В рамках судебного процесса над Максимом Субботкиным были зачитаны досудебные показания Леонида Сагындыкова, который не явился на заседание.

Он рассказал, что занимался хоккеем в школе «Юность» вместе с Владимиром Бережковым, прослушал две полуторачасовые лекции о финском хоккее, прочитал пособие по развитию игры в Швеции.

В 2014 году он вернулся из России, продав там дом. Новое жилище Сагындыков приобрел в деревне Нестерки Вилейского района. В мае он встретился с Бережковым и предложил свои услуги специалиста по детско-юношескому хоккею на волонтерских началах. Леонид Сагындыков отказался от любых денег, а свою зарплату предложил направлять на развитие хоккейных школ и отдал карточку Владимиру Бережкову. Свое намерение трудиться бесплатно он объяснил наличием достаточного количества денежных средств, заработанных в России и полученных от продажи дома.

Показания Бережкова о том, что он снимал деньги с карточки и тратил их на строительство недвижимости, стали для Сагындыкова большой неожиданностью (позже Бережков от этих показаний отказался). По словам свидетеля, ему было сказано, что деньги направляются в коммерческий отдел, который и будет помогать детским школам.

Во время сотрудничества с «Динамо» Сагындыков, по его словам, регулярно посещал школы и хоккейные матчи в Молодечно, Березе, Бобруйске, Пружанах, ездил на хоккей в Россию, наблюдал за тренировками, делился своим мнением с Бережковым.

Субботкина он видел один раз. Обвиняемый поприветствовал его словами «Привет, альтруист», из чего Сагындыков сделал вывод, что тот знает о его волонтерских условиях работы.

При этом Бережков попросил Сагындыкова на вопросы, получает ли тот зарплату, отвечать утвердительно.

Леонид Сагындыков также заявил, что никаких денег от Владимира Бережкова почти никогда не получал. После увольнения ему отдали карточку с «выходным пособием» в виде 13 млн рублей. Также Бережков однажды дал ему $ 10 000 на строительство бани в Нестерках. Такой широкий жест Сагындыков объяснил тем, что ей они собирались пользоваться вместе.

Рассмотрение «дела Субботкина» продолжится после небольшого перерыва 29 сентября.

Отметим, что именно личность Сагындыкова является ключевой в эпизоде, связавшем задержания Максима Субботкина и экс-генменеджера клуба Владимира Бережкова. Назначение специалиста следствие считает фиктивным.

Изначально на допросах Бережков говорил, что он брал карточку своего друга Сагындыкова, чтобы одолжить деньги на строительство квартиры. После задержания Бережков отказался от этих показаний, сославшись на состояние аффекта.

Позже он рассказал, что Сагындыков работал на волонтерских началах, при этом всю свою работу исполнял. Начисленную ему зарплату Бережков с полученного ранее согласия Сагындыкова снимал с карточки и приносил в пакетах Субботкину, оклад которого был «нищенским и уступал даже заработку уборщицы». Эти показания были зачитаны в суде вопреки протестам адвокатов<yandex-block>, сообщает sport.tut.by</yandex-block>.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать