0
1380
 

Олег Евенко рассказал, зачем минское «Динамо» в КХЛ и пойдёт ли он доигрывать в Экстралигу

Хоккей Беларуси КХЛ Новости Олег Евенко рассказал, зачем ми...
Олег Евенко рассказал, зачем минское «Динамо» в КХЛ и пойдёт ли он доигрывать в Экстралигу
Олег Евенко (belarushockey.com)

Защитник сборной Беларуси Олег Евенко отвечал на вопросы подписчиков в прямом эфире, сообщает официальный сайт «зубров».

– Очень много вопросов о твоём возможном переходе в «Салават Юлаев», так что давай с этого начнём и сразу же закроем тему. 

– Я ничего не слышал о «Салавате».

– Любишь ли ты башкирский мёд? 

– Не пробовал.

– За какую команду ты бы хотел выступать в НХЛ?

– За «Коламбус». Когда там был, мне понравился город. Много молодёжи, солнца, всё очень спокойно. Мне понравилось.

– Город в принятии продолжения карьеры ты бы рассматривал как один из факторов?

– Если это касается НХЛ – нет.

– Если КХЛ, то Минск – отличный город?

– Минск прекрасен по мировым меркам. Отличный город, не уступает «Коламбусу».

– Почему хорошо жить в Беларуси?

– Я в Минске вырос, живу здесь. Был ещё в Гродно, очень понравился город. В Минске соблюдается баланс по сравнению с Москвой, где абсолютный хаос и муравейник. У нас можно много чем заняться, найти где покушать, в какую сферу пойти. Есть много вариантов, и в то же время здесь не слишком бешеный темп жизни.

– Самый запоминающийся матч?

– В КХЛ: домашний против «Ак Барса» в сезоне 2018/19, выездной в сезоне 2019/20 с «Авангардом». В сборной – в Минске, когда выходили в четветьфинал. В Северной Америке – за университет, когда на открытом воздухе играли. Кстати, в Риге тоже на открытом воздухе было прикольно.

– Овечкин или Гретцки?

– Овечкин.

– Роналду или Месси?

– Не знаю, тяжёлый вопрос.

– Макгрегор или Нурмагомедов?

– Макгрегор, учитывая маркетинг. И как он себя позиционировал, и что он из себя сделал.

– Боялся ли ты когда-нибудь настолько, что не смог ответить на грубость соперника из-за своего личного страха?

– Я всегда боюсь, но нет такого, чтобы я не мог через это переступить. Всегда есть адреналин и мандраж. Хотя в последние годы этого меньше, почти нет. Когда я был молодой, было страшно, особенно, если когда тебе 18 лет. Уверен, почти у всех, кто этим занимался, такое есть. Но я считаю, что через это надо переступать.

– То есть, все твои драки – не потому что ты бесстрашный и бессмертный? А просто по необходимости?

– Да. Я бы не сказал, что я люблю драться. У меня нет какой-то любви, я люблю играть в хоккей. Но я понимаю, что я большой парень и в этом неплох, поэтому пользуюсь этим.

– Многие ребята из КХЛ тоже это осознают. Есть команды, которые побаивались тебя и вели себя менее нагло, когда ты в составе. Принял бы ты бой от Хары?

– Да, сто процентов.

– Тренируешь свои качества бойцовские?

– Нет, вообще нет. Когда был помоложе, ходил на бокс, но это больше для физподготовки. Но понял, что это не то, и перестал.

– Когда мы увидим твой дебют в UFC? Хотя думаю, что знаю ответ – «нет».

– Не знаю. Всё возможно. Никогда нельзя говорить никогда.

– Мог бы ты на тренировке сборной избить Диму Буйницкого?

– Нет, конечно. Зачем это всё? Тем более, Дима крепкий парень, думаю, он бы не дал себя избить.

– На пресс-конференциях после матчей Крэйг часто говорит о системе. Какие это основные требования? Какие это принципы?

– Принципы достаточно простые. Он хочет, чтобы все полностью выкладывали, понимали систему, по которой мы играли, и всегда по ней действовали. Когда ты выполняешь систему, ты можешь креативить. Система достаточно жёсткая. Он прививает то, что мы в каждой ситуации заведомо знать, как действовать. Уже в голове это должно быть. Система для того и существует, чтобы быть предсказуемым для партнёра на льду. Приходит к твоему партнёру шайба, ты знаешь, где эта шайба окажется дальше. Ты играешь дальше и можешь действовать на опережение. Если кто-то сработал не по системе, страдают абсолютно все.

– Должно ли «Динамо» играть в КХЛ? И почему?

– Я думаю, должно. Это очень престижно для страны и хоккея. КХЛ – вторая по силе лига в мире. Это сравнимо как если бы у любого белорусского клуба была возможность играть в Англии. Плюс развитие хоккеистов – это тоже важно.

Приоритет в карьере, Дальний Восток, Экстралига

– Какой хоккейный компонент ты бы хотел развить до идеального?

– До идеального нереально. Тем более в моём возрасте. Но прибавить хотел бы во всём. Всегда хочу во всём. Я считаю, что хоккейного мышления у меня достаточно, могу пользоваться своими сильными сторонами. Бросок можно было бы улучшить, это не сильная моя сторона.

– Если бы ты выходил в большинстве, какая позиция для тебя было бы удобной?

– На синей линии или перед воротами.

– Есть ли мечта, связанная не с хоккеем?

– Я бы хотел после хоккея иметь какую-то карьеру. Необязательно связанную с хоккеем.

– Хотел бы быть капитаном «Динамо»?

– Капитаном всегда приятно быть, но это большая ответственность. Приятно, но нужно оправдывать ожидание своих партнёров по команде. Я и так стараюсь всегда максимально проявлять лидерские качества.

– Какой у тебя приоритет в карьере: успеть больше заработать или остаться и играть в родном городе? 

– Если выбор только между двумя этими факторами, то я бы сказал так: если разбежка в деньгах очень большая, то выбор в сторону денег, потому что карьера не бесконечная. Но всё зависит от того, можно ли чего-то добиться. Я думаю, что должен быть баланс между этими вещами. Нельзя сказать что-то одно или другое.

  – Какая у тебя цель в карьере?

– Я бы хотел себя реализовать в полной мере. Верю, что я ещё не добился в хоккее всего, чего могу. Речь про командные трофеи, матчи на высочайшем уровне, игры за сборную. Хотелось бы играть на высоком уровне, менее высокий мне не очень интересен в плане амбиций.

– Если ты не получаешь предложения из КХЛ, АХЛ и европейских лиг типа Швеции, Финляндии, Германии, в Экстралигу ты не пойдёшь доигрывать?

– Скорее всего, да. Но всякое может быть. Кто знает, может, на тот момент не будет какого-то хорошего варианта. Всё возможно, не вижу смысла зарекаться. Но на данный момент я бы не пошёл в Экстралигу.

– Для тебя это не вызов?

– Если бы я чувствовал, что мой уровень хоккея, на котором я играю, такой, я бы согласился. Но если я чувствую, что мой уровень выше чемпионата Беларуси, я не вижу смысла.

– Устаёшь от перелётов? Особенно в дальних перелётах на Дальний Восток.

– На Дальний Восток всем тяжело лететь. Мы спим на таких специальных мешках. Перелёты утомляют, но это часть работы. Ты привыкаешь и всё.

– Как происходит перелёт на Дальний Восток?

– Да, у нас есть матрасы, который кладут на пол. Просто ложимся и спим весь перелёт. Мы живём по белорусскому времени. Может быть ночь, а мы только просыпаемся. Мы не в проходе спим, а между седушек есть места. Но я не помещаюсь поверх, поэтому ложусь на полу под креслами поперёк самолёта.

– Против какой команды в КХЛ тяжело играть?

– ЦСКА.

– Есть ли у тебя нападающий, против которого лично тебе тяжело играть?

– Есть многие ребята с очень высоким уровнем, но так сразу на ум никто не приходит. Не хочется отвечать лишь бы кого-то называть.

– Сложнее играть с габаритным или маленьким, но быстрым?

– С габаритным, если человек хорошо пользуется своим размером. Приходится затрачивать больше энергии на те же действия.

– Кто из нападающих «Динамо» самый непредсказуемый при игре 3х3?

– Многие ребята в формате 3х3 крутят, бросают, креативят. Выделять сложно.

– Как ты думаешь, что в «Динамо» надо поменять в межсезонье?

– Нам уже прислали индивидуальные программы подготовки к сезону. Мы уже должны начинать готовиться. Будет сильный упор на физическую готовность.

– Что нужно, чтобы «Динамо» взяло кубок Гагарина?

– Нужно время и доверие руководству. Нужно, чтобы они выбрали путь развития и по нему действовали. С нуля что-то сделать за год – нет, нужно строить что-то. Не получит подписать большие имена и сразу выиграть. Нужны какие-то традиции, вводить стандарты, культуры. Мама, выйди из эфира, пожалуйста!

– Какие бы ты ввёл традиции? Как бы ты посвящал игроков в команду?

– Наверное, должна быть традиционная вечеринка новичков, где ребята будут друг друга узнавать. Какие-то задания, чтобы ребята шутили. Так ребята смогут раскрепоститься, всем будет весело.

Быт, правильное питание, маленький аллигатор

– Есть ли у тебя девушка?

– Да, есть.

– Способен ли ты теоретически сделать предложение девушке во время матча?

– Нет.

– А как ты видишь предложение ей?

– Я пока туда не смотрел (смеётся).

– Какие твои сильные стороны в быту?

– Готовка и уборка.

– Как сделать пиццу, чтобы не подгорало по краям?

– Не знаю, девушка делала, у неё не подгорало. Закидывала в печь и всё.

– Насколько серьёзно ты относишься к питанию? В одном интервью было сказано, что ты даже яблоко на ночь не съешь. 

– Я не сказал, что не съем. Сказал, что это не лучший снэк. Сладкое не ел дней восемь до сегодняшнего дня. Немножко похудел. Не скажу, что самочувствие сильно поменялось от этого. К питанию эти 8 недель после окончания сезона стал относиться серьёзнее. Когда нет тренировок, легко потерять форму. Поэтому сахар стараюсь получать только из фруктов. Но мёд я ем.

– Были ли у тебя домашние животные?

– Когда был маленький, у меня была черепашка. Мы её отдали в зоопарк. Был хомячок, тоже отдали. Была собака, она умерла, это было очень грустно. С тех пор никого не заводил.

– Заведёшь себе маленького аллигатора?

– Я бы может в теории был бы не против, но думаю, что такие животные не должны жить взаперти. Мне кажется это странным. Да и вообще, что делать с рептилиями? Покормить и всё. Хотя знаю, что есть люди, которым нравится.

– Был ли в твоей жизни один болельщик, который запомнился поступком?

– Да больше, чем один. Когда в Америке играл, мне майку купили пару раз за большие деньги (относительно того аукциона). Болельщица из Беларуси дарила кепку с аллигатором и номером 91. Тоже это было интересно.

Юниорский хоккей в Америке, новичка водят по барам, экзамен в универе во время ЧМ

– Как ты учился в школе?

– Хорошо учился.

– Была попытка отлынивать от школьных домашних заданий под предлогом хоккея?

– Нет. Я совмещал и школу, и хоккей. Домашние задания делал так, чтобы получить нормальные оценки, и всё.

– В университете другая история. У тебя недавно был вопрос: тяжело ли попасть в студенческую лигу? Ты ответил, что тяжелее попасть туда, откуда можно попасть в студенческую лигу. 

– Когда-то мне даже тренеры говорили об этом. Тебе нужно в Америке быть, чтобы ты был легальным для университетов. Ты попадаешь в юниорскую лигу, лучше всего в USHL. Можно откуда угодно попасть, но престиж лиги падает тогда. В USHL команд меньше, чем университетов. Логично, что туда тяжелее попасть, конкуренция выше. А вот оттуда уже в университет проще. Смотря на каких условиях: полная оплата твоего обучения, частичная и так далее.

– Правда ли, что когда ты устраивался в Беларуси, в твоей трудовой книжке в графе «образование» не указано образование?

– Честно говоря, даже не знаю, я не смотрел в неё.

– Расскажи про твоё обучение в университете Массачуссетса.

– В первый год я даже не знал, что такое существует. Я просто играл в USHL. Мне нужно было попасть в команду сначала. Там два легионера можно только. На тот момент, когда я приезжал, в кэмпе были я, пацан из Словакии, Рома Граборенко, русский из какой-то команды U-17. На ту позицию была конкуренция большая. Мне помогло знание английского, я думаю, плюс то, что я начал драться. Так показал, что готов на многое, чтобы остаться. У меня тогда особо не было вариантов, я приехал на просмотр и мне сказали: если ты остаёшься, мы оплачиваем перелёт и селим в семью.

Был месяц или два, когда нужно было бороться за место. Мы в тот сезон вышли в финал лиги, проиграли там 2:3. В следующем году я знал, что есть университеты. Когда ты приезжаешь в 18 лет, ты вообще не осознаёшь, что возможно такое продолжение карьеры. Потихоньку университеты стали проявлять ко мне интерес: знали, что я для них легален, говорю на английском. После одной игры ко мне подошёл один из тренеров, сказал, что им нравится моя игра. Приехал потом другой тренер, пригласил на официальный визит – это так называется. Ты прилетаешь, тебя встречают, рассказывают всё, привозят в универ. отдают пацанам в команде. Когда рекрутируют людей, ты проводишь время с ребятами в команде. Меня сразу повели на вечеринку, в бары, я посмотрел атмосферу с ними. На следующий день был завтрак с тренерами, они объяснили, какие условия предлагают. После этого ты принимаешь решение. У тебя таких предложений может быть много.

– То есть, если я правильно понял, тебя сначала должны заметить как хоккеиста. Потом если тебя пригласили, тебя вбрасывают в атмосферу, чтобы ты поварился вне хоккея…

– Это чтобы заманить к себе, подружиться с ребятами. Когда тебе 19-20 лет, это производит хорошее впечатление.

– Вы ходите в бары, потом общаетесь с тренерами, тебе рассказывают, как тебя видят. И так может сделать любой университет?

– Думаю, да.

– То есть, ты можешь походить по барам в нескольких городах?

– Да. Есть многие хоккеисты, которых хотят все университеты.

– У нас в «Динамо» нет такого? Бар, завтрак с тренерами…

– Нет, конечно. Тут уже профессиональный уровень, тебя подписывают через агента. Там совсем другое становление. Ты делаешь упор на бар, но дело не в этом. Тебе просто показывают университетскую жизнь. Допустим, русский парень выбирает канадскую или американскую лигу, он боится, что ему будет тяжело осилить учёбу или язык. Поэтому тебе показывают повседневную жизнь, приятные её стороны.

– Приходилось потом так ходить и показывать?

– Да. Всегда, когда рекруты приезжают, ты тоже ходишь со всеми.

– Правда ли, что у тебя была ситуация, когда экзамен в университете попал на матч чемпионата мира?

– Да. Я тогда просил Егора Голованёва, чтобы он от ФХБ написал письмо, чтобы меня отпустили конкретные учителя. И команду тоже просил, потому что сезон в университете заканчивается намного раньше. Я просил сдать экзамен заранее либо из дома онлайн. Какие-то предметы разрешили сдать заранее, какие-то – онлайн, когда я был в кэмпе до начала ЧМ. Так время совпало, но мне повезло.

– Пересдачи были?

– Нет. Но был очень плохой экзамен по информационным технологиям. Там можно было даже списывать из любых источников. Это был единственный раз, когда я не подготовился. Подумал, чего готовиться. Написал на 55 из 100, это худший экзамен. Просто не понимал, что происходит. Не знаю, что я там писал.

– Нормальная твоя оценка – это сколько?

– У меня в среднем всё было на 5 или 5-. Некоторые предметы сдавал на 4.

– В Беларуси в некоторых университетах хоккеистам могут давать послабления. В Америке тренер за тебя пойдёт с зачёткой?

– Нет. Но зависит от университета. Есть школы, где учебная сторона намного меньше. У Кирилла Готовца больше, у меня чуть выше среднего. Зависит от культуры университета. Некоторые тренера ставят жёсткие рамки: у тебя ниже среднего балла, значит, мы тебя не принимаем. У тебя должна быть академическая успеваемость. Если она ниже определённого балла, ты просто не можешь играть за команду. Плохо учиться ты не можешь. Возможно, тренер пойдёт с зачёткой в каких-то исключительных ситуациях, когда игрок очень хороший, а ему не дано учиться. Но я не знаю.

Китаров, Демков, Готовец

– Кто в команде дольше всех моется в душе?

– Не знаю, для этого надо в душе много находиться. Хотя, я часто сижу в холодной ванне… нет, тяжёлый вопрос, не знаю.

– Ты рассказывал, что в 15 лет описался, открывая замок. 

– Не уверен насчёт возраста, но это правда. У нас был замок, который надо поддёрнуть. Я не понимал, как это делать. Мог соседям постучать, чтобы они открыли. Я со школы шёл, там не любил в туалет ходить. А мне из школы идти 40 секунд. Уже стою у двери, пытаюсь открыть. Не мог соседям постучать, потому что понимал, что пока они выйдут, я уже описаюсь. Но я не вижу в этом ничего такого. Это бывает.

– Во время игры бывало такое?

– Нет.

– Бывает, что приспичит в туалет во время игры?

– Бывает, но ты же играешь в хоккей десять лет, ты прекрасно знаешь, когда тебе надо сходить в туалет, сколько воды выпить и так далее.

– Кто твой кумир из хоккеистов? Кроме Кирилла Готовца.

– Кумиров у меня нет. Тем более, если кроме Кирилла Готовца.

– Какая твоя любимая песня?

– Нет такой.

– Артём Демков выбирал песню, которая звучала после побед. Ты помнишь, какая?

– Помню, но не знаю название.

– Остаёшься ли в «Динамо» на следующий сезон? 

– Пока ничего не слышал.

– Когда Китаров появится в инстаграме?

– Я с ним как-то общался, он поставил условие, по-моему, какое-то нереальное. Сейчас самоизоляция, я не могу повлиять на него. Вероятность того, что Китаров появится в инстаграме, минимальная. Очень минимальная.

– Без какой вещи (помимо предметов первой необходимости) ты не можешь провести свой день?

– Без чашки кофе.

– Во сколько лет ты начал бриться? 

– В 17, наверное. Там нечего было брить особо, но я брился.

– С какими трудностями ты сталкивался в игровой карьере?

– Когда приехал в Америку и был в юниорке, мне сказали, что надо подтянуть катание. Работал над этим, подтянул, теперь всё хорошо.

– Решился бы подраться с Овечкиным?

– Если бы на то была причина, почему нет? А просто так – зачем?

– За кого ты болеешь в Экстралиге?

– В основном, где больше всего ребят, которых знаю лично. В этом сезоне больше болел за «Юность».

– «Бостон» или «Вашингтон»?

– «Бостон».

– Назови свою любимую пятёрку в минском «Динамо».

– Тяжёлый вопрос. Готовец – Евенко, мы в парочке работаем. В нападении в центре пусть будет Френки (Паре), справа… хм, всё. И в воротах Никита Толопило.

– Какого тренера ты считаешь лучшим в своей карьере?

– Игоря Анатольевича Филина. Он дал мне основы, на которых я смог строить и развивать карьеру – характер, веру в себя. Это мой третий тренер, который в «Юности». У него два выпуска, из них много успешных хоккеистов относительно Беларуси.

– Кто пьёт больше всех воды в команде?

– Я.

– Отдал ли бы ты свою жизнь для того, чтобы спасти жизнь другого человека?

– Думаю, да. Если человек мне близкий.

– Если бы ты мог сказать себе в молодости что-то одно, что бы это было?

– Всегда верь в себя.

– Если бы ты был самым влиятельным человеком в мире, что бы ты изменил? 

– Ой, тяжёлый вопрос. Мне кажется, у меня компетенции не хватает, чтобы отвечать на этот вопрос более-менее благоразумно. Могу что-то ляпнуть, но это будет лишь бы ответить.

– Есть ли футбольная команда в Беларуси, за которую ты болеешь?

– Нет. Но мне приятно видеть любую белорусскую команду, которая хорошо выступает на мировом уровне в любом виде спорта. Есть чувство гордости. Та же «Юность» в Лиге чемпионов – тоже приятно.

– На приставке лучше играешь в хоккей или футбол?

– Давно не играл, но, наверное, в футбол. В FIFA чаще играю за «Милан», это моя любимая команда.

– Почему «Милан» сейчас такой слабый?

– Потому что Шева закончил карьеру.

– Есть ли у тебя какие-то хобби? 

– Иногда я пишу стихотворения. Рэп. Недавно мы с друзьями собрали мозаику, это был мой первый опыт, но мне очень понравилось. 500 паззлов было, часов девять собирали. Там был космос, было тяжело в начале понять, что и где.

– Четверостишие своего авторства расскажешь?

– Следующий пост в инстаграме будет моим стихом.

– «Реал» или «Барселона»?

– «Реал».

– Давали ли тебе пробивать буллиты?

– Да, в юниорской лиге. Но особо не получалось, после этого не давали.

– Чего-нибудь боишься?

– Конечно. Хотелось бы не бояться. Змей не люблю, но в инстаграме люблю на них смотреть. Акул не люблю, но в инстаграме люблю на них смотреть. Находясь в клетке за акулами понаблюдал бы.

– Где ты тусуешься?

– Я не тусовщик. Если куда-то иду, то для того, чтобы вкусно покушать.

– За какой вопрос ты подаришь свою клюшку со своим автографом?

– За вопрос про школу.

Эксклюзив

«БХ». Александр Скоренов: Хорошо, что «Химик» отобрал очки у «Шахтера»

Форвард «Гомеля» подвел итоги матча с «Витебском» (4:0), где он набрал 3 (2+1) очка.