Защитник минского «Динамо» Кристиан Хенкель вспомнил несколько моментов из своего детства.

«Когда вернулся в Беларусь, отец еще играл центральным нападающим. Это потом его решили переквалифицировать. Да мне и самому нравилось в защите – меньше беготни, больше надо думать. С тех пор не менял амплуа.В прошлом году, когда приезжал летом в Германию, брал с собой форму, чтобы поиграть с отцом. Вышли погонять шайбу с любителями, только не в одной команде, а друг против друга. Так захотелось.

Не, папу старался не трогать. Но он очень азартный. Как-то я еще лет в семнадцать приезжал – тоже играли. Вот тогда в одной команде. Профессионалов не было, поэтому я особо не усердствовал. Отцу это не понравилось – вставил мне на скамейке. На любом уровне ко всему относится серьезно, рубится, хочет побеждать.

Папатренировал«Вольсфсбург-2». Это непрофессиональная команда. Кто-то работает на заводе, кто-то еще где. Вечером собираются на часик потренироваться. Ну и отец в нескольких матчах играл. До сих пор получает удовольствие. Сейчас в Вольфсбурге, где у родителей дом, тренирует ребят 2002 года. Без хоккея не может.Мой старший брат тоже ведь занималсяхоккеем.В детстве вместе играли. Но ему не понравилось, поэтому быстро закончил.

Младший?О, этот фанат! Мама говорит, что будет лучшим хоккеистом из Хенкелей. Ему пять лет, и единственная игрушка – клюшка. Больше, чем у кого-либо из нас, желания выйти на лед и погонять шайбу. Как и меня, его поставили на коньки в три-четыре года, сейчас уже занимается. Спрашиваю родителей, не собираются ли тоже отправить в Минск. Но мама говорит, малого не отдаст – ей хватило, что я рос отдельно. Хотя посмотрим. Время еще есть. Зависит от того, как будет прогрессировать.

Ой,  а сестра чем только не увлекается!.. Гандболом, танцами… Активная девочка. Но в хоккей, думаю, ее не пустили бы.

Стараюськаждое лето посещать Германию. В детстве еще и на Новый год выбирался. Правда, когда профессиональный контракт подписал, стало сложнее уезжать посреди сезона. Тем не менее, иногда удается на два-три дня вырваться.  Прошлый год получился очень насыщенным, поэтому родители сами наведывались на две недели.

Родителичувствую себя немцами?С одной стороны – да, с другой – нет… Стали более сдержанными, спокойными, педантичными. У мамы раньше была белорусская душа, а теперь она чуть поменялась. Хотя все равно внутри – наши. Дома разговаривают на русском и детей заставляют, чтобы не забывали. Потому что в школах и садиках только немецкая речь. Есть друзья и знакомые, чьи дети уже не понимают по-русски.

Одноклассники мне помогали тетрадки подписывать, когда я переехал. Да и читал слабо. Но со временем научился, проблем не испытывал.

Думаю, уже ничегоне осталось во мне из немца. Когда приезжаю в Вольфсбург, мама говорит, что у меня чисто белорусский менталитет. Иногда даже сложно общаться с немцами, акцент чувствуется. Здесь, в Беларуси, все свои, проще», - цитирует Хенкеля «Прессбол».


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать