Страж ворот «Юности» Сергей ШАБАНОВ — интересный, абсолютно невозмутимый человек. Опытный. Он потерял игровую практику, но не паникует, спокойно рассуждая о тренерском выборе. В интервью Спортивная панорама Сергей делится своим взглядом на сложившуюся ситуацию, вспоминает былые этапы карьеры и не теряет надежд вернуться в сборную.

— Как настроение?

— Нормально. Тренируюсь…

— Появились слухи, якобы вы отправитесь играть в Россию…

— Дыма без огня не бывает. Есть наметки. Но пока не подпишу контракт, не стоит ничего озвучивать.

— Михаил Захаров одной из причин неудачи в финале Континентального кубка, в котором «Юности» не удалось занять первое место, назвал неуверенную игру Шабанова…

— Наверное, проще всего назвать крайним того, кто пропускает пять голов. Как будто голкипер специально уворачивается от шайбы. Тренер заявил, мол, ему не хватило второго опытного вратаря. Первый период мы выиграли у «Ред Булла» 2:0, второй закончили со счетом 3:3 (получили два гола при игре «3 на 5»), а в заключительном пропустили еще дважды. Когда наставник собирался выпускать нового голкипера? При счете 3:3? Там ведь и моей вины в голах особо не было. В меньшинстве порой нечем помочь при всем желании. Особенно, когда у соперника двойной численный перевес.

— В Гренобль летали с женой?

— Да. Но мы виделись всего 30 минут за три дня.

— Захаров говорил, что очень удивился присутствию родни хоккеистов. Вам супруга не мешала сосредоточиться на игре?

— С какой стати? Я привык всегда быть с ней. Так комфортнее, когда она на трибунах сидит. В прошлом году мне же ничего не мешало, хотя жена ездила на все выездные игры! Вообще, не вижу смысла винить кого-то из родных. Во время матча ты не думаешь ни о чем, кроме игры. Тем более вокруг собраны профессионалы. Знаю игроков, которые буквально на следующий день после несчастных случаев с близкими проводили встречу на приличном уровне. А разве наличие родного человека на трибуне мешает играть в хоккей?!

— По прибытии домой «Юность» ждал «разбор полетов»?

— Наш тренер немножко импульсивный человек. Поэтому всем, кому нужно было, досталось…

— Но вы продолжали рассчитывать на попадание в олимпийскую заявку?

— Как говорится, надежда умирает последней. Я все-таки думал, что тренер возьмет меня. Но у него были другие планы. Он видел «перспективу».

— Если смотреть на основные статистические показатели, то по итогам «регулярки» вы стали лучшим среди коллег по амплуа…

— … Хотя я играл не один месяц. Все началось с августа, когда мы выиграли Кубок Беларуси. А с сентября по декабрь старался держать марку в чемпионате. Однако, как выяснилось, одной игрой можно перечеркнуть весь сезон.

— Пытались выяснить у Захарова причины непопадания в состав?

— А зачем? Тренеру виднее. Некоторые специалисты садят на лавку в поучительных целях, некоторые — в наказание. Но за карьеру я это уже все пережил и ничему не удивляюсь.

— Но едва ли вас радует нынешнее положение дел…

— Конечно, каждый человек переживает. За результат, игру, хорошее место в таблице, свою статистику. По крайней мере, не встречал еще людей, которым на все наплевать, но они продолжают играть в хоккей.

— Перед Новым годом вы выбыли из строя. Что случилось?

— Повредил пах во встрече с «Соколом».

— Травма случилась из-за большой нагрузки в чемпионате?

— Нет. Бывают несчастные случаи на производстве. (Смеется.) По большому счету, это моя первая серьезная травма в карьере. Согласитесь, к 36 годам лишь однажды потянуть пах — это о чем-то да говорит. Проблема не в игровых нагрузках. Дело в том, что после матчей надо отдыхать. А у «Юности» предсезонка длится до конца февраля. Поэтому к вопросу о травме надо подходить с другой стороны. Может, следует менять методы работы? Что хорошо 20-летнему, вряд ли подходит 30-летнему.

— Почему за рубежом карьера хоккеистов обычно длиннее?

— Если человеку доверяют, а он знает свое дело — все нормально. За океаном же сейчас никто не говорит, чтобы Челиос проводил на льду по полчаса! Он выходит на 10 — 15 минут и показывает нормальный хоккей. Гашек в свои 45 пытается в Чехии выступать. Так что я еще поиграю!

— В прошлом сезоне схожие с вашими проблемы возникли у Горячевских, который в один момент перестал играть. На вратарей в «Юности» оказывается повышенное давление?

— Оно в клубе нормальное — 120 на 80. Правда, бывает, подскакивает очень высоко!

— Приглашение Малютина означает, что на Шабанова не рассчитывают?

— Я ж не знаю политику клуба. Может, они собираются омолаживать команду? Вот и приглашают с этой целью игроков. Если руководство считает, что этот парень готов выручать «Юность» не хуже меня, то почему ему не доверять?

— Согласились бы поехать на Олимпиаду в качестве третьего вратаря?

— Не отказался бы.

— Какие впечатления остались от игры сборной в Ванкувере?

— Ребята выложились по максимуму. Критиковать можно кого угодно, но у нас не было большого выбора. По сути, травмы двух НХЛовцев разбили два звена. К тому же где-то не повезло, хоккейный бог отвернулся. Буллиты в поединке со швейцарцами? Это лотерея. Ты же незнаком с хоккеистами соперника, которые выполняют штрафные броски. Ладно, если в России выступаешь, то в курсе способностей большинства игроков. Но в Ванкувере был не тот случай. Все говорили, мол, Антоненко забьет, а Мезин не пропустит. Считаю, Олегу было тяжело исполнять буллит. Зная его финты, думаю, вратарь с обратным хватом являлся для него неудобным. У Калюжного имелось бы больше шансов. Впрочем, после драки кулаками не машут.

— К слову, как вы относитесь к критике в свой адрес?

— Нормально. Вот Александр Гавриленок заявил: «Шабанов не достоин Олимпиады». Я спокойно к этому отнесся. Саша, видимо, забыл, как в 1998 году не поехал в Нагано. Хотя, считаю, тогда именно он заслуживал места в составе.

— Гавриленок говорил, мол, необходимо думать о будущем, а Малютин моложе вас…

— На перспективу ездят на чемпионат мира. А на Олимпиаду — по заслугам. Некорректно как-то просто взять и отцепить такого человека, как Гавриленок, который долгое время защищал цвета сборной. Обижен ли я? Захаров сделал выбор… Знаете, я уважаю латышей. Они всегда берут своих. Неважно, в каком те возрасте. А у нас в Ванкувер не поехал ни один голкипер, родившийся в Беларуси. Вот так мы воспитываем вратарей…

— Шабанова записывают в ветераны, а ведь вы с Мезиным ровесники.

— В Беларуси меня назвали неперспективным еще в 24 года, когда не захотели брать на чемпионат мира. Потом я все доказал своей игрой. Впрочем, я с Мезиным нормально общаюсь. Не сказал бы, что дружим — у нас разное окружение. Но, когда находимся рядом, не испытываем неприязни друг к другу.

— Верите еще в возможность вновь выступить за сборную?

— Почему бы нет?! Мало ли, вдруг у меня сейчас второе дыхание откроется! Посмотрите, сколько в России таких примеров! Надо просто попасть в нужную команду к нужному тренеру, а получив доверие, зарекомендовать себя на хорошем уровне.

— Не планируете поговорить с руководством «Юности» насчет сложившейся ситуации?

— Нет. Скажут становиться в «рамку» — пойду, не скажут — не пойду. Насильно мил не будешь. Если тренер считает, что я готов выступать и должен играть, то у меня есть огромное желание в нынешнем году стать чемпионом. Лишних годиков-то нет. Это в 22 можно думать иначе. А в моем возрасте надо выигрывать «золото». Я должен выполнить контракт, заключенный с «Юностью». Он рассчитан до конца сезона. Дальше уже по обоюдному согласию… Впрочем, подойдем к проблеме с философской точки зрения. Нет — значит, нет. Зато удалось посмотреть Игры в Ванкувере по телевизору, дни рождения у всей семьи отметить. Нужно получать удовольствие от жизни!


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать