Защитник минского «Динамо» Кристиан Хенкель вспомнил несколько моментов из своего детства.

«Когда вернулся в Беларусь, отец еще играл центральным нападающим. Это потом его решили переквалифицировать. Да мне и самому нравилось в защите – меньше беготни, больше надо думать. С тех пор не менял амплуа. В прошлом году, когда приезжал летом в Германию, брал с собой форму, чтобы поиграть с отцом. Вышли погонять шайбу с любителями, только не в одной команде, а друг против друга. Так захотелось.

Не, папу старался не трогать. Но он очень азартный. Как-то я еще лет в семнадцать приезжал – тоже играли. Вот тогда в одной команде. Профессионалов не было, поэтому я особо не усердствовал. Отцу это не понравилось – вставил мне на скамейке. На любом уровне ко всему относится серьезно, рубится, хочет побеждать.

Папа тренировал «Вольсфсбург-2». Это непрофессиональная команда. Кто-то работает на заводе, кто-то еще где. Вечером собираются на часик потренироваться. Ну и отец в нескольких матчах играл. До сих пор получает удовольствие. Сейчас в Вольфсбурге, где у родителей дом, тренирует ребят 2002 года. Без хоккея не может. Мой старший брат тоже ведь занимался хоккеем. В детстве вместе играли. Но ему не понравилось, поэтому быстро закончил.

Младший? О, этот фанат! Мама говорит, что будет лучшим хоккеистом из Хенкелей. Ему пять лет, и единственная игрушка – клюшка. Больше, чем у кого-либо из нас, желания выйти на лед и погонять шайбу. Как и меня, его поставили на коньки в три-четыре года, сейчас уже занимается. Спрашиваю родителей, не собираются ли тоже отправить в Минск. Но мама говорит, малого не отдаст – ей хватило, что я рос отдельно. Хотя посмотрим. Время еще есть. Зависит от того, как будет прогрессировать.

Ой,  а сестра чем только не увлекается!.. Гандболом, танцами… Активная девочка. Но в хоккей, думаю, ее не пустили бы.

Стараюсь каждое лето посещать Германию. В детстве еще и на Новый год выбирался. Правда, когда профессиональный контракт подписал, стало сложнее уезжать посреди сезона. Тем не менее, иногда удается на два-три дня вырваться.  Прошлый год получился очень насыщенным, поэтому родители сами наведывались на две недели.

Родители чувствую себя немцами? С одной стороны – да, с другой – нет… Стали более сдержанными, спокойными, педантичными. У мамы раньше была белорусская душа, а теперь она чуть поменялась. Хотя все равно внутри – наши. Дома разговаривают на русском и детей заставляют, чтобы не забывали. Потому что в школах и садиках только немецкая речь. Есть друзья и знакомые, чьи дети уже не понимают по-русски.

Одноклассники мне помогали тетрадки подписывать, когда я переехал. Да и читал слабо. Но со временем научился, проблем не испытывал.

Думаю, уже ничего не осталось во мне из немца. Когда приезжаю в Вольфсбург, мама говорит, что у меня чисто белорусский менталитет. Иногда даже сложно общаться с немцами, акцент чувствуется. Здесь, в Беларуси, все свои, проще», - цитирует Хенкеля «Прессбол».


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать