Канадский форвард «Шахтера» Натан Робинсон признался, что испытывает к себе повышенный интерес местных жителей.

«Эй, как жизнь? Как добрались до Солигорска? Та еще погодка, не правда ли? Вы, наверное, заметили, что я очень открытый, хоть и не выставляю напоказ личные переживания, и жду такой же открытости от окружающих. Канадцы, вообще, простые ребята. Нам достаточно пообщаться час, чтобы сказать: «Дружище, а пойдем на пиво».

Многие белорусы стесняются говорить по-английски, из-за этого мы не можем расслабленно болтать и отпускать шутки. Белорусы другие по своей натуре, у вас более сдержанный юмор. И когда я хочу сострить, ребята обычно говорят: «Оу, тот еще юморок! Это североамериканский сарказм?» А я просто привык общаться в такой легкой манере.

Для маленького города Солигорска я нетипичный житель. Люди частенько оборачиваются с любопытством: «Что этот темнокожий парень делает в Беларуси?» Канадцы более открыты. Мы, как и европейцы, толерантные и легкие в общении. А белорусы порой странно реагируют на то, что давно считается нормой в мире. Бывает, я сижу в кафе и ловлю пристальные взгляды. Если в Канаде кто-то долго на тебя смотрит, значит, у него есть претензии. Однажды я спросил в Солигорске у парня за соседним столиком: «Все окей?» Он сразу смутился и отвернулся. Я списываю это на любопытство, не хочу думать о негативном отношении.

Люди очень удивляются, что темнокожий парень играет в Беларуси в хоккей. У них просто взрывается мозг, ха-ха. Для Солигорска это экзотика. Я не сразу согласился переехать в Беларусь. У меня были сомнения насчет перехода в Экстралигу, все же до этого я выступал в НХЛ и других сильных лигах. Но мне рассказали, что шесть первых команд чемпионата Беларуси ведут напряженную борьбу, и я решил согласиться. Я всегда интересовался историей, читал о советском периоде, поэтому мне было интересно пожить в стране с богатым прошлым. И я понял, что белорусская реальность совершенно другая в сравнении с теми странами, где мне приходилось бывать. В первый же день по пути на тренировку я увидел на городской площади большую статую Ленина и сказал себе: «Окей, парень, вот ты и в Беларуси!»

Друзья и родственники постоянно спрашивают, как мне живется в Беларуси. Я отвечаю, что это словно вернуться в 1970-е. Если бы Солигорск был более разнообразным, как Минск, можно было бы отвлечься, сходив в кино или на выставку. Но я возвращаюсь в квартиру и постоянно думаю о хоккее. По возможности прошу одноклубников подвезти меня в Минск — там присмотрел парочку заведений: Tapas Bar, Gambrinus, Bistro De Luxe. Я слышал, что где-то около Минского моря есть клуб, который звучит, как моя резиденция — Robinson Club. Обязательно надо туда заглянуть, покажу паспорт и, может быть, получу скидку.

Когда я только переехал в Солигорск, то жил в гостинице. Позже подыскал квартиру. Мне уже не 25 лет, чтобы жить в общежитии или отеле. Хотелось обустроить собственное место, к тому же я веду здоровый образ жизни — предпочитаю готовить самостоятельно, а не питаться ресторанной едой. Мне кажется, я крутой повар, когда готовлю для гостей. А мое собственное меню довольно обычное и сбалансированное: на завтрак съедаю 3−4 яйца и выпиваю смузи из шпината, банана и замороженных фруктов, на обед ем котлету или стейк и вечером выбираю легкий ужин.

Мне кажется, что у белорусов маленькие запросы. Вам не нужны дорогие машины и шикарные дома. Я замечал, что в домах стоят миниатюрные холодильники и только самые необходимые электроприборы. По моим наблюдениям, белорусы, скорее, не живут, а выживают. Может быть, так было не всегда, но сегодняшняя экономическая ситуация диктует такие условия. Не подумайте, что я избалованный парень, просто привык, что в Канаде народ частенько выходит в рестораны не просто, чтобы поесть, а насладиться моментом», - отметил хоккеист, сообщает sport.tut.by.