Форвард системы «Северстали» Владислав Кодола, который сейчас командирован в «Ижсталь» (ВХЛ), рассказал о том, как пришел в хоккей.

Напомним, что Кодола родился в Гомеле, в 14 лет переехал в Санкт-Петербург, а в 17 получил возможность сыграть за океаном - в Северной Америке. Сейчас у хоккеиста российское спортивное гражданство.

«Помню, когда в первый раз на лед вышел. Мой отец работал за границей, и мы с мамой к нему приехали в гости. Однажды проезжали мимо Ледового дворца в Чехии, заехали, купили мне коньки и на массовые катания пошли. И все, после этого начал заниматься. Я толком еще ничего не понимал в свои четыре с половиной года, но понравилось.

Я и сейчас не могу сказать, что я связал свою жизнь с профессиональным хоккеем, потому что это такой вид спорта - может в любой момент все закончиться. А вообще хоккей прочно вошел в мою жизнь, наверно, ближе к старшей школе, когда из-за тренировок и соревнований приходилось пропускать уроки. Потом, когда я переехал из дома в Россию, в Питер, тогда я уже более-менее начал осознавать серьезность выбора. Там самостоятельная жизнь началась, и я уже один, без родителей - все пошло-поехало.

Сложно ли было сделать этот выбор - уехать в другую страну? Да, непонятно было, что и как будет. Не думал о будущем вообще. Просто такая возможность появилась - уехать, я ею и воспользовался. У нас в Беларуси уровень хоккея стал, грубо говоря, падать. Тренера из Гомеля пригласили в Россию, и он меня с собой позвал. В итоге - он не поехал никуда, а я вот поехал и остался здесь.

У нас были в Беларуси жесткие тренеры, где-то могли и подзатыльник прописать, еще что-то в этом плане сделать, можно сказать, так воспитывали нас. Всегда строгие тренеры были. Я считаю, это нормально, у нас командный вид спорта, поэтому должны же как-то получать закалку, чтобы не было вальяжности.

Это необходимость для русского человека? Да, мы русские такие люди, что пока нам пинка не дадут, мы не начнем. В меру, конечно. Бывало, и отец тоже меня поругивал после игр, объясняя, как он со своей стороны видит ситуацию. Это нормально было.

В Северной Америке не так. Объясняют всё вполне спокойно. Понятно, что, если ты не выполняешь задание, любой человек будет недоволен, поэтому там тоже бывало, что ругали. А в целом, я не знаю их систему - я же с детства там не занимался. А вообще, там подготовка совсем на другом уровне, как и хоккей. Там здорово!

У них совсем другая подготовка, нежели чем у нас, много всяких тренажеров, на технику они работают постоянно, куча различных тренировок, кэмпов - очень много всего. То есть, как игрок ты там развиваешься очень быстро. Все это с детства закладывается. У них там и народу больше играет в хоккей, чем у нас, больше и лиг и, соответственно, команд. Когда больше игровой практики, тогда и опыт появляется быстрее. Они же еще и родоначальники хоккея, держат свою планку.

Помню ли свои эмоции, когда мне предложили играть там? Я вообще не ожидал такого, не понимал, как там будет, что там будет - другой мир, другая земля, другие люди. Было очень страшно, и одновременно интересно - все вперемешку, но, посовещавшись с родителями, принял такое решение. Тренеры в Череповце отговаривали, мол, мне не нужно ехать: «это - не твое, не твой стиль игры», еще что-то говорили. Но я подумал, что это, возможно, мой единственный шанс в жизни, надо попробовать. И поехал.

Моя семья живет сейчас в Беларуси, в Гомеле. По возможности матчи смотрят. В основном, отец, он эмоционально так смотрит. Часто после игры с ним созваниваемся, и он мне высказывает свое мнение о моей игре. Мама тоже иногда смотрит, как и брат. В Америку не приезжали, у них не получилось. В Россию за все время, пока я в Череповце был, они один раз приезжали. И вот сейчас хотели приехать, но меня командировали в Ижевск – пришлось отложить.

Кстати, в ВХЛ отменили послематчевые рукопожатия. Для России, конечно, это как-то немного странно. Хотя вот в НХЛ тоже рукопожатия нет, только в плей-офф после раундов - прохождения. Я не знаю, они, может быть, какие-то конфликты хотят предотвратить или еще что-то. Считаю нормально, если после игры пожали друг другу руки, поблагодарили. Однако приняли такое решение, тут уже ничего не сделаешь.

Александр Гулявцев в феврале говорил, что будущее «Северстали» видит в Лапине и Кодоле? Как есть, так и воспринимаю. Это не значит, что мы сейчас же заиграем. Это значит, что впереди тяжелый труд, работа. Бывают и спады где-то, ошибки, пока игроки мы не особо опытные, нам надо учиться, работать. Если он так видит, конечно же, это - приятно, радует, но надо просто работать и все. В том, что я сейчас здесь нет ничего плохого, тут тоже хороший уровень команды, просто нужно набираться опыта, практики - рвать и метать.

Конечно же, хочется в КХЛ играть, закрепиться, а там уже как пойдет. С детства мечтаю в НХЛ попасть, там за любимую команду играть - вообще здорово», - цитирует хоккеиста официальный сайт клуба.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать