Есть люди, которые вызывают симпатию и доверие буквально с первого взгляда. Таким мне показался много лет назад приехавший в Витебск украинец Артём Гниденко. Его полюбили болельщики, с ним сдружились партнёры по команде, к нему с уважением относились руководители команды. Прошли годы, он снова вернулся, и оказалось, что ничего не изменилось: хороших людей и настоящих мужчин не меняют ни время, ни трудности.

- Имя Артёма Гниденко совершенно не ново для давних витебских болельщиков, многие из которых, услышав о твоём приезде, были, мягко говоря, воодушевлены. Скажи, а почему именно Витебск? Не Рига, не Лиепая, где ты тоже играл, и где тоже остались связи? Почему не какой-то российский клуб?

Знаете, Витебск - это первое, что пришло в голову. Я ведь ждал до последнего, что произойдёт на Украине, всё думал, что хоккей будет, как-то всё решится... Но, когда уже ждать стало невозможно, когда нужно было решать, ты или играешь в хоккей, или заканчиваешь с ним - а я ещё хочу играть, ещё есть силы и желание приносить пользу команде, за которую буду играть - вот тогда я попросил Юру Наваренко и Олега Тимченко, чтобы они позвонили в Витебск. У самого, знаете, наверное, рука не поднималась позвонить, что ли... Они позвонили Дмитрию Владимировичу Дудику, мне дали добро на приезд. Потом я и сам позвонил, поговорил с тренером, с руководством. Меня приняли очень тепло, как будто и не уезжал :). Я столько лет играл в этом городе, в этом клубе, осталась масса положительных эмоций о том времени - особенно о сезоне, когда мы заняли четвёртое место, когда у нас была команда, которая билась и за себя, и за того парня, как говорится. В общем, о Витебске у меня уйма положительных воспоминаний, и в итоге - я здесь.

- А, по прошествии времени успел заметить, как изменился Витебск, или всё то же - родное и знакомое?

Успел один раз, когда на троллейбусе ехал в диспансер. Конечно, город стал ещё красивее, новые дома, достроено то, что в мой прошлый приезд только начинали строить. Интересный город. Ну, а ледовый-то точно старый знакомый :). Раздевалка, правда, немного изменилась.

- Дмитрий Дудик говорил, что до приезда в Витебск ты почти полгода не стоял на конках. А тут только утром приехал - и днём уже на лёд, в игру. Не волновался?

Я не то, чтобы волновался, я переживал. Я ведь приехал с желанием помочь команде выполнить ту задачу, которую поставило руководство - попасть в восьмёрку. Ну, и не хотелось конечно, чтобы меня в таком "разобранном" состоянии увидели болельщики, которые меня ещё помнят, не хотелось, чтобы они подумали:"Что это за инвалид на коляске катается, у нас молодые намного быстрее." Поэтому и переживал, и было полной неожиданностью попасть "с корабля на бал". Проведя последнюю игру 7 марта, я больше на лёд не выходил. Так что, было сложно.

- Ну, к твоей чести скажу, что выглядел ты достойно. Тот же Дудик отметил, что ты выиграл почти все свои вбрасывания - традиционно :) - чётко взаимодействовал с партнёрами...

Спасибо за тёплые слова! Я хотел бы отметить, что мне очень сильно помогали ребята, отрабатывая за меня и в обороне, и в атаке. Я старался делать, что мог в том состоянии, хотя, считаю, не было ни скорости, ни рук, я шайбу толком не чувствовал - так что, спасибо партнёрам, что помогли войти в игру.

- Кстати, о партнёрах. Вспоминая ту замечательную дрим-тим, которая привела клуб на четвёртую строку чемпионата, и костяком которой была именно ваша украинская "банда", - не хотелось бы повернуть время вспять и собраться снова?

Конечно, хотелось бы. Но, мы же все понимаем, что каждый ищет там, где лучше. Юра Наваренко продолжает играть, а Вася Полоницкий... Вы же знаете, что сейчас происходит на Украине. Когда нужно кормить семью, платить за дом, обучение детей, а денег за хоккей не платят... Вася был вынужден закончить играть, и сейчас он, по-моему, работает в такси... Я с ним созванивался перед отъездом сюда, у него было и есть желание возвратиться в хоккей. Но он тоже переживает, ведь я полгода не играл, а он - год. Говорит:"Как я приеду, что я покажу, ведь столько времени уже вне игры..." Да и то, что было - это было. Сейчас хочется создать такую же боевую команду, и даже лучше. Нужно очень много работать. Сейчас в Витебске много молодых ребят, им нужно прививать психологию победителей. Не ходить с опущенными головами. Проиграли - собрались, сделали выводы, напомнили себе, что играем друг за друга. И главное - играем для зрителей. Все матчи все хоккеисты играют только для зрителей! И уже потом - для себя. Поэтому, хотелось бы в этом сезоне сформировать костяк команды, чтобы молодые ребята тянулись за старичками, брали бы с них пример на площадке, в быту, в тренировочном процессе. То есть, быть во всём профессионалами, что и прививает команде Дмитрий Владимирович. Так что, ту команду мы уже не создадим, но лучшую - нам вполне по силам.

- А знаешь, давай обратимся к истокам хоккеиста Артёма Гниденко. Как ты появился в хоккее, а хоккей в твоей жизни?

Сколько помню детство, всё свободное время мы проводили в дворовых "коробках", летом играя в футбол, а зимой - в хоккей. Мне родители купили клюшку, как сейчас помню, "Лидер", за 3 рубля. Она был на левую сторону, а мне нужна правосторонняя. Но мне было всё равно, я выходил, играл, мне очень нравилось. Потом мы переехали, и во второй класс я пошёл в другую школу. Как-то перед летними каникулами на физкультуре к нам пришёл мой будущий тренер и сказал, что после уроков мы будем играть в футбол с параллельным классом. Я футбол тоже любил, и сейчас люблю, так что мы вышли, обыграли их, а я в том матче забил три гола. Тренер спросил:"Есть коньки?", говорю - есть. «Ну, тогда сегодня вечером приходи на тренировку, будешь хоккеистом». Пришёл на тренировку, одел коньки, клюшка у меня была, а перчатки выдали. Так и начал заниматься хоккеем. А через пару месяцев мы уже поехали в Новополоцк на турнир.

- То есть, практически с детства ты ездишь в Беларусь играть в хоккей?

Ну да, видимо это знак (смеётся).

- Далеко не каждый хоккеист добивается того, чтобы его вызывали в национальную сборную, а ты поиграл за Украину в сборных всех возрастов. Почему не у всех получается выйти из молодёжек во взрослую команду? И как ты относишься к тому, что Украина вот уже много лет не может пробиться в хоккейную элиту?

Я считаю, что юниорские и молодёжные сборные - это как витрина для молодых хоккеистов. Ты должен показать агентам, тренерам национальной сборной, что ты готов горы свернуть, чтобы подняться выше, тем более, что ты молод, всё в твоих руках и перед тобой открыт весь мир. Я старался показать себя как можно лучше, и меня приглашали. Правда, тогда наша национальная сборная была очень сильна, игроки выступали в европейских клубах, ведь КХЛ ещё не было. Если место и освобождалось - оно было либо в четвёртом звене, либо вообще запасного игрока. А потом у нас провалилась смена поколений. Сначала молодые игроки не дотягивали до нужного уровня, а когда старички закончили играть - образовалась громадная яма, которая сейчас только углубляется. Без внутреннего чемпионата сложно, практически невозможно построить национальную сборную. Был бы чемпионат, тренер сборной мог бы просматривать игроков, кого-то выбирать, искать... Но это лирика. Все проблемы из-за внутриусобицы в стране. Из-за отсутствия хоть какой-то поддержки от государства. И это не только в хоккее, а и во всём спорте на Украине. Особенно сейчас. Хоккей сейчас, наверное, как гольф - экзотический вид спорта.

- И дорогой.

Да, очень дорогой. Ну, как можно играть в хоккей в складских помещениях? У нас построили коробки, которые и коробками-то не назовёшь. Это, скорее, ангары для хранения картошки или мяса - зимой жутко холодно, а летом очень жарко. Или дутый каток - вот как цирк-шапито. Это ужас.

- Тем не менее, в прошлом сезоне ты стал чемпионом Украины в составе "Компаньона". Наверняка после чемпионства были какие-то планы, перспективы, надежды... И вдруг, такой раздрай в стране - и вся твоя хоккейная жизнь летит под откос. Как это переживала семья, как у тебя получалось справляться с неопределённостью, безденежьем?

Было очень тяжело морально осознавать, что ты заканчиваешь с хоккеем не по собственной воле. Я, повторюсь, ждал до последнего, но у нас в стране уже нет хоккея. Федерация обещала что-то решить весной, но так всё и осталось. Ещё страшно тяжело было в финансовом плане. Когда "Беркут" распался, нас очень сильно кинули на зарплаты. Одну я получил в феврале, а следующую - уже после перехода в "Компаньон", только в сентябре. То есть полгода совершенно без денег, и так не только у меня, те ребята, у кого есть дети - поймут. Накопилось много долгов. А после перехода в "Компаньон" опять же последняя зарплата была в марте, и до сих пор не рассчитались. К тому же летом у нас в семье были две смерти, у жены тётя умерла, а через неделю моя бабушка... На похороны нужны 10 тысяч гривен, это большие деньги. А когда их у тебя нет... В общем, очень тяжело. И сейчас семья там, я - здесь, стараюсь заработать хоть что-нибудь для них.

- Не собираешься семью сюда перевозить?

Я думал об этом. Просто, сложность в том, что мой старший, Дима, ходит в полностью украинскую школу. Я много играл в Беларуси, в Латвии, и, когда мы вернулись, он почти ничего не понимал по-украински. В школе были очень слабенькие оценки. И если я его опять выдерну, то не знаю даже, как он потом справится. Здесь, конечно, очень хорошие школы, у Васи Полоницкого дети здесь учились и очень довольны были... Но, я не знаю, пока ещё думаю.

- И без семьи тяжело, и привезти сюда нет возможности...

Да, я сейчас натурально разрываюсь...

- Привнесём немного лирики в нашу беседу. Твоя жена, Саша, помню, как-то рассказывала мне, что очень долго ухаживала за тобой. Ездила с тобой по городам и весям, варила борщи, создавала уют - а ты всё тянул с предложением руки и сердца. Что так не торопился-то?

Ну, во-первых, я шёл на этот шаг очень осознанно. Я хотел хоть что-то заработать, чтобы за плечами была какая-то копейка, чтобы я не был голый и босый. Так как наши родители не могут нам финансово помогать, я хотел сам обеспечивать свою семью.

- Чтобы не получился тот самый шалаш, в котором с милым рай не очень-то комфортный?

Точно. Я хотел чувствовать почву под ногами и только после того, когда у меня понемножку начали появляться средства, я сделал Саше предложение, и мы поженились.

- Ты внешне производишь впечатление очень милого, вежливого и скромного парня. На льду же мы видим совсем другого Тёму Гниденко - жёсткого, порой грубого, и безжалостного. Как в тебе всё это уживается?

А у меня очень много таких примеров. В той же национальной сборной - Серёга Климентьев, Виталик Литвиненко, тот же Срюбко - они в отношениях между собой и с окружающими милейшие люди, интеллигенты, всё красиво. А как только выходят на поле, сразу забывают обо всей своей интеллигентности. Дружба дружбой, а дело - это дело. Я не то, чтобы старался брать с них пример, но как-то так получается, как и у них: на поле я один, а вне его совершенно другой человек.

- А чем ты любишь заниматься вне хоккейного поля?

У меня почти всё свободное время уходило на детей. Вставая в 6:50 утра отвозил ребёнка в школу, сам ехал на тренировку, после своей тренировки забирал сына из школы и вёз на его тренировку, и возвращался домой уже поздно вечером. Так всё время и проходило.

- Сын каким спортом занимается?

Тоже хоккеем. Но, с амплуа пока не определился, их ещё не делили на защитников и нападающих.

- А что дочка?

Она у меня фигуристка. Очень творческая личность (улыбается). Но это словами даже не передать, её нужно видеть.

- Ну, хороший красивый хоккей - тоже в чём-то творчество. Главное, чтобы рядом были партнёры, понимающие тебя, как говорится, спинным мозгом. Не прикинешь так, с ходу, как выглядит идеальная пятёрка Артёма Гниденко?

Знаете, пара защитников - это Наваренко-Полоницкий, это уже на всю жизнь останется. А тройка... Было очень много хороших партнёров, и так, чтобы с лёту сказать... У нас отличное звено было в Витебске, шикарное звено было с Литвиненко, Женей Пастухом и Бобкиным... Вы меня прям в тупик поставили ;).

- Ну, главное, что с выбором защитников ты ни секунды не колебался!

Наваренко и Полоницкий forever! (смеётся) Витебское звено наше с Женей Каштановым и Костей Немирко было отличным. Мы всегда были друг за друга.

- И опять мы плавно вернулись к тому знаковому для "Витебска" сезону. Знаешь, лично для меня это, пожалуй, самое яркое хоккейное воспоминание. Как сейчас помню последний матч серии с "Металлургом", когда бедный Юра проводит третью смену подряд, с него градом льётся пот, он просит Спиридонова замениться, а тот снова гонит его на лёд. И как Вася забивает свою фирменную шайбу от синей. Но это мои воспоминания. А какие яркие картинки из прошлого прочно закрепились у тебя?

У меня это не то, чтобы какое-то одно воспоминание. Весь тот год был знаковым, ярким. И очень тяжёлым. Спиридонов держал нас в ежовых рукавицах. Выстраивал психику, говорил:"Вы должны ходить с наглыми рожами не смотря ни на что!" На протяжении года он нам это талдычил. И, плюс, наше шикарное физическое состояние, при котором мы могли горы свернуть. Мы могли проиграть в тактике, могли проиграть в мастерстве, но в движении мы не проигрывали никому. Команда играла, как единый кулак, если кого обидели - мы все как пчёлы бросались на защиту :). Мы были как бисер, который разбросали по столу, а Спиридонов взял - и всех на одну ниточку нанизал, и получилось красивое украшение. Вот таким я запомнил "Витебск" и это был очень яркий год.

- Всё получается, когда ты знаешь, что за тобой - Команда.

Да. И сейчас хочется того же. Но это всё не просто, и это не одного дня работа. Это очень кропотливый труд тренера. Ведь с молодыми всегда не просто, у каждого свой характер, к каждому нужен свой подход. И мы, те игроки, кто постарше, будем стремиться к тому, чтобы всеми силами помочь Дмитрию Владимировичу слепить настоящую команду, добиться стабильности. Надо не просто выходить и играть. Мы должны выигрывать. Мы играем в хоккей для болельщиков, всё остальное - второстепенно. Пускай возвращаются на трибуны, поддерживают нас, как говорится, в горе и в радости, в поражениях и победах. Мы играем для них.

Пресс-служба ХК Витебск


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать