0
1844
 

Юрий Грабовский: Жаль сына, его нервную систему и семью, на которую проецируются неудачи на работе

Хоккей Беларуси КХЛ Новости Юрий Грабовский: Жаль сына, его...
Юрий Грабовский: Жаль сына, его нервную систему и семью, на которую проецируются неудачи на работе
Михаил Грабовский (tut.by)

Отец Михаила Грабовского Юрий рассказал о первых шагах сына на тренерском поприще в минском «Динамо».

«Мы с ним общаемся в основном по семейным и бытовым вопросам. Сейчас живем вместе, я помогаю с домом, ремонтом и детьми. Сын уходит на работу рано утром и возвращается поздно вечером. Он весь в делах, так что дома с ним о хоккее вообще не говорим. Разве что сегодня я спросил о билетах на дебютный матч сезона, волновался, чтобы все родственники смогли попасть. Сейчас как раз мой отец, которому 91 год, должен подъехать за своим билетом (беседа состоялась в понедельник за час до встречи «Динамо» — «Нефтехимик». — прим.).

У Михаила в Минске большая группа поддержки? В первую очередь это семья: я, мои родители, жена Миши Катя (канадка Кейт Ван Алстин. — Прим.) и трое их детей. Недавно в эту группу добавилась еще белорусская няня.

Пока у сына есть контракт и желание находиться в Беларуси, семья будет рядом с ним. Тут даже вопросов не возникало. Старшие дети с сентября уже начали посещать белорусскую школу. Джаггер и Лили пошли в третий класс, хотя внучка на год старше. Но из-за слабого знания русского языка пришлось сделать шаг назад. Миша принципиально не хотел отдавать детей в англоязычную минскую школу, хотя здесь такая есть. Ему важно, чтобы они хорошо освоили русский.

В семье Грабовских английский все-таки основной, между собой они чаще всего говорят на английском, хотя Катя на бытовом уровне хорошо знает русский язык. Внуки учили русский только во время летних каникул у дедушки — я-то с ними по-русски говорю.

Я вижу, что Миша не успевает уделять должного внимания семье, поэтому на подхвате. Когда у сына не было своей семьи, мы с ним постоянно только о хоккее и говорили. А сейчас я в первую очередь дедушка, водитель, руководитель, мозг, если хотите. У меня много задач — забрать внука из одной секции, отвезти внучку в другую.

Младшему Чарльзу пока нет и двух лет. Лили ходит на фигурное катание в школу Алексея Ягудина, а Джаггер — на футбол в «Динамо» и на хоккей в «Юность». В семь лет совмещение видов спорта не мешает, а, наоборот, формирует игровое мышление. Так что это здорово.

Почему Михаил отдал сына в школу «Юности», а не «Динамо»? Банально потому что Миша сам там занимался с четырех с половиной лет и именно благодаря подготовке тренеров «Юности» заиграл в НХЛ. Не вижу ничего плохого в том, чтобы внук продолжил традицию. Хотя сейчас есть вопрос, где тренеры лучше — в «Юности» или «Динамо». Если динамовские детки обыгрывают «Юность», есть повод задуматься. Но мы верим в «Юность». А дальнейшие успехи будут зависеть от самого «пациента» (смеется).

Джаггер осознает, что за крутая хоккейная фамилия написана у него на джерси? Да нет. Если бы он понимал, то не ленился бы. А то надел 84 номер и позорит его (улыбается). Вчера его «Юность» проиграла в товарищеском матче команде Prohockey, укомплектованной из воспитанников разных школ. Такого быть не должно.

Я стараюсь не дергать Мишу с хоккейными вопросами. Вижу, как он нервничает и переживает. Намного проще, когда результат зависит конкретно от тебя. А если человек находится в команде, то здесь уже должен случиться коллективный успех. Сейчас Миша в каком-то смысле руководитель. Я сам всю жизнь был руководителем среднего звена и допускал вероятность, что меня могут в любой момент подвести. Здесь не все зависит от одного человека.

Я считаю, что в «Динамо» важно создать коллектив единомышленников. Когда все — игроки и тренеры — вместе будут добросовестно проходить этот путь, переживать за результат, как сын, всем будет легче.

Как я узнал, что Михаил собирается подписаться на авантюру и заключить тренерский контракт с «Динамо»? Правильное слово вы подобрали — авантюра. Я узнал об этом где-то в марте. Тогда еще не было никакой конкретики, просто сын высказал готовность вернуться в Беларусь. В этом месяце у него случаются обострения, энергия бьет через край. У Миши все дети — декабрьские, значит, задумывались в марте. Вот и в этом году в марте надо было что-то придумать. Решил пойти в тренеры (смеется).

А если серьезно, то Миша позвонил мне в начале весны и сказал: «Папа, я уже устал от рутины, постоянных семейных забот». По сути последние два-три года после травмы, когда он не мог выходить на лед, Миша занимался тем же, чем и я теперь: отвозил детей в школу, забирал из школы, решал домашние дела. Ему надоел такой жизненный уклад. В 35 лет хочется как-то реализовываться. Миша любит хоккей и не хочет уходить из него. Ему важно оставаться в этой сфере, даже если играть больше не может.

У него были предложения по работе тренером, помимо «Динамо». Мишин агент Гари Гринстин предлагал поработать в фарме «Монреаля», где сын начинал карьеру за океаном. Но Миша, во-первых, еще не знал, как увязать эту занятость с заботой о семье (в Минске все-таки есть дедушка и другие родственники). А во-вторых, хотел начать тренерскую карьеру именно в Беларуси — поработать сперва со своими соотечественниками, а не с канадцами.

Знаю, что Дмитрий Басков еще в прошлом году интересовался у Михаила, есть ли желание работать в нашем хоккее. Речь шла даже о создании новой должности. В итоге этой весной Миша согласился попробовать себя в роли второго тренера. Главным быть он сейчас точно не готов. Думаю, ему надо поучиться, как в институте, лет пять, чтобы присмотреться и вдохнуть тренерского опыта.

Я его поддержал. Безусловно, в «Динамо» хватает трудностей, но молодость не знает страха. У Миши и путь игрока не был простым. Но желание доказать «а я смогу!» победило. Сейчас мы наблюдаем что-то похожее.

Мне как отцу, конечно, жаль сына, его нервную систему и семью, на которую проецируются неудачи на работе. Согласитесь, не хочется, чтобы папа вечно приходил с работы грустным, недовольным и расстроенным. Но, когда случается 9 поражений из 10, как ему приходить другим? Поэтому будем терпеть, с пониманием относиться и питать его позитивом.

В нынешнем минском «Динамо» ставка сделана на молодых белорусских ребят. Соответственно, такой результат предсезонки — показатель дел в нашем хоккее в целом, увы. Понятно, что тренерский штаб должен задуматься и внести коррективы. Хотя, возможно, Вудкрофт еще не раскрыл всех карт. Надеюсь, что канадцы побегут, а к нашим белорусским ребятам найдут правильный подход.

Самое главное достоинство Миши — его желание работать. Он очень трудолюбив, настойчив и упрям — и в этом читается исключительно характер мамы. Думаю, она там наверху все видит и помогает ему. Мама помогла Мише в НХЛ и сейчас поможет. Надеюсь, во вселенной есть такая связь.

То, что Михаил только недавно закончил карьеру игрока, ему в плюс. Сын может делиться своим опытом с молодыми хоккеистами. Причем не столько даже спортивным мастерством, сколько добросовестным отношением к делу. С мастерством дела могут обстоять по-разному, но у каждого спортсмена должно быть правильное отношение к образу жизни, питанию, режиму сна и отдыха, своему организму. Миша в этом смысле всегда был образцовым. Жена может подтвердить. Хоккей для сына всегда был на первом месте.

У него с детства была четкая мотивация — заветная чашка (Кубок Стэнли. — Прим.). Ради этого трофея Миша готов был отказаться от многого. Его ведь позвали в Канаду уже игроком сборной с хорошим контрактом в московском «Динамо». Но сын согласился перейти в АХЛ на какие-то 70 тысяч [долларов] в год, чтобы только заиграть за океаном.

Михаил Грабовский — строгий тренер? Не уверен. Он очень добрый. Может вспылить, но быстро отходит. Вот Крэйг, думаю, на порядок строже.

Из чего сейчас состоят трудовые будни Михаила? Я бы и сам хотел знать, но это секретная информация (улыбается). Сын пропадает на работе с 6 утра до 10 вечера. Занимается теоретическими раскладками вместе с Вудкрофтом, изучает статистику, видеоматериалы. Переводит установки Крэйга и на пару с Андреем Мезиным доносит их до игроков. Не знаю, насколько активно Михаил задействован на льду и выходит ли вообще — ни разу не был на тренировке «Динамо». Надеюсь, что выходит, хотя последствия травмы еще беспокоят.

 Михаил говорил, что хорошим результатом дебютного сезона посчитает построение команды, которая в каждом матче будет выкладываться на 100 процентов? В любом случае, если результата не будет, то, как бы кто ни выкладывался, оправдания команде не будет.

Я не буду переживать, если мы не попадем в плей-офф. Хочу этого, но на сегодня с трудом могу представить такой расклад. По-моему, важнее, чтобы у «Динамо» появились конкурентоспособные игроки, кандидаты в сборную, хоккеисты, которые будут прогрессировать и давать результат — если не в этом, то в следующем сезоне. Важно, чтобы «Динамо» готово было разнести «Юность», если Михал Михалыч снова предложит встречу. Вот это я подразумеваю под результатом.

Я болею за «Юность», но еще больше, конечно, за сына и его «Динамо». Такое вот раздвоение личности. Не хотел, чтобы в «Кубке Салея» «Динамо» встречалось с «Юностью». Но, судя по напору Михал Михалыча, эта встреча нас все равно еще будет ждать впереди.

Сын еще не пожалел, что согласился работать в «Динамо»? Я думаю, нет. Как это — в начале пути уже жалеть? Миша знал, на что идет. Может быть, он не знал, что будет так много трудностей. Но сейчас самое время ломать старые устои и выстраивать свои новые законы. Надо брать людей, которые не будут мириться с определенными вещами, а захотят менять все к лучшему. Миша многое видел в своей карьере и хочет перенести в «Динамо» этот опыт. Пока есть желание что-то изменить, это надо делать», - отметил Грабовский-старший, сообщает sport.tut.by.