Легендарный белорусский голкипер Андрей Мезин признался, что ему много дала поездка за океан.

«Самыми приятными были все Олимпиады за сборную Беларуси. Первые игры в Нагано… Мы тогда сыграли против всех сильнейших хоккеистов планеты – Канада, Россия, США, Швеция. Смотрели на них рты раскрыв :). И ведь достойно выглядели на их фоне. Да, мы проигрывали – не хватало опыта. Но мы старались, конкурировали. На Солт-Лейк-Сити и победе над шведами долго останавливаться не хочется – все и так все помнят. Ну и Ванкувер: задачу мы не выполнили, но сам факт участия в Играх заслуживает уважения.

Есть много памятных чемпионатов мира. Особенно отложились те, в которых мы играли под руководством Глена Хэнлона. Всегда при Глене я номинировался на лучшего вратаря турнира. Но самый ностальгический для меня – чемпионат мира-2009. Тогда я был признан лучшим голкипером. Команда играла отлично, вышли в четвертьфинал. Но впечатление от турнира было омрачено последним матчем. У нас были все шансы обыграть россиян и выйти в четверку сильнейших. Не представляете, как я переживал!

В клубах совсем другая работа – монотонная, долгая. Были чемпионства в американских лигах, признание лучшим голкипером в заокеанской юниорке, борьба за чемпионство в «Нюрнберге». Самый долгий период я провел в России. И из российского этапа мне больше всего запомнились Уфа и Магнитогорск. В «Магнитке» я дважды выигрывал медали, становился обладателем Кубка чемпионов. Пусть на том турнире я и сыграл лишь в одной серии буллитов, но победной. В принципе, я с теплотой вспоминаю все свои клубы. Омск, Минск, Челябинск, Санкт-Петербург – везде мне было хорошо.

Всего ли хватило в хоккейном плане? «Золото» Олимпиады мы, к сожалению, выиграть не могли, по сути. В принципе, «чудо на льду» – уже почти «золото». На чемпионатах мира могли проходить дальше – и в 2009-м, и в прошлом году в Минске. Не сложилось. Уже ничего не сделаешь – я со сборной в четверку сильнейших в мире точно не попаду.

Я, наверное, единственный белорусский вратарь, имеющий опыт игры в Северной Америке. И это большая ошибка, что наши ребята не хотят уезжать за океан. Не знаю. Может, боятся. Если бы я в свое время не уехал в Америку, не смог бы раскрыться. Я увидел совершенно другой хоккей – не тот, что в Советском Союзе. В Америке меня научили забывать поражения. В Беларуси я очень расстраивался после проигрышей, накручивал себя. Там же все было иначе: из-за плотности матчей предыдущие неудачи забывал мгновенно.

В юниорской лиге мне дали понять: «Да, парень! Ты можешь!» Пять лет в США – огромный опыт. Пусть я и не пробился в НХЛ, хотя был близок к этому. Но правильные шаги навстречу лучшей лиге мира я не сделал. Был слишком горячим – неправильно повел себя по молодости.

Я должен был подписать контракт с агентом, который работал с Русланом Салеем. До этого на двух ребятах я обжегся. Попросил его: «Давай, найди мне работу и сразу подпишем с тобой контракт». Агент на это не пошел. Заключи я с ним соглашение – точно попал бы на кэмп в клуб НХЛ. Пришлось пробиваться самому.

Второй неправильный шаг я сделал перед Олимпиадой в Нагано. За две недели до Игр «Детройт Вайперз» спустил меня в фарм-клуб. В команде «Флинт Дженералз» я играл после Нагано. Начались звонки, предложения, но у меня взыграло самолюбие. Ответил всем отказом и поехал со сборной на чемпионат мира. Назад дороги уже не было.

Не обидно ли, что не пробился в НХЛ? А мне грех жаловаться. Против всех сильнейших хоккеистов мира я поиграл на чемпионатах мира и Олимпиадах. Мир я повидал, в Европе меня знают. Все у меня было хорошо», - цитирует Мезина tribuna.com.

 


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать