0
573

Кристиан Хенкель: НХЛ? Моя цель - помочь «Ак Барсу» выиграть Кубок Гагарина

Хоккей Беларуси КХЛ Новости Кристиан Хенкель: НХЛ? Моя цель...
Кристиан Хенкель: НХЛ? Моя цель - помочь «Ак Барсу» выиграть Кубок Гагарина

Защитник «Ак Барса» Кристиан Хенкель рассказал о хоккее в Германии, как освоился в команде и многое другое. 

«Родился я в Минске, а когда мне было 3 года, переехал в Германию. У меня отец играл в хоккей в этой стране. Так мы переехали всей семьей в Германию, где и жил до 11-ти лет. Родители до сих пор в Вольфсбурге живут.

Хоккей там сфокусирован не везде, а в отдельных - крупных городах, где есть хоккейные интернаты, школы. В них организация всех тренировочных процессов выстроена очень хорошо. А в мелких городах по 2-3 тренировок в неделю. Соответственно, и отношение ребят к хоккею совсем другое. У них больше идет акцент на общее школьное образование.

Я думаю, в последние годы немецкий хоккей сильно прибавил. И я думаю, что да, есть уже понятие – немецкий стиль хоккея. Но они много переняли у канадцев.

Да, в Германии спорт номер один – футбол. У меня как таковой любимой команды нет. Но футболом интересуюсь, и мне самому нравится играть. Летом в отпуске собираемся в Минске и играем в футбол. А в Вольфсбурге, где живут мои родители, есть команда бундеслиги. И когда я приезжаю к родителям в Германию, то стараюсь попасть на матч.

Российским футболом, если честно, не сильно интересуюсь. Но вот сейчас в раздевалке «Ак Барса» многие ребята говорят о российском футболе. Смотрят за РПЛ, интересуются. Да и я сам в футболе постоянно слежу за всем. Думаю, со временем втянусь и буду за российской лигой тоже следить.

На игровой приставке играю только в футбол (Смеется). Почему? Может быть, издержка профессии? Хоккея у нас и так достаточно – по работе. Хочется отвлечься как-нибудь, поэтому и выбираем футбол, FIFA. Вот на тренировочных сборах в Финляндии играли с ребятами практически каждый день. О компьютерной версии хоккея даже никто и не вспомнил. Все без фанатизма и ущерба тренировочной работе, разумеется.

Каково в 23 года сменить родную страну, город и команду? Да вообще нормально, с этим проблем не было. Уже с 11-ти лет один жил, родители ведь остались в Германии. Какие-то различия есть, конечно, между Минском и Казанью, но ничего глобального. Легко подстроиться привыкнуть и никаких проблем. За месяц я уже в принципе привык. Даже когда мы были в Астане на предсезонном турнире с «Ак Барсом» жена звонила. Я ей говорю: последнюю игру играем и идем домой. Она: в смысле домой? В Минск что ли? Нет в Казань – отвечаю. Вот и все (смеется). Поэтому с этим проблем нет и летом, когда агент позвонил с новостью о переходе в «Ак Барс», я был только рад.

Да, семья уже переехала. Живем здесь, на базе «Ак Барса». Здесь условия классные, жена с ребенком ходят в Парк Горького, гуляют. Там и отличная детская площадка есть. Что еще надо? Даже белки бегают (смеется). Современная база, детский интернат – это огромный плюс. Здесь все есть, даже квартиры искать приезжим не надо, питание хорошие – шикарные условия. В Минске тоже арена классная есть.

Первое время, когда только приехал в Казань, жены здесь не было и мы с ребятами, пока у нас у всех семьи не приехали, часто ходили в ресторан. Здесь, от базы недалеко. По центру гулял, тут вправо от базы чуть-чуть проехать. Там погулять тоже можно. И… пока все, наверное (смеется).

Да, пробовал татарскую кухню - эчпочмаки, манты еще ел. Мне нравится. Эчпочмаки – вообще бомба (смеется). Сильно ли белорусская кухня отличается от русской? Честно? Наверное, нет. Разве что, у нас картошки больше.

Да, я спрашивал у Алексея Терещенко, когда он в минском «Динамо» играл. Интересовался, как в Казани было. Тогда я еще и не знал, что сам перейду в «Ак Барс». Он здесь провел много лет и рассказал только хорошее. Еще летом, когда узнал о своем переходе, интересовался у Сергея Костицына - как и что. Отзывались очень хорошо, только позитив от них услышал.

В «Ак Барсе» что тренер скажет, то и буду выполнять. Я же не буду выбирать, где и как мне играть. И вообще, думаю, хоккеист должен уметь играть, и в большинстве, и в меньшинстве. С этим не должно возникать проблем. А так, и в Минске тоже играл в меньшинстве.

Нет, у меня варианта играть за сборную России не было, да и с чего бы? А так, такое касалось парней помоложе меня. Например, Паша Карнаухов из ЦСКА. Но он в раннем возрасте переехал в Россию – лет в 14 в систему ЦСКА поехал. А я уже 4 чемпионата мира отыграл за Беларусь, хотя мне всего 23 года. Дебютировал, кстати, в России – на питерском ЧМ.

Если не считать минскую «Юность» и «Динамо», то да, «Ак Барс» – первый топ-клуб (смеется). А если серьезно, то волнение конечно было, ведь я никого не знал. А тут ребята, которые уже выигрывали Кубок Гагарина, а некоторые и не по одному разу. У Даниса Зарипова 5 трофеев, например. Но руки все-таки не тряслись, старался успокоить сам себя. Зашел в раздевалку, пошел по кругу, поздоровался. А затем уже со всеми начал общаться. В Финляндии на сборах много общался с Игорем Ожигановым, Андреем Педаном, Димой Юдиным – в ФИФУ играли опять же постоянно. А сейчас на базе опять же Юдин живет, Никита Лямкин. На тренировки вместе ходим, с ними больше общаюсь.

Когда я приехал в Казань, в первый день сходил пообщался с тренерским штабом – объяснили что-как по тренировкам. А роли в команде не обсуждались.

Да, тренировочный процесс в «Ак Барсе» отличается от того, к чему я привык в Минске. Прежде всего, сами требования и стандарты здесь выше во всем гораздо. Здесь все нужно делать в два-три раза быстрее и очень много силовой борьбы на тренировках. Нельзя просто выйти на тренировку – поковыряться. Выкладываться на каждом занятии в Казани надо на 200 процентов. Весь тренировочный процесс сложнее.

Я думаю, не важно, в какой паре защитников ты играешь. Если есть возможность подключиться, то надо это делать. Конечно, по ситуации и не в ущерб оборонительным действиям. В меньшинстве, уж точно не стоит (смеется).

Почему не удалось пробиться в НХЛ? Ну, там своя история была. Меня очень тяжело отпускали из Минска. Поэтому не удалось вовремя прибыть в команду. Потом пришлось возвращаться и только в начале января – в разгар сезона я присоединился к заокеанской команде. К тому времени клуб шел на последнем месте. «Летбридж Харрикейнз» играл в Восточной хоккейной лиге. И все как-то скомкано получилось. Вернулся в «Юность», мне было 17-18 лет, ну и остался там. Тем более, меня взяли в первую команды, тогда ее возглавлял Михаил Михайлович Захаров. Решил остаться. Насколько я знаю, вариантов остаться не было. Кстати, Роб Клинкхаммер в Летбридже играл.

Восточная хоккейная лига – лучшая лига среди юниорских за океаном. Конечно, там присутствовало и бей-беги, но это не значит, что ты должен выходить, пулять в стекло и бежать. Если умеешь пас отдать, то можешь отдавать. Там много думающих хоккеистов. В принципе, большая часть игроков НХЛ из этой юношеской лиги и приходят. Хорошее место для молодых.

Да, один раз подрался за океаном. Я даже не помню, с кем. Канадец вроде. Победил? Думаю, была ничья (смеется). Если надо будет, могу постоять и за себя, и за одноклубников в «Ак Барсе».

На данный момент моя цель – помочь «Ак Барсу» выиграть Кубок Гагарина. Думаю, это реально. Все голодные, все хотят выиграть», - цитирует игрока tnv.ru.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать