатов ВЕХЛ (1998, 1999, 2001).

Фото: "БХ", goals.by, sb.by, pressball.by