Покер широко шагает по планете, завоевывая страны и континенты, и вовлекая в свою орбиту все больше народу. Представители различных профессий в едином порыве, отдают ему свой досуг, а кое-кто переходит на профессиональные рельсы — пылятся в кладовой дартс и нарды, шахматы и городки. Покер теперь игра №1!

Такой же тектонический сдвиг в сознании произошел и у многих спортсменов, но особенно — у хоккеистов. Ведь лучшие из них играют в Северной Америке, а уж там надо быть отъявленным букой, чтобы однажды меж разложенной амуниции — краг, коньков и клюшек не разыграть банчок. Пожалуй, ни одна спортивная раздевалка там не обходится без колоды карт — вспомните хотя бы Дойла Брансона: он делал первые шаги в покере, получив серьезную травму и сидя на скамейке запасных.

А уж хоккеистам сам бог велел, трудно представить себе более травматический вид спорта, есть скамейка штрафников, на которую, бывает, усаживают до конца матча. Чем еще заняться со скуки? Вот ребята и развлекаются. И очаги покерной заразы в той же НХЛ вспыхивают то тут, то там. Пресса пестрит сообщениями про массовое увлечение покером игроков “Нью-Джерси Девилс” или “Торонто Мэйпл Лифс”. За картами застают лидера “Питсбург Пингвинс” Сидни Кросби или короля “Вашингтон Кэпиталс” Сашу Овечкина, улыбающегося во весь свой беззубый рот и похлопывающего по плечу своего коллегу по атаке столичных Семина. “Зеленый”, мол, еще, попервости он вообще не мог отличить флеша от фулл-пауза. И т.д.

Но, пожалуй, никто не пошел так далеко в своем увлечении покером, как швед Матс Сундин. Он стал первым европейцем в истории НХЛ, выбранным под первым номером дрофа — в 1989-м, олимпийским чемпионом и капитаном сборной Швеции 2006 года, девять раз участвовал в “матче звезд” НХЛ, неоднократно признавался лучшим форвардом мира и той же НХЛ. Швед отдал пять лет жизни Квебеку и 13 — Торонто, став в обоих городах настоящей легендой. Свитер с его именем висит под куполом обеих арен, а под 13-м номером в командах не играет больше никто.

Но, несмотря на то, что все устремления Сундина были связаны с хоккеем, он, как истинный скандинав, не прочь был сыграть кружок-другой в покерок. Дома, с партнерами по “Кленовым листьям” или на благотворительных мероприятиях, на которые его звали чуть ли не каждый день. Несколько раз он настолько уходил в игру, что опаздывал на тренировки, за что даже штрафовался, несмотря на свою роль в команде и получал по шапке за то, что отвлекает партнеров. “А что я могу поделать, — оправдывался Матс. — Покер захватывает, иногда просто невозможно оторваться от партии. Но при этом я полностью отдаюсь, выходя на лед...”

Страсть к покеру прогрессировала у Сундина не по дням, а по часам. И швед в 2007 году предпринял даже поездку в Барселону, где принял участие в этапе EPT. А спустя полгода, в 2008-м, подписал контракт с PokerStars, которая в тот момент решила собрать под своим крылом всех выдающихся спортсменов, которые были замечены в искренней любви к покеру — теннисиста Бориса Бекаре, бейсболиста Орела Хершизера и других… Так в заставках “старз” тут же появились хоккейные мотивы — помните ролик с Негреану, где он ловко уходит от силового приема.

С тех пор Сундин не раз блистал своей изысканной шевелюрой на различных покерных тусовках и, разумеется, засветился на самой главной из них — мировой серии покера 2009 в Лас-Вегасе. Для этого Матсу “пришлось” вылететь из плей-офф Кубка Стенли со своим “Ванкувер Канакс”. Но отвечая на вопросы, что для него сейчас важнее — хоккейный кубок, который в свои 39 не выигрывал ни разу, или браслет WSOP, швед был предельно честен: “Завоевать браслет — это мечта каждого покериста, и моя тоже. Но ничто не сравнится с Кубком Стенли...”

Другого ответа от великого хоккеиста трудно было ожидать. Что ни говори, в покере у него еще вся жизнь впереди, на льду же остались считанные матчи. А там, глядишь, на хоккейной площадке зажжется новая звезда покера?

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать