Итак, тренировочной стадии КХЛовского межсезонья придан первый импульс. Команды официально открыли тренинг-кэмпы, которые на начальной стадии, как правило, предусматривают отъезд из родных пенатов. Ускорение, сообщенное при этом минскому “Динамо”, зашвырнуло дружину Марека Сикоры аж в швейцарские Альпы.

Что, с одной стороны, призвано улучшить эффект от тренировок в горах, а с другой — позволит клубному руководству слегка перевести дух от июньских перипетий. Получив возможность эксклюзивного интервью с исполняющим обязанности гендиректора “зубров” Алексеем ТОРБИНЫМ, начать разговор захотелось именно с них, кроме всего прочего, приведших молодого юриста на управленческие высоты.

— Алексей Ефимович, далек от мысли, что вы захотите подвергать деятельность вашего предшественника Сергея Каткова жесткой критике, равно как и далек от желания вас к этому подвигать. И все же громкие, если не сказать скандальные события весны — начала лета заставляют поинтересоваться: что это было?
— Если говорить об этапе работы Сергея Леонидовича, то ему можно быть благодарным уже за то, что в команду был приглашен отличный наставник. При этом, заметьте, лучшим тренером чемпионата КХЛ-2009/10 он был признан лигой гораздо позднее подписания им контракта с “Динамо”. Далее, на трансферном направлении я лишь продолжил переговоры, начатые Катковым.

— Но едва не сорвавшиеся...
— Что касается каких-то договоренностей, то селекционная работа заканчивается лишь тогда, когда ставится подпись под контрактами и они регистрируются в Центральном информационном бюро КХЛ. Скандалы, конфликты, расследования, которые появились в СМИ, — это скорее эмоции. Кандидатуры были согласованы с БФСО “Динамо”, и на каком-то этапе Каткову было предложено пересмотреть условия, на которых контракты планировалось им подписать. Он по той или иной причине, о которых я не осведомлен, предпочел написать заявление об уходе. Но в итоге с игроками, которых мы хотели бы видеть в рядах “Динамо”, компромисс был найден, договоренности достигнуты, что меня очень радует.

— Учитывая напряженную атмосферу, подхватывать переговорное знамя, полагаю, было нелегко.
— Это обычное дело: клубы отстаивают свои интересы, агенты и их клиенты — свои. На любой аргумент одной стороны найдется сотня контраргументов с другой, торг идет за каждый рубль и каждую запятую в 15-страничном контракте. Могу лишь сказать, что в процессе поиска компромисса мы ни на йоту не отступили от правового регламента КХЛ. Будь иначе, агенты давно уже инициировали бы суды и арбитражи. В процессе переговоров с трудностями сталкиваются все клубы. Вышло так, что наши новости вызвали чуть более пристальное внимание. Что ж, это тоже, в конце концов, благо. Значит, мы интересны.

— С самым шумным агентом с говорящим именем контакты не оборвали?
— Нет, общались с Шуми Бабаевым до последнего момента. На каком-то этапе я сам ему позвонил, предложил вернуться за стол переговоров, чтобы игроки не становились заложниками возникших недоразумений. Приятно, что он с готовностью откликнулся, и компромисс был найден.

— Но совсем без “жертв” не обошлось. Если большинству игроков пришлось умерить еще не зафиксированные лигой аппетиты, то Виталию Ковалю было предложено отказаться от действующего более выгодного контракта в пользу менее выгодного.
— С Виталием мы неоднократно беседовали и также нашли взаимопонимание. Его случай ровно ничем не отличается от остальных: главным достижением работников клуба за последний месяц считаю успешную выработку новой стратегии контрактов, которая вполне позволяет игрокам хорошо зарабатывать. Но зарабатывать, именно грызя лед, а не будучи уверенными, что положенное по договору ляжет в карман при любом результате. И Ковалю, и Мезину, и остальным игрокам предложены адекватные суммы. То есть те, которые они могли бы зарабатывать в других клубах лиги.

— Суть в целом понятна: “ставочные” суммы урезаны в пользу бонусных выплат. Но не принизит ли это привлекательность нашего клуба на трансферном рынке?
— Нет, и объясню почему. КХЛ, на мой взгляд, переняла отличный опыт, так понимаю, у НХЛ: руководитель каждого клуба лиги имеет доступ к условиям контракта игроков не только своей, но и любой другой команды. Поэтому я в курсе ситуации на рынке игроков, и, уверяю, “Динамо” в этом смысле ни в чем не проигрывает конкурентам. В конце концов, будь по иному, нам не удалось бы сформировать такой боеспособный состав, который в итоге получил Марек Сикора.

— После того как обязательность наличия как минимум двух пятерок кандидатов в национальную сборную Беларуси было декларировано “сверху”, отечественные старожилы “Динамо” были “приговорены” к продлению договоров?
— Отнюдь, конкуренция никуда не делась. Не забывайте, что за последние недели к команде присоединились Костюченок и Демагин, что уже обостряет соперничество между отечественными игроками. Далее: Марек Сикора дал шанс проявить себя на швейцарских сборах белорусской молодежи. Причем не только динамовской, но и Хоромандо из “Гомеля”, Шелегу… Марек, уверяю, очень справедливый и честный специалист: если парни будут достойны места в основе “Динамо”, они в ней окажутся. Если не подойдут на данный момент, всегда могут быть вызваны из фарма, на то и двусторонние контракты.

— На них, к слову, стоит остановиться особо: в прошлом сезоне все легионеры, кроме Мики Оксы, имели односторонние договоры, а значит, бронь от ссылки в фарм. Что изначально давало им преимущество перед белорусами. При том, что не каждый был таких преференций достоин.
— Понимаю, о чем вы. В этом сезоне легионеров с двусторонними контрактами будет больше. К таковым добавятся Варламов и Кочетков.

— То есть иностранцы из дальнего зарубежья по-прежнему будут в привилегированном положении?
— Да, у большинства односторонние контракты. Сами понимаете, на иных условиях заручиться их согласием было бы проблематично.

— Во многом продолжив селекционные начинания Каткова, как минимум в одном вы резко диссонировали с предшественником, предложив вернуться Мезину, от которого россиянин, судя по всему, твердо решил отказаться.
— При принятии любого кадрового решения мы старались подходить к нему очень взвешенно. Прежде чем связаться с Андреем, я еще раз посоветовался со специалистами, с тем же Александром Андриевским. Все свелось к тому, что причина невыхода команды в плей-офф в минувшем сезоне кроется не во вратарях. Поэтому Андрею поступило предложение вернуться, с изначально оговоркой: сумма его контракта будет адекватной, но меньшей, чем год назад. Рад, что взаимопонимание было найдено и здесь.

— Финансовый аспект понятен, но и по-человечески с вратарем поступили, согласитесь, небезупречно. Возможно, стоило извиниться перед ним хотя бы задним числом?
— История с ним — тоже издержки селекционного процесса: у одного руководителя один взгляд на формирование состава, у другого может быть другим. С удовольствием отмечаю, что сейчас у нас имеется состав, отвечающий требованиям, которые ставило передо мной руководство при назначении на должность. Здесь и одни из сильнейших защитников шведского и финского чемпионатов, защитник, постоянно входящий в топ-10 в своем амплуа в КХЛ, молодой амбициозный чемпион мира, имею в виду Мойжиша. В линии нападения — тройка Штумпела, игроки которой, по их собственным словам, да и судя по статистике, взаимодействуют друг с другом с закрытыми глазами, уже заявивший о себе Платт, молодой и прогрессирующий сборник Демагин, Михалев, Мелешко, Кулаков — список можно продолжать. На последнем рубеже тоже есть кем гордиться…

— Осталось, как это обычно бывает, создать из набора исполнителей дружный коллектив.
— Его потенциальных лидеров хватает. Много хорошего в этом смысле слышал о Немировски. Он и в “Барысе” был ассистентом капитана.

— Все это здорово, но иностранец в роли вожака, кажется, не лучший вариант, пройденный в минувшем сезоне. Что и понятно: уметь объясниться с партнером — одно, а поговорить по душам — совсем другое.
— Мы и это учитывали. Если год назад в команде больше десятка игроков вообще не владели русским, то сейчас таких вдвое меньше, человек пять, не более. Немировски знает язык, Штумпел тоже, вы даже пытались брать у него интервью на русском, Мойжиш может объясниться. Так что здесь проблем быть не должно. Плюс русскоговорящий тренер.

— Ваш предшественник заявлял о планах заполучить в команду лидеров сборной калибра Калюжного, Салея, Кольцова. Намерены продолжить?
— Едва ли. Все же услуги перечисленных вами исчисляются суммами более миллиона долларов, что изначально делает их контракты “неформатными” для клуба. Угаров — возможно, но у него еще не отработан год предыдущего контракта.

— Кстати, год назад Владимир Наумов честно назвал фамилии динамовских миллионеров, упомянув Пелтонена и Мезина…
— Сейчас у нас миллионеров нет. Вернее, они у нас вполне могут появиться, если команда выиграет Кубок Гагарина. Это особенность новой контрактной политики — доходы по результатам. Еще одно достижение — разрывы в суммах контрактов не такие явные, как было прежде.

— А бюджет? Тот же Наумов оглашал прошлогодний — 17 миллионов долларов. Как будет теперь?
— Я не уполномочен его объявлять. По крайней мере на данном этапе.

— С появлением в составе Джордана Генри (именно в такой транскрипции, как выяснилось, фамилия канадского защитника указана в контракте. — “ПБ”.) процесс комплектования можно считать завершенным на нынешнее межсезонье?
— Да, и это была просьба Марека Сикоры. Он хотел, чтобы работу “от и до” команда провела именно в том составе, который соберется на первое собрание и проведет первый сбор. Это разумно хотя бы с точки зрения создания все того же дружного коллектива. Поэтому мы вынуждены отказаться от услуг Рихарда Линтнера, который высказал готовность прибыть в команду только перед стартом сезона. Понятно, форс-мажор не исключен, как в случае с Чуприсом, которому понадобилось более углубленное медобследование, или с Рядинским, с которым не сошлись в условиях просмотрового контракта. Но в целом философия такая.

— В то время как российские клубы КХЛ не брезгуют приехать на сборы в Беларусь и Латвию, наш отправился в Швейцарию. Есть ли смысл?
— Вероятно, да, раз таково было пожелание главного тренера, тренировки в горных условиях положительно сказываются на дальнейшем выступлении игроков. Хотя не исключено, что и мы будущим летом выберем местом тренировок Пинск или Раубичи.

— Солидные зрительские аудитории на домашних играх “Динамо” в феврале, уже ничего не значащих для пролетевшей мимо плей-офф команды, не могли не радовать. Как клуб намерен поддерживать зрительский интерес в дальнейшем? Кроме как, понятно, добротной игрой.
— Сейчас как раз вплотную занялись этим вопросом и хотим перенять лучший опыт клубов Европы и Северной Америки. Нужно сделать все, чтобы зрителю было максимально комфортно от парковки до отъезда с арены, налажен сервис. Даже в случае когда продажа того же пива противоречит каким-то нормативам, нужно стараться и находить выход. У нас достаточно образованный и воспитанный народ, который может соблюдать культуру пития.

— С точки зрения маркетинга “Динамо”, на мой взгляд, недавно серьезно пострадало: ожидающееся появление в лиге словацкого “Льва” вынудило нас уступить место в дивизионе новичкам и отправиться в потенциально менее зрелищную компанию. То есть нам уполовинили количество игр с московскими клубами и всегда пользующиеся спросом “дерби” с рижским “Динамо”.
— Ничего не поделаешь, здесь мы не хозяева положения, а заложники решений лиги. Обидно ли? Думаю, это не та категория, которой в данной ситуации стоит оперировать. Кто-то считает, что нам, напротив, повезло, и из дивизиона, куда нас “сместили”, будет проще выбраться в плей-офф. Не думаю, что это так: сейчас все команды развернули бурную деятельность на трансферном рынке. Поэтому просто надеюсь, что этот наш невольный “переезд” никак не отразиться ни на внимании зрителей к нашим поединкам, ни на выполнении задачи выхода в нокаут-раунд.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать