Почему так и не попал в КХЛ клуб «Лев»? Как заполнить большой дворец в Ханты-Мансийске? Почему рижское «Динамо» прибыльно, а все остальные — убыточны? Позади ли кризис? Обо всем этом в канун старта третьего сезона КХЛ рассказал вице-президент лиги Владимир Шалаев.

— У вас есть ощущение, что все клубы КХЛ полностью оправились от кризиса?

— К сожалению, нет.

— Проиллюстрируйте.

— Мы знаем истинное финансовое положение во всех клубах. И знаем, что затруднения испытывают многие. На фоне того, что некоторые, прямо скажем, не слишком стесняют себя в тратах, у большинства проблемы есть.

— Насколько реалистично эти клубы относятся к своему положению? Нет среди них таких, которые тратят больше, чем могут потянуть?

— Скажу так: для некоторых клубов предел мечтаний — это остаться на уровне бюджета предыдущего сезона. «Лада», например, во обще в КХЛ не выжила. Если же клубу, который не жирует, в этом сезоне удастся прибавить к бюджету по сравнению с предыдущим хоть 30, 20 или даже 10 миллионов рублей — он уже счастлив. Некоторые же финансово стабильны, но деньгами не бросаются. Например «Нефтехимик» или «Торпедо». Нельзя сказать, что это бедные клубы, но они весьма рационально и продуман но относятся и к деньгам, и к задачам. Нам такие клубы импонируют. К их числу в прошлом году можно было отнести и ХК МВД, и «Спартак», и рижское «Динамо», которое вообще является у нас эталоном по соотношению цены и качества. Вложить сумасшедшие деньги можно, но всегда ли это оправданно? Есть ведь и другие пути достижения цели. Умный, высокопрофессиональный менеджмент, налаженная работа клуба, где обязательно должна быть скаутская служба, наука, медицина высокого уровня, классное правовое обеспечение. Клуб — это же не просто игроки и тренеры, а большое, серьезное хозяйство. Ив тех случаях, когда хозяевам удается сколотить коллектив классных специалистов, отпадает необходимость вбухивать сумасшедшие деньги. В то же время я оправдываю повышенные инвестиции в тех случаях, когда клуб приглашает настоящую звезду. Я за, когда большие гонорары дают Ягру, Набокову, Зубову, Федорову, Яшину, Радулову. Эти игроки стоят тех денег, которые запрашивают.

— Давайте все-таки вернемся к клубным финансам. Мы каждое лето слышим о жесткой аттестации, о гарантиях, и затем из года в год получаем истории вроде той, что случилась в Тольятти. Чего же стоят все эти аттестации с гарантиями, если они ничего не гарантируют?

— Вы не правы. Аттестация клубов проводится на солидном уровне. Когда губернатор или председатель правления крупного акционерного общества ставит личную подпись под такими гарантиями, это дорогого стоит. Ведь они же не просто свой автограф там оставляют. Они ставят на кон свою репутацию управленца или бизнесмена.

— Чья репутация пострадала в случае с «Ладой»?

— АвтоВАЗа. Но гарантии — это же не просто письмо руководителя. Если структура коммерческая, то мы требуем, чтобы у нее были какие-то активы, стоящие за предоставляемой гарантией. Если это бюджет, мы требуем бюджетную роспись под соответствующими документами, а не просто письмо председателя правительства или министра финансов края. Документы всегда серьезные, но, увы, случаются форс-мажоры. Не в юридическом смысле слова, а в житейском. Случился кризис, все рухнуло — что тут поделаешь?

— Но ведь АвтоВАЗ не прекратил существование. Предприятие работает, выпускает и дальше свои «ведра с гайками».

— Нужно понимать, что хоккей, дворцы культуры и прочие подобные вещи для таких предприятий — непрофильные активы. И когда наступает кризис, коммерческие структуры спят и видят, как бы от своих непрофильных активов избавиться. Это жизнь, всем надо выживать. Вообще-то, в кризисный год мы ожидали худшего. Потенциально были готовы к потере четырех-пяти клубов.

— То, что рижское «Динамо», несмотря на фактический коллапс латвийской экономики, только что отчиталось об успешном минувшем сезоне, вас не поразило? В КХЛ есть первый прибыльный клуб! Неужели ни в одном российском клубе менеджмент не в состоянии вести хозяйство так, чтобы отбивать не 10% своих затрат, а 105%, как латыши?

— Я думаю, что в ближайшие несколько лет идея прибыльного клуба в России — это утопия. Мы не можем заставить наших зрителей платить за билеты даже такие деньги, как в Риге. У наших клубов нет 20-тысячных дворцов, как в НХЛ. Это объективные факторы. А еще есть факторы правовые. Я считаю, что запрет для пивных компаний спонсировать хоккей стал для наших клубов серьезнейшим ударом. Пивовары могли бы поднять прибыльность клубов на порядок. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Тех денег, которые пивные компании были готовы инвестировать в качестве рекламодателей, уже хватало бы для того, чтобы мы часть прибыли могли распределять среди клубов, понижая их убыточность.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать