За время, что работаете в «Динамо», — самая бессонная ночь?

— Со сном у меня проблем никаких. За одно переживаю — из-за жары не можем лед залить в детской школе, ребята начинают тренироваться с опозданием. Я к школе вообще трепетно отношусь — до сих пор собираю одноклассников. Помогал школе, в которой сам учился. Но потом там сменился директор, и помогать расхотелось.

— Если говорить о хоккее — прошлогодний ХК МВД был сильнее «Ак Барса»?

— Нам самой малости не хватило. Зато доказали, играя в финале семь матчей с «Ак Барсом», что деньги сегодня решают не все. Cтрана болела за ХК МВД. Кроме Татарии и небольшой части Башкирии.

— Как сказал министр внутренних дел Нургалиев, «Динамо» будет командой без долларовых миллионеров.

— Так и есть. Мы уже укомплектовались, осталось только одно место для легионера. Хотели подписать Кайгородова, но потом рассудили, что именно сейчас приглашать его нет смысла. Я позвонил Леше, объяснил ситуацию. При сегодняшних информационных технологиях можно нажать кнопку и увидеть — в «Динамо» миллионеров нет. И первым клубом, который откроет свой бюджет, будет «Динамо».

— Трудновато вам на переговорах?

— Нет. Вот дали Цветкову больше в Череповце — он и ушел. Но, думаю, пожалеет много раз, что расстался с командой. И мысленно вернется.

— Вы же не из газет узнали, что он собрался в «Северсталь»?

— Не из газет. Знаете, из ХК МВД с высоко поднятой головой уходил и возвращался Юра Бабенко. Может, Дима Субботин. Больше никто. Бабенко ушел в «Магнитку», стал чемпионом — оттуда перебрался в Питер и снова вернулся к нам. После седьмого матча с «Ак Барсом», тем же вечером сидели в ресторане. Кто-то взял пиво, кто-то вино, кто-то — более прозрачные напитки. Бабенко поднялся с кружкой пива: «Можно, я скажу? Больше такой команды, коллектива не будет. Мы жили как одно целое…»

— Что вы ответили?

— «Юра, ее не будет, если вас не будет. Большинство игроков остается. Через год вернемся к этому разговору…» Команда-то у нас получше стала — и компактнее, и профессиональнее.

— Бывает, что выходите на игрока с предложением — а он даже слушать не желает, зная ваши порядки о миллионерах?

— К нам и прежде шли люди с огромных контрактов на довольно средние — и доказывали, что чего-то в этой жизни могут. Я люблю психологию, но понять не в силах: как человеку объяснить, что ему надо уходить на меньшее? Как агенты их убеждают? Приходил Леша Чупин из Казани, получая до этого кратно большие деньги. Сергей Климентьев в «Ак Барсе» зарабатывал на порядок лучше. От нас переехал в Омск — где стал получать еще больше, чем когда-то в Казани. ХК МВД был трамплином для людей, которым плохо.

— Человеческие качества учитываете?

— Для меня это на первом месте. По человеческим качествам были вопросы к тому же Цветкову. Хотя он прошел с ХК МВД огонь, воду и медные трубы. Вот вы спрашивали, как Цветков уехал? Некрасиво. Не попрощавшись. Президент клуба Михаил Тюркин с ним разговаривал после финального матча: «Что, Леша, играем?» — «Да, Михаил Леонидович, играем!» А у него уже все было решено с Череповцом. Цветков не понял: не все золото, что блестит. Примет ли его новая команда со всеми сложностями характера?

— Какие сложности?

— Надо больше любить людей. Есть такое понятие — звездная болезнь.

— У кого ж ее не было.

— Это правда. Даже я переболел. Когда выиграли в Твери высшую лигу, подумал: все, теперь мы — владельцы заводов, газет, пароходов. Супруга сказала: «Это всего-навсего высшая лига. А у тебя — обычный звездняк». Я не поверил. Но потом пригласил в кабинет троих людей, с которыми давно работаю, — заместителя по экономике, главного бухгалтера и начальника хозяйственной службы. Обвел их глазами: «Скажите, пожалуйста, у меня — звездная болезнь?» Мне хотелось искреннего ответа — и они выдали: «Да, присутствует».

— У игроков приходилось такое лечить?

— Был у нас игрок — Олег Антоненко. До поры все у него получалось — забивал, отдавал. И вдруг — как отрезало. Вызвал его: «Неправильно себя ведешь. Спустись в коллектив, пообщайся. Ты же капитан, вожак…» Мне казалось странным говорить такое взрослому мужику, который всю жизнь в хоккее.

— У ХК МВД за все эти годы был единственный достойный капитан — Алексей Кудашов?

— Если откровенно — да. Мужик, максималист. И небедный мужик.

— В смысле?

— Экономически и духовно. Состоявшийся человек, с духом победителя. Вот такие люди мне близки.

— Какими были остальные капитаны?

— Витя Гордиюк прекрасный парень, но команда в тот период находилась в стадии формирования. Затем капитаном был Антоненко. Кто-то с трибуны ляпнул: «Ему бы такие ноги, какие у него руки, — был бы звездой НХЛ». А я скажу иначе. Была бы у него голова, как руки, — мы бы до сих пор работали вместе. Но слишком много любви к себе.

Был капитаном Субботин. Надо было кого-то назначить, и я сказал главному тренеру Соловьеву: «Давайте Субботина? Смотрите — духовитый, наглючий, за коллектив способен пойти…» А оказалось — не то. От комсомольской нагрузки его переклинило. Через два месяца я сам к Димке подошел: «Закончили. Не справляешься». Потом полсезона капитаном был Макс Великов. Вот это трудяга. По прозвищу Кирпич.

— Забавно.

— Есть люди, которые могут отыграть сезон, — их шайба ни разу не зацепит. Они будут прыгать под шайбу — чтоб только попала, а она не попадает. А вот в Великова попадало всегда и везде.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать