Лучший форвард в истории белорусского хоккея Михаил Грабовский рассказал, как оказался тренером минского «Динамо».

«Ну мне не то чтобы позвонили… На самом деле я сам давно уже проявлял инициативу. Я слежу за белорусским хоккеем — за «Динамо», за «Юностью», за сборной. И меня как-то задевает, что о нашем хоккее пишут много негатива. Ладно в своей прессе, но в российской тоже, что особенно неприятно. Мне как гражданину Беларуси это не сильно нравится. Надо помогать.

Я общался в основном с Дмитрием Басковым. Как-то пришел еще при предыдущем председателе федерации. Пообщались. На чемпионате мира в Дании, когда сборная вылетела, хотел поиграть. Но не получилось. Тогда решил попробовать себя тренером, чтобы как-то помочь молодым ребятам. Опять не вышло, меня отцепили. И как-то некрасиво. Не буду вспоминать.

Мне не оплатили перелет и проживание на чемпионате мира? Дело не в этом. У нас ведь так — если сам инициативу не проявишь, то никому ничего не надо. Я для своего опыта хотел побыть с ребятами, но… Про оплату я и не думал. Что, федерация сильно богатая у нас? В Дании общался с Басковым. Я его давно знаю, и нам было о чем поговорить. Тем более не понаслышке знаком со многими молодыми ребятами. Я ведь неоднократно делал в Беларуси кэмпы. Хотел попробовать уже на другом уровне. И Дмитрий Юрьевич понял, что я могу оказаться ему нужным.

Басков сам по себе толковый человек. Динамовская школа у него неплохо работает, он сам все время стремится развиваться. Думаю, общение со мной ему тоже помогает. Он никогда меня ничем не напрягал. У нас все было очень конкретно, и он не говорил в интервью, как некоторые, что Грабовский заработал денег и ему теперь больше ничего не нужно. В общем, так как игровая карьера моя не складывалась, то я пришел к выводу, что надо попробовать себя на тренерском поприще.

Начал с Канады — с юниорских команд. Но быстро понял, что работать с тамошними хоккеистами даже на этом уровне очень непросто. Менталитет там все-таки немного другой. Не зная тренерской кухни, там очень тяжело общаться с игроками. И в один прекрасный момент захотелось вернуться домой. Осознал, что там буду гораздо нужнее.

Смотрел ли игру сборной в Казахстане? Ни одного матча. Я следил за онлайнами в интернете, но в приоритете у меня были матчи НХЛ. До этого наблюдал за чемпионатом КХЛ, потом решил сделать паузу и провести время с семьей. Для матчей чемпионата мира у меня были специальные люди, которые обо всем рассказывали. Они рассказали, что надо будет много работать с молодежью. А также о том, что многие молодые игроки, которые могли бы туда поехать, не поехали.

Из белорусских тренеров общаюсь со Скабелкой. Человек молодец, развивается, двигается в правильном направлении, делает хорошую карьеру. Из молодых ребят — с Перепехиным.

Если судить по результатам, то Андрей Владимирович сегодня лучший отечественный тренер. Со стажем — Андриевский, который тоже много где поработал, Занковец опять же. Но у Скабелки больше успехов. Он игровик до мозга костей. Очень хорошо читает игру и как хоккеист, и как тренер. У него нет хоккеистов по блату. Если человек будет нарушать дисциплину, его команде не будет. Из-за этого, думаю, и случился конфликт в Омске. Скабелка — человек с принципами, и он всегда им неотступно следует.

Я же принципы только сейчас строю. Когда был хоккеистом, то их имел. Просто играл. А сейчас надо свое тренерское видение выстраивать.

Когда я был игроком, то чуть ли не в каждом матче дрался с Костицыным-младшим, а сейчас он в «Динамо» и это проблема? Не думаю. Уверен, мы бы с удовольствием все повторили, если бы была возможность снова оказаться в НХЛ. Ради этого — да не вопрос. Каждый день бы дрались, удивляя и шокируя всю Северную Америку. Но, увы, есть вещи, которые вернуть уже невозможно. Сережа меня очень хорошо поймет. Как и любой, кто играл в лучшей хоккейной лиге мира.

Потенциал братьев? Я его оцениваю высоко — это очень хорошие игроки. Думаю, они в состоянии стать настоящими лидерами команды. И удивить многих скептиков в КХЛ, считающих, что их век в хоккее уже закончился. Знаю, что и Андрей, и Сергей готовы играть. А наша тренерская задача помочь им вернуться на тот уровень, где они были раньше. Это возможно сто процентов. Главное, чтобы они этого хотели. Это их персональный вызов.

Понятно, что нам предстоит много работы. Но давай не будем забывать, что в истории той же НХЛ были команды, в которые никто не верил, а они потом совершали чудо. Да чего далеко ходить — возьми хотя бы «Сент-Луис Блюз» в нынешнем сезоне. Ребята уверенно шли на последнем месте в лиге, и кто мог предположить, что они завоюют Кубок Стэнли?

Надо понять: у сегодняшнего «Динамо» есть одно преимущество — в нас никто не верит. Кроме нашей страны и наших болельщиков. «Бесславные ублюдки»? Когда сборная Великобритании все-таки умудрилась остаться в группе А чемпионата мира, они кричали прямо в камеры: «Да, мы убогие и знаем это!».

Для меня лучшим итогом работы станет то, если команда будет отдаваться игре в каждом матче. Не надо ставить задачу куда-то попасть. Надо ставить задачу, чтобы хоккеист играл каждую смену на пределе своих возможностей.

Кого бы из хоккеистов сборной я бы хотел обязательно увидеть в «Динамо»? Мы уже говорили о Костицыных. Если они поверят, что могут сделать больше, чем делают сейчас, то таких игроков тренерский штаб хотел бы видеть в команде. А так, конечно, надо давать шансы молодым. Хочу, чтобы они поверили в себя. Ну и чтобы ребята, которые играли в прошлом сезоне, пришли уже готовыми. И чтобы они тоже поверили в себя. И в то, что легионеры тут не при чем, — результат в первую очередь они должны обеспечивать сами, а не надеяться на кого-то.

Может, нам вообще от легионеров избавиться? Думаю, надо избавиться от лимита вообще. Пусть играют сильнейшие. Я готов привезти много хороших игроков из разных стран, чтобы мальчишки приходили и смотрели на хороший хоккей.

У меня есть деньги, которых хватит до конца жизни? Деньги имеют свойства заканчиваться. Но я никогда не играл за деньги. Друзья и игроки, которые меня знают, подтвердят, что я всегда играл исключительно за победу.

Хотя не скрою, есть и такие, для кого главное сумма в контракте. Плюс прописанные там бонусы. И таких довольно много. Я в свое время уехал из России, отказавшись от больших денег. Только для того, чтобы пробиться в НХЛ. В тот период даже приходилось одалживать у друзей, чтобы просто нормально провести лето. Но ни о чем не жалел. Я видел цель и стремился к ней во что бы то ни стало.

Я изменился за эти три года, которые вынужденно провел без хоккея. Когда у меня появились дети, жизнь закономерно перешла в другое русло. Хотя чего греха таить, эти три года были очень сложным периодом для меня. Как для человека, не представляющего свою жизнь без любимой игры. Мой мозг не мог остановиться и до сих пор работает на уровне НХЛ. «Давай, давай, вперед без остановки».

Люди, поигравшие там, меня поймут. Они знают, насколько меняется твое мышление. Я вернулся в Минск, кажется, голова бы могла успокоиться. Но нет. Хотя не знаю, возможно, это станет моим плюсом при работе с командой из КХЛ.

Я смотрел много хоккея, в том числе и детского. Общался с умными людьми, с тренерами, у которых играл. С менеджерами, расширившими мой кругозор. Теперь вижу хоккей глазами не только игрока. Я понимаю, как и почему в нем все происходит.

Предложения выгодно разместить деньги ко мне поступали не раз? В Беларуси до этого не доходило, а в Америке было столько всего… Чтобы рассказать все истории, нам надо будет записать отдельное интервью. Я прошел целую школу бизнеса за эти двенадцать лет. Если в Минске будут делать бизнес-семинары, могу стать их звездой. Пойти на любой и рассказать там немало всяких интересных вещей на эту тему.

Каждый опыт необходим. Я не пострадал финансово, но многому научился. Доверять в первую очередь себе. А если кому-то доверился, то проверяй, что происходит с твоими деньгами. Но сразу скажу — у хоккеистов это не получается, просто не хватает времени.

В любом случае надо быть реалистом и не верить в сумасшедшие прибыли. Если бизнес у человека работает давно и приносит стабильный доход, хоть и не самый большой, то с ним всегда лучше иметь дело, чем с тем, кто обещает манны небесные.

Мое главное богатство — это семья. Я хотел бы быть богатым душой и здоровьем. Деньги это не универсальное лекарство против всего. Лишь только сейчас я ощутил в полной мере, насколько был счастлив, когда играл в хоккей. И это совет игрокам, которые уж добились чего-то и заработали денег. Надо понять, что не стоит по собственной глупости попадать во всякие истории и рисковать тем, что заработал потом и кровью.

Ну, если бы я был очень уж правильным, то в НХЛ бы никогда не играл. У каждого свои заморочки. А у нас, хоккеистов, их пик приходится на лето. Другое дело, что профессионалы всегда знают меру. Знают, где можно и где нельзя.

Самая крутая заморочка? В Монреале. Мне не давали играть в основном составе, и я решил поехать в фарм-клуб. Взял билет на самолет и полетел в другой город. Ребята пришли в раздевалку, а Грабовского нет. Он улетел в «фарм». Все остолбенели — а что, так разве можно?

Эта дурная история случилась по молодости, и она перевернула мою жизнь. Если бы я не был таким упрямым, может, отыграл бы много лет в «Монреале». А так попал в «Торонто». Познакомился с женой. Потом переехал в Нью-Йорк… И моя жизнь сложилась так, как сложилась.

Что мне сказали в фарм-клубе? А я не доехал туда. Пришлось отправиться к агенту в Калифорнию. Как раз на следующий день «Монреаль» играл в Лос-Анжелесе. Генеральный менеджер уговорил меня вернуться в раздевалку.

Мне было стыдно общаться с Саку Койву, который отыграл тринадцать сезонов за «Монреаль». Я, конечно, допустил ошибку. Но потом, анализируя ситуацию, понял, что мой поступок не был таким уж спонтанным. В том сезоне в «Монреале» не ощущалось единства. Каждый был сам за себя. Поэтому, наверное, я даже не стал говорить о своем отъезде никому из одноклубников.

Хотя, с другой стороны, если бы там был крепкий коллектив, я бы никуда и не дернулся. Это все школа жизни, через которую тоже надо было пройти.

Нужны и такие примеры. Не хочу быть белым и пушистым. В молодости я совершал немало глупых поступков. Все мы живые люди, и пили, и гуляли. Но должна быть мера. Ты можешь нарушить вчера, это твоя внутренняя профессиональная кухня. Но сегодня ты должен прийти на тренировку свежим и отработать ее на сто процентов, являясь при этом примером для молодых игроков.

Знаменитый футбольный тренер Павел Садырин оштрафовал двух игроков «Зенита», которые не пошли напиваться вместе со всеми после матча, так как посчитал, что им не следует отрываться от коллектива? Поступил правильно, одобряю. Но есть и другая сторона. Те, которые пьют, должны понимать тех, которые не пьют. Да, бывает человеку алкогольные напитки не заходят, организм их просто не воспринимает. Не потому, что они какие-то ботаники, просто так сложилось. А у нас сразу ставят ярлык, если не пьешь и значит, ты… Мудак. Или, что еще хуже, собираешься всех слить тренеру.

Конечно, когда ты трезвый смотришь на всех этих алкоголиков, то разные мысли в голову приходят :) Думаешь, как они все завтра будут тренироваться? Да они же с постели не встанут. А приходишь — люди как будто вчера вечер за просмотром телевизора провели. Ни в одном глазу. Есть и такие уникумы. Им просто надо хотя бы раз в месяц сбросить напряжение.

В НХЛ такого тоже нет, и я по бане соскучился. Мы, кстати, ходили в вместе с Овечкиным. Саша тоже такие вещи уважает. Как человек, рожденный в СССР. Сказать, что я его перепарил? Да нет, его не перепаришь и не переплаваешь. Настоящий русский медведь.

Какой результат в своем первом тренерском сезоне я бы считал хорошим - выйти в плей-офф или сделать команду, которая будет биться в каждом матче? Как уже сказал, мне больше нравится второй вариант. Я помню свои годы в Нижнекамске. Команда была хорошая, но многим игрокам было все равно. Они не соблюдали режим и играли как придется, по настроению. А одно звено — я, финн и Сергей Коньков — реально стремилось пролезть в плей-офф. Тогда был год локаута, и нам очень хотелось себя проявить и доказать.

Болельщики все чувствуют — кто отдается игре, а кто только ее имитирует. И даже когда мы проигрывали, нас никто не освистывал. Но как только на лед выходило другое звено, им доставалось по полной. И для меня было волшебным чувством, когда весь стадион скандировал твою фамилию. А начиналось все так же, как и в Минске, — в нас никто не верил. Но мы бились-бились и в конце концов все-таки вышли в плей-офф.

Мне кажется, сейчас наступило именно то время, когда цель у нас действительно одна. И у тренеров, и у игроков и, что самое главное, у болельщиков. Мы все устали проигрывать, и с этим надо что-то сделать. Сделаем. Потому что мы «Динамо-Минск», - цитирует тренера «Прессбол».


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать