Белорусский защитник Владислав Колячонок, которого могут выбрать в первом раунде драфта НХЛ-2019, подвел итоги сезона и рассказал о своей карьере.

«Человек, который находится на любимой работе, ни дня не работает. Когда устал — надо заканчивать. Это коллаборация высказываний Конфуция и Павла Викторовича Перепехина. На самом деле люблю много играть. В плане хоккея я ненасытен. Сколько времени ни дай — все равно не буду чувствовать, что у меня пустой бак.

В детстве я начинал с последней пятерки. Потом поднялся во вторую-третью. Там десять школьных лет и провел. Пожалуй, стоит признать, все было по делу. Рядом играли ребята посильнее.

Когда почувствовал, что появилось доверие и жизнь налаживается? Не сказать, что его не было. Оно было, просто не в том количестве, в котором хотелось бы. Например, долго старался попасть в большинство. Спрашивал, что надо делать. Отвечали: «Работать и смотреть много хоккея». Говорили, что суетливый и не хватает хладнокровия. Когда сидел на лавке в ключевые моменты матча, наблюдая за тем, как мои друзья решают исход, просто ненавидел себя. Ни разу не возникало желания закончить с хоккеем. Даже в самых отчаянных ситуациях. Хотелось играть на ведущих ролях — и я просто работал.

Не хочу говорить про какую-то несправедливость. Артем Николаевич Ботвенков объективно очень хороший тренер. И в дальнейшем я тоже попадал к отличным специалистам. Получил бесценный опыт. Раз на тот момент ситуация складывалась так — значит, были ребята поинтереснее.

Во «Флинте» в какой-то момент на оборону навалились травмы, и доходило до того, что команда играла с тремя-четырьмя защитниками. Однажды мы с тремя игроками обороны победили «Кингстон» — 7:1. То есть действовали в полторы пары. Причем это был третий матч за три дня. Иногда нам помогал центральный нападающий — чтоб совсем не померли. Вот тогда подумал: на сегодня с хоккеем достаточно... Хотя было круто, интересный опыт.

Сложно назвать хорошим минувший сезон, когда команда занимает предпоследнее место. Но я старался полностью отдавать себя игре. Если выкладываешься на сто процентов, череда поражений воспринимается не так болезненно. Понимаешь, что сделал все возможное.

У нас классная банда. Возможно, просто надо подобрать ключи. В один день со мной в клуб пришел новый тренер — Эрик Уэллвуд. Это бывший НХЛовец с прекрасным потенциалом. Думаю, ему по силам хорошо подготовить команду на следующий год. При нем уже в нынешнем сезоне «Флинт» начал куда чаще побеждать. Стало примерно пятьдесят на пятьдесят. А до этого было девятнадцать поражений подряд.

Я закончил «регулярку» с показателем полезности -23? С моим характером сложно привыкнуть к поражениям. Но после того, как ты прощаешь себя и разбираешься в ошибках, становишься мудрее и двигаешься дальше — в унисон с личностным и профессиональным ростом. Мы с партнерами всегда подбадривали друг друга. Нельзя отчаиваться даже в критических ситуациях.

Летом я проходил просмотр в «Динамо». Провел там около месяца. Поучаствовал в турнире в Нижнем Новгороде, но не могу сказать, что играл много. В первом матче вышел на две сменки, во втором — на четыре-пять, в третьем провел добрых десять минут, а в четвертом пару раз кратковременно потоптался по площадке. Перед вылетом домой подошел Сергей Леонидович Стась, который заведовал тогда защитниками. Порассуждал со мной о перспективах, сказал, что, по его мнению, я мог бы остаться в «Динамо» и получать какое-то количество минут. В то же время было предложение от «Лондона». Посоветовался с агентом и решил уехать. Я рад играть рядом с самыми талантливыми хоккеистами своего возраста. Еще за два года до этого понял, что хочу отправиться за океан и постепенно шел к цели.

Да мне в территориальном плане без разницы, где находиться и играть. Я просто делаю свое дело и остаюсь самим собой. Не пытаюсь влиться в какую-то атмосферу — стремлюсь создать ее вокруг себя.

Дело в потребностях: мне много не надо. Единственное, что действительно было необычно и интересно, — язык. Конечно, в школе можно выучить английский на должном уровне, но я не придавал этому особого значения. Знал его на очень примитивном уровне, которого недостаточно для понимания глубины высказываний. В первые дни в раздевалке «Лондона» немного терялся. Например, человек спрашивал, как идут дела. Но это не школьное «How are you?», а «What's going on?», причем там съедается половина звуков. Пришлось усердно поработать над языком. Уделял очень много внимания, чтобы понимать все фишки в речи. Постоянно практиковался, не стеснялся ошибаться. Сейчас в принципе проблем не испытываю.

В Лондоне пробыл недолго, хотя насыщенно. Поселился в доме Боба Мартина — это офицер по безопасности клуба и сборных Канады. В прошлом детектив. Классный мужик. Я чувствовал себя очень комфортно.

Во Флинте сначала жил в одной семье, но она размещалась далеко от катка — было нерезонно меня возить. Поэтому переехал в другую, где хозяйка — мануальный терапевт. Все устраивает, ни на что не жалуюсь. Могу пользоваться услугами массажа в ее салоне, но не злоупотребляю этим.

Как мне организация дел в клубах OHL? «Лондон» в этой части конкурирует даже с клубами НХЛ, поэтому с нашими реалиями нет смысла сравнивать. Во «Флинте» тоже проблем нет — это достаточно состоятельный клуб. Плюс очень хороший персонал. Нет барьера между игроками и тренерами или администраторами.

Один раз повезло съездить с Мишей Грабовским в Торонто на игру «Мэйпл Лифс» и погостить у него несколько часов. До этого не был с ним знаком. Помню, лет в восемь нас собрали на встречу юных хоккеистов со звездами сборной Беларуси. Кажется, там сидели Салей, Грабовский, братья Костицыны... Сказали, что дети могут задавать вопросы. Ну, и я решил задать Михаилу. Минут сорок тянул руку, однако никто не вызывал. Потом сам Грабовский сказал, мол, вот, парень уже давно ждет. Мне дали микрофон... И в этот момент я забыл, что хотел спросить! Так расстроился, что даже заплакал. Кстати, до сих пор не могу вспомнить вопрос.

В юниорской сборной я впервые получил капитанскую нашивку? В динамовской школе была история, связанная с этим. Как-то в команде 2000 года рождения устроили голосование за капитана. Так получилось, что по его итогам я получил ассистента. Но нашивку не дали — сказали, нет в наличии. Ну, думаю, ладно. Порадовал родителей, мол, прогрессирую. Играл так недели три, а потом в одном из матчей допустил курьезную ошибку, ставшую роковой. После сирены зашел в раздевалку и услышал, что я больше не ассистент. Вот так назначили и быстро сняли. Даже нашивку не увидел :)

Как чувствовал себя в роли капитана в Швеции? Не сказал бы, что эта ноша легла тяжким бременем. Все нормально, давления не испытывал.

Я выглядел очень расстроенным после четвертьфинала с Россией, хотя сборная повторила лучший результат в истории? Мы не сказали последнего слова, не огрызнулись. Поэтому лично я остался голоден до побед. Более того, после таких матчей, как с Канадой, Швейцарией и Россией, было стыдно перед болельщиками и родными, поскольку результаты оказались очень грустными. Честно говоря, не находил себе места.

И все же раньше мы курсировали между элитой и первым дивизионом, а сейчас вроде бы начинаем регулярно попадать в восьмерку? Смотря с чем сравнивать. Если мы оцениваем в проекции на некие прежние результаты, то это, конечно, рост. Но если ориентироваться на топовых соперников, то я не могу назвать это успехом.

Сейчас кругом много похвалы и говорят, что я топ-проспект? На меня сложно воздействовать извне. Могу лишь отметить, что скептически отношусь к шуму вокруг своей персоны.

Занимался в детстве чем-то, кроме хоккея? Не чурался выйти во двор, погонять в футбол, волейбол, просто пообщаться с аборигенами. Уходил из дома утром — возвращался вечером. Между школой и тренировкой (да и вообще в любое свободное время) вместе с одноклассниками из команды без труда находили приключения. В хорошем смысле этого слова — без каких-либо глупостей. В портфеле всегда лежали теннисные мячики. Могли где угодно организовать подобие мини-футбола. Помню, как нас гоняли во Дворце спорта. Руководство регулярно пыталось уличить нас в причинении вреда имуществу, хотя, если что-то и портилось, то мы не имели к этому никакого отношения.

Меня отдали в хоккей, потому что много болел? Как один из факторов. Но также хотели найти какое-то занятие. Мы тогда еще жили в Жодино. Были намеки на плавание, однако что-то не срослось. Решили в хоккей. Отлично помню первые тренировки. Мне очень понравилось, сразу затянуло.

Скауты отмечают великолепное катание? В «Динамо-2000» Артем Николаевич Ботвенков всегда следовал современным тенденциям и уделял этому аспекту игры особое внимание. Каждую неделю устраивал специальные тренировки. Я не филонил, все делал качественно. В команде также занимался Пашка Поздняков — очень интересный парень, старательный. Никогда не халявил. Хороший пример ответственного человека, особенно для сверстников семи-восьми лет. Вот я за ним и тянулся. Даже когда становилось тяжело, смотрел: а не тяжело ли Пашке? Но Пашке всегда было нормально. Поэтому я и себе спуску не давал. Взял это в привычку. Сейчас он закончил с хоккеем. В БНТУ на логистике.

Какие дальше планы? Немного отдохну, в первую очередь морально. Потом продолжу тренироваться вне льда. 27 мая «комбайн»-тесты для проспектов — на сей раз хочется показать свои лучшие качества. Уже 17-го улечу в Америку (всю прошлую неделю Колячонок провел в Штатах. — прим.). Через пару недель после «комбайнов» состоится драфт, потом, если выберут, лагерь новичков. Скорее всего, в середине июля вернусь ненадолго домой, но вскоре снова возьму курс за океан. Предстоит очень интересное лето...», - отметил хоккеист, сообщает официальный сайт ФХРБ.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать