Канадский форвард «Шахтера» Натан Робинсон не видит ничего плохого в натурализации хоккеистов.

«Натурализация? Если эта система продолжит работать, может быть, и я сыграю за вашу сборную? Ха-ха, я готов. А если серьезно, то я не против такого усиления команды. В Германии американские хоккеисты тоже получают немецкие паспорта. Если ваш президент любит хоккей и все мечтают, чтобы страна играла на топ-уровне, то приглашение сильных иностранцев — один из вариантов. А еще это реальный шанс для канадских спортсменов сыграть на главных хоккейных турнирах. Потому что не каждый канадец получает возможность пробиться в нашу национальную сборную, где играют такие парни, как Сидни Кросби. Среди моих предков были ямайцы, так что остается выступать за сборную Ямайки.

Хоккеисты «Шахтера» не привыкли играть с иностранцами. Наверное, белорусские ребята не до конца понимают, как сложно нам приходится. И речь не только о языковых сложностях. Иногда я прошу: «Парни, напомните, когда надо прийти на собрание или предупредите, если перенесут тренировку». Но у каждого много своих дел, и мои слова просто могут вылететь у них из головы. А нам, иностранцам, сложно держать все под контролем. Я не всегда понимаю, как надо выполнять то или иное упражнение на тренировке. И ни у кого нет времени, чтобы возиться с канадским легионером. Поэтому я становлюсь последним в линию и четко повторяю движения за другими игроками.

Я дистанционно готовлюсь к получению диплома по тренерской работе. Я параллельно работаю персональным тренером с несколькими клиентами. Я самостоятельно провожу исследования, нахожу оптимальные варианты работы с телом и составляю индивидуальные программы питания, режима сна, расписание физических нагрузок и контролирую выполнение. Уже нашел несколько клиентов в Беларуси, раньше занимался этим в Германии.

Я не верю в приметы или талисманы — только работа может повлиять на результат. В командах, где я раньше играл, встречались парни, которые носили одно и то же нижнее белье и искренне верили, что именно оно приносит им удачу. За игроками «Шахтера» не замечал каких-то суеверий. Некоторые хоккеисты носят бороду, но это не столько связано с ритуалом, сколько с модным трендом в последние пять лет. Я слышал, что в моду входит образ «канадского дровосека», этакого Брента Бернса или Джо Торнтона из «Сан-Хосе Шаркс». Я люблю стильную одежду и считаю, что важно выглядеть классно. Каждый человек — это билборд, а наша внешность — самореклама. Конечно, в Солигорске сложно оставаться модным парнем, поэтому летаю на шопинг в Германию.

Я воспринимаю выступление за «Шахтер» как новый челлендж. Мне приходится привыкать к людям, климату, но самое главное, что делает меня счастливым в Беларуси, — это хоккей. К счастью, клюшка, коньки и лед одинаковы во всех странах. Мы проиграли за последнее время много матчей, и это реальный повод для депрессивного состояния. Когда к «Шахтеру» вернутся победы, мне точно не придется жаловаться. Я занимаюсь любимым делом, а к остальному можно привыкнуть», - отметил хоккеист, сообщает sport.tut.by.