Владимир Копать, работающий теперь ассистентом главного тренера в "Гомеле", вспоминает знаковую победу сборной Беларуси над шведами в четвертьфинале ОИ-2002.

"В олимпийскую сборную я попал в последний момент, - вспоминает Владимир. - Мне сделали две операции на колене, потом была травма руки. До последнего момента я не знал, поеду ли в Солт-Лейк-Сити. Но все-таки меня взяли.

Тренировалась сборная ночью, для того чтобы в Америке быстрее акклиматизироваться, тренировки начинались в полночь. Где-то неделю в таком режиме работали. Сначала в парке Горького, а потом во Дворце спорта. А ужинали после тренировки в ресторане гостиницы «Беларусь» в три часа ночи. Не скажу, что нам это нравилось, но все понимали, для чего это делается. А отсутствием аппетита во время ночных ужинов мы не страдали, ведь работали в поте лица. Раз мы заняли на Олимпиаде четвертое место, значит, этот ход себя оправдал.

Не забывайте, что Олимпиада для нас началась с предварительного турнира. Мы тогда выиграли у украинцев (1:0), французов (3:1) и проиграли швейцарцам (1:2). Но последний матч для нас уже ничего уже не решал, и некоторые ребята в нем не приняли участие, и я в том числе. У меня была травма пальца руки. Врачи и тренеры думали, оставлять меня или отправить домой. Но я сказал, что смогу играть. Вот так я в очередной раз остался в олимпийской сборной. Затем начался финальный турнир, где участвовало 8 команд.

Россиянам тогда проиграли с боевым счетом 4:6, а вот финнам и американцам уступили с одинаковым счетом 1:8.

Никто и не говорил, что будет легко. Все понимали, что эти команды укомплектованы игроками НХЛ, а у нас только пару человек прошли школу сильнейшей лиги мира.

Шведы нас недооценили. Они уже думали, как будут играть в полуфинале, ведь у них сплошные звезды в составе. А перестроиться во время игры, если не мотивирован, очень трудно. За это они и были наказаны.

Как решился на бросок с середины площадки? Ребята поехали на смену, и я бросил. Решил напугать вратаря, чтобы он не замерз. Шутка! Шайба полетела так, что попала в маску вратарю, но я не целился в голову. Просто так получилось.


Я тогда от радости упал на лед, был безумно счастлив, но радовался не победе, а голу. До конца матча оставалось 2,5 минуты, и надо было еще сохранить победный счет.

После матча в раздевалке радовались, обнимались… Пили ли шампанское? Не знаю. Меня сразу же из раздевалки забрали на допинг-контроль. Так распорядился жребий. По иронии судьбы выпал 30-й номер. Мой и шведского вратаря Томми Сало! И мы вместе встретились на допинг-контроле. Но у него все очень быстро получилось, и, когда я пришел, он уже выходил. Я же просидел там часа три-четыре. В гостиницу приехал уже под утро.

Была выделена командная премия. Я на нее купил машину «Хёндай Санта Фе». Но мы ехали в Солт-Лейк-Сити не деньги зарабатывать, а бороться за престиж страны.

Как сложилась карьера после той великой победы? Никто нас в НХЛ не пригласил, где играли, там и продолжили выступать. Более того, у меня так сложились обстоятельства, что я вернулся из российского чемпионата в белорусский.

Я лично каждый год 20 февраля смотрю этот матч. У меня дома хранится и та победная шайба", - цитирует Копатя "Комсомольская правда".


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать