Когда бывший главный тренер минского «Динамо» и нашей национальной команды Глен Хэнлон сказал о том, что в Беларуси есть трудолюбивые игроки, то перед глазами сразу возник образ Андрея МИХАЛЕВА. Пусть он не является гениальным хоккеистом, но отдает на льду всего себя, что не может оставаться без внимания.

Михалев был востребован всеми наставниками нашей КХЛовской дружины. Кроме того, Андрей защищал цвета сборной на пяти последних чемпионатах мира и выступал на Олимпиаде в Ванкувере.

— За два сезона в КХЛ вы пропустили лишь один матч…

— Да, в прошлом чемпионате получил повреждение после столкновения с Балмочных. Макс выбыл из строя надолго, а вот я отделался легким ушибом. Впрочем, то обстоятельство, что практически постоянно играл, является слабым утешением. Особенно по итогам нынешнего сезона. Ведь мы не выполнили задачу, оставшись без путевки в плей-офф.

— Команда сделала все, что могла?

— У нас не пошло с самого начала. Те хоккеисты, на которых серьезно рассчитывали, один за другим травмировались. В результате почти не играли в оптимальном составе. Потерю лидеров пытались компенсировать ребята из фарм-клуба, но, вы понимаете, уровень КХЛ очень высок, никого так просто не обыграешь.

— Пять тренеров за два сезона — это…

— …тяжело. Поверьте, игрокам действительно непросто постоянно перестраиваться в зависимости от системы каждого специалиста. А некоторые хоккеисты не могут переступить через собственную гордость. Мол, меня научили играть в определенном стиле, значит, так буду действовать постоянно. Также у нас поменялось руководство клуба. Отсутствие стабильности не добавляет уверенности.

— Охарактеризуем вкратце каждого динамовского наставника?

— Пол Гарднер не провел ни одного официального матча. Его уволили в межсезонье — команда толком и не познакомилась с этим специалистом. Джим Хьюз — интересный человек и специфический тренер. Он проповедовал типичный североамериканский хоккей, который, на мой взгляд, на больших площадках малоэффективен. При Василии Спиридонове делали упор на оборонительных действиях. Сменивший его Глен Гэнлон проповедал атакующий хоккей. А с Александром Андриевским тактика варьировалась.

— С кем из квинтета тренеров Михалеву работалось комфортнее всего?

— С русскоязычными наставниками: Спиридоновым и Андриевским. Почему? Наверное, у нас схожий менталитет, и легче удавалось понять друг друга.

— Вы часом с одноклубниками не заключаете пари на то, кто будет следующим тренером?

— Сейчас не думаем об этом. Продолжаем тренироваться. В любом случае решение примет руководство.

— Кроме тренерской чехарды, массовой ротации игроков и травм, какие еще видите причины неудач?

— Порой банально не везло. Вроде контролируем ход встречи, а в концовке пропускаем и теряем очки. Хотя хватало и хороших матчей. В частности, на Кубке Шпенглера. Вновь играли не оптимальным составом, однако показали добротный хоккей. Думаю, «Динамо» по праву стало первым.

— Согласны, что у клуба отсутствовала стратегия: то ли лепить базовый коллектив сборной, то ли команду с большим количеством легионеров, нацеленную на достижение серьезного результата здесь и сейчас?

— Пожалуй, вы правы. Хотя, например, у рижского «Динамо», костяк которого составляют хоккеисты сборной Латвии, два сезона подряд получилось выйти в плей-офф. Наверное, это связано с тем, что, несмотря на различные слухи, команда отработала под руководством одного тренера — Юлиуса Шуплера. Как следствие, перестановки в составе были небольшими. Здесь нашему «Динамо» надо равняться на рижан.

— По статистике завершившийся сезон у вас был похуже предыдущего…

— Меньше играл. В начале чемпионата вообще в среднем проводил на площадке около девяти минут. За такое ограниченное время тяжело проявить себя. Благо постепенно стал чаще выходить на лед.

— Как относитесь к публичной критике со стороны тренера? Я к тому, что динамовцев наверняка задевали заявления Михаила Захарова…

— Конечно, ребятам было неприятно читать данные высказывания. Считаю, тренер должен критиковать, если ему так хочется, только игроков своей команды. К сожалению, у нас много людей лезут в чужие дела.

— А в сборной легко нашли с Захаровым общий язык?

— Без проблем. Многие ведь знают этого тренера с детства, играли в «Юности» под его руководством.

— Вокруг фигуры Михаила Михайловича сломано столько копий. Что он за человек?

— Вы, думаю, сами все видите. (Улыбается.)

— Какие чувства сохранились после Олимпиады?

— Преобладает неудовлетворенность. Все-таки не достигли поставленной цели — пробиться в восьмерку сильнейших. С немцами и со швейцарцами получились очень нервозные матчи. Нам тяжело давалась игра. Жаль, уступили альпийцам по буллитам. Дальше было бы легче. По крайней мере, в психологическом плане.

— Сильно волновались перед дебютом?

— Конечно! Чемпионат мира не сравнится с Олимпиадой. Вероятно, по причине излишнего волнения и провалили стартовый поединок турнира против финнов.

— Пролейте свет на историю с неподобающими условиями для подготовки к матчу со швейцарцами.

— Намекаете на игроков женской сборной Финляндии? За других поручиться не могу, но я голых девушек не видел. А вообще условия бывали и хуже. Вспомните Швейцарию, когда наша команда размещалась в контейнере.

— В сборной вам пришлось выполнять функции центрфорварда…

— Да, из-за травм некоторых ребят связывал действия крайних нападающих. Не скрою: перестраивался с трудом. Леше Калюжному в этом плане было попроще, хотя и он в своем московском «Динамо» играет на фланге. Возможно, мне не хватало «физики». Ведь центрфорварду необходимо больше отрабатывать в обороне. Плюс тактическая модель, которой сборная придерживалась на Олимпиаде, отличалась от системы Хэнлона. Глен, кстати, в клубе и перевел меня на край. Главная причина заключается в том, что я часто проигрываю вбрасывания. В Северной Америке действиям на точках уделяют более серьезное внимание, чем у нас.

— Много ли принесло белорусскому хоккею сотрудничество с заокеанскими тренерами?

— Безусловно. Они нам на многое открыли глаза. Во-первых, сборная поменяла стиль игры. Во-вторых, в последние годы у хоккеистов национальной команды формировалась психология победителей. То есть мы уже не приезжаем на чемпионат мира, чтобы победить в одном матче и сохранить место в сильнейшем дивизионе. Сейчас ставим задачу попасть в плей-офф, а затем постараться сделать следующий шаг.

— Как отнеслись к тому, что Хэнлон возглавил сборную Словакии?

— Будет интересно помериться силами.

— Рассчитываете выступить на домашнем чемпионате мира в 2014 году?

— Так далеко не заглядываю. Хотя хотелось бы поиграть подольше. Да, я уже не молод, иногда проскакивают мысли о будущем после хоккейной карьеры. Но пока всерьез не задумываюсь над этим.

— Оглянувшись назад, что сразу вспоминается?

— Первый чемпионат мира, «золото» с «Керамином» и дебют на Олимпиаде.

— Что дало вам время, проведенное в Канаде и Германии?

— Я увидел, как нужно относиться к хоккею, стал профессиональней. Почему больше не тянуло за границу? Хоккей в Беларуси стремительно развивается, и ныне даже национальный чемпионат — турнир хорошего уровня.

— Чего недостает белорусским игрокам?

— Стабильности. Редкому игроку удается провести сезон без спадов.

— Перед вторым овертаймом стартового матча финальной серии чемпионата Беларуси наставник солигорского «Шахтера» Андрей Гусов махал вам рукой, мол, выходи, Андрюха, подсоби. Хотели бы принять участие в таком финале?

— Да! Впрочем, меня, когда смотрю хоккей со стороны, всегда тянет на лед. Вообще же финал в нынешнем сезоне очень увлекательный. Стараюсь не пропускать матчей.

— Что главное для человека?

— Здоровье. Особенно для спортсмена. А так мечтаю о собственном доме и втором ребенке. Ну и чтобы жена всегда любила…

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Угаров: никаких голых финок не видел
Следующая Марек Сикора - главный претендент на пост главного тренера «Динамо»

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать