Исполняющий обязанности генерального директора ХК «Юность-Минск» Алексей Торбин поделился мнением о грядущих изменениях в регламенте Экстралиги, рассказал о поиске хоккеистов и приглашении легионеров в связи с новыми требованиями.

«Давайте разберем нововведения без эмоций и по существу. Во-первых, ограничение по возрасту. Здесь мы идем по пути России и Казахстана, где уже поняли, что слишком много государственных денег уходит на неперспективных ребят. Поэтому принято решение ввести систему, которая похожа на ту, что функционирует в ВХЛ. Там в командах может быть не более пяти хоккеистов старше 28 лет и максимум четыре легионера.

Что касается экстралиги, то, например, «Динамо-Молодечно» в новом сезоне перестанет быть единственным фармом минского «Динамо». Соответственно, там не будет действовать лимит на игроков старше 28 лет и на легионеров, которые сейчас отсутствуют вообще. Молодечно станет еще одним местом, где смогут продолжить карьеры возрастные хоккеисты и куда смогут прийти иностранцы. Насколько мне известно, федерация сейчас проводит активную работу, чтобы в таких клубах, как «Металлург», «Брест», «Могилев» улучшилось финансирование, и они также смогли привлечь игроков хорошего уровня старше 28 лет. И те, кому не хватит мест в «Шахтере» или «Немане», смогут безболезненно перейти туда и продолжить карьеру на приемлемых для них условиях. Кроме того, появятся новые команды — так что работы хватит всем.

Не стоит забывать, что в силу возраста этим летом закончат карьеры некоторые хоккеисты. Это естественное сокращение. В прошлом сезоне завершили например, Рядинский, Мелешко, и таких хоккеистов всегда много.

При этом на последнем заседании Исполкома обсуждалось решение, что квота на игроков старше 28 лет может быть расширена на одну — две вакансии для тех команд, которые передали хоккеистов на контракт в КХЛ. Это делается для того, чтобы стимулировать клубы работать с игроками и чтобы команда не сильно пострадала по спортивному принципу. Данный вопрос будет еще решаться ближе к началу сезона. Возможно, кто-то сможет заявить шестерых или семерых «лимитчиков». Нужно отметить, что ограничений по возрасту в «Динамо-Минск» нет, и здесь мы тоже идем по российской модели: в ВХЛ есть ограничения — в КХЛ нет.

В Интернете много разговоров о том, что экстралига потеряет сильнейших своих хоккеистов — легионеров? Ежегодное снижение потолка зарплат в экстралиге привело к тому, что привезти хороших легионеров из Северной Америки или Европы к нам и так очень проблематично. Приезжают совсем не те, кто на две головы сильнее местных игроков, как это нужно. Таких найти крайне сложно. Сейчас у нас в чемпионате выступают два чеха из второй чешской экстралиги, финн из второго дивизиона, поляк и латвиец. И нельзя сказать, что они так уж сильно выделяются на общем уровне. С учетом того, что потолок станет еще ниже, не останется в чемпионате и этих легионеров. Иностранцев действительно высокого уровня в экстралиге и без того уже давно нет. И возможности привлечь хоккеистов, о которых кто-то мечтает, сейчас просто отсутствуют. Ограничения же вводятся в том числе и для того, чтобы оградить клубы от ненужных и необоснованных покупок игроков и трат денег. Те же, кто имеет хорошие деньги, должны обращать внимание в первую очередь на собственную школу и подготовку смены. Пусть лучше средства, которые идут на приглашение возрастных иностранцев, пойдут на организацию поездки детских команд на сильные европейские и российские турниры, чтобы мы могли больше сравнивать, как мы развиваемся.

Когда в России и Казахстане вводились такие ограничения, тоже было много обсуждений. Но система заработала, и нагрузка на местный бюджет снизилась. А освободившиеся деньги смогли перенаправить на развитие детского и молодежного хоккея.

Без возрастных легионеров труднее станет выступать на международной арене? Мы понимаем, что нововведения скажутся на нашем клубе в первую очередь. Хотя бы потому, что мы чаще, чем другие, приглашали хоккеистов из стран Европы и Северной Америки. Несмотря на это, мы проголосовали за этот пункт, пойдя даже в ущерб себе, ведь мы постоянно выступаем в европейских турнирах. Сложно конкурировать с командами, где до 60 процентов состава составляют легионеры. Хотя Континентальный кубок показал, что есть шанс зацепиться и против таких соперников. Но мы будем обкатывать молодежь, которая пойдет дальше.

Мы понимаем, что ни один финн или канадец, который приезжает в экстралигу, не пробьется потом в минское «Динамо», не останется здесь постоянно жить и никак не сможет помочь стране, которая тратит на него деньги. Мы, например, долго искали Уолтерса и Словака. Но так сложилось, что они уехали. Непросто было найти замену, переориентировались на другой рынок. Договорились с российскими легионерами Плотниковым, Гайнетдиновым, которые обходятся «Юности» дешевле.

Если задаться целью, хоккеистов можно найти. В каждом клубе есть специалисты, которые занимаются поиском и подбором спортсменов, получая за это деньги. Игроков достаточно. Посмотрите, сколько команд в МХЛ и ВХЛ. Да, пригласить хоккеистов из России не так просто. Но нужно разговаривать, убеждать, четко обозначить перспективы. А это и возможность попасть в команду КХЛ — минское «Динамо», и выступать за сборную Беларуси, если удастся пройти все ступени отбора и зарекомендовать себя. Не надо говорить, что россияне занимают здесь чьи-то места. К сожалению, ни в СМИ, ни на форумах не обращают внимания на проблему оттока белорусских хоккеистов еще в юниорском возрасте в Россию, где они получают гражданство и играют за местные клубы. Почему-то наши потери никто не считает, а ведь уезжает немало ребят.

Ожидаю ли, что белорусские хоккеисты отправятся выступать за команды из Европы? Европейским клубам сложно брать на работу белорусов, россиян или казахов. В странах Европейского Союза местные власти требуют, чтобы для иностранных спортсменов из СНГ открывали рабочую визу, которая стоит больших денег. Есть бюрократические моменты, которые просто невозможно пройти. Складывается ситуация, что неплохие белорусы, которые интересуют команды Del2, чемпионата Франции, словацкой или чешской лиг, не могут этого сделать из-за введенных в отношении граждан не из стран ЕС органичений.

Сегодня для белорусов их нет только в России и Казахстане. Да, там присутствуют лимиты по возрасту и количеству легионеров, но нет бюрократических преград. В этой связи мы должны выступить единым фронтом вместе с Россией и Казахстаном. Сейчас белорусы могут проявить себя только в ВХЛ или чемпионате Казахстана. Соответственно, и мы должны открыть границы для спортсменов из этих стран, чтобы впоследствии можно было вести разговор о снятии статуса легионера для наших хоккеистов. Наших же ребят в Европу реально не пускают. При этом словенец или латвиец может спокойно поехать в любой клуб континента, поэтому этим странам, может, и не нужен свой сильный чемпионат.

Принятые меры направлены на то, чтобы наш чемпионат стал только интереснее. Каждый сможет занять высокое место, и результат будет показателем того, кто и как сработал, как организована подготовка резерва, как функционирует школа, как отстроена клубная вертикаль. Не будет такого, что наверху окажутся те, кто может переплатить и перекупить хоккеистов. Результат команды в экстралиге будет лакмусовой бумажкой работы всей структуры. Понимаю руководителей, которые воспринимают нововведения в штыки, потому что это тяжелый труд. Проще всего быть директором в клубе, где нет ни толковой второй команды, ни школы. Попросил денег из бюджета, нашел одного, другого возрастного хоккеиста — и пошли награды, кубки, аплодисменты. Но когда денег не станет в какой-то момент — а у нас это периодически случается со всеми — получаем клуб-пустышку, у которого ничего нет. А, например, Молодечно, не имеющее вообще легионеров и хоккеистов старше 28, сейчас дает бой «Неману» с иностранцами и возрастными хоккеистами. Это результат системной работы. В минском «Динамо» взяли пример с «Юности» и выстроили вертикаль школа — фарм-клуб — команда экстралиги — КХЛ. На мой взгляд, было бы правильно добавить в нее еще команду МХЛ.

Нововведения в чемпионате потребуют четкой работы этой системы от всех клубов? Мы все находимся в примерно одинаковых условиях. Но почему тогда, например, я как руководитель «Юности», должен заниматься основной командой, резервной, школой с 500 учащимися, решать тысячи вопросов со льдом, залами, тренажерами, логистикой, искать тренеров, деньги, чтобы оплачивать их труд, выработать некую систему поддержки и преемственности? Почему тренеры основной команды интересуются делами СДЮШОР и смотрят ближайший резерв? Ведь легче всего, как делают многие, заниматься возрастными хоккеистами за деньги из бюджета. Но при этом у тебя нет резерва ни в школе, ни в Высшей лиге — это не волнует никого.

Изменения заставят работать руководителей на местах, чтобы выстроить клубную систему. Нужно, чтобы люди понимали: нет резерва — не будет будущего. Необходимо давать возможность своим хоккеистам показать себя. Мы имеем проблемы: хоккеисты, которые выходят из Высшей лиги, вынуждены уезжать в Витебск, Могилев или Новополоцк, где, к сожалению, не самые лучшие условия для развития. Лимитами мы дадим возможность проявить себя всем хоккеистам, которые могут двигаться дальше, обеспечим нормальный переход из молодежного хоккея во взрослый», - цитирует Торбина официальный сайт ХК «Юность».