Белорусский судья Максим Сидоренко рассказал об интересных нюансах работы в КХЛ и поддержке отца Андрея Сидоренко, который работает в ХК «Гомель».

«В Нижний Новгород после матча в Уфе добирался на поезде, наверное, поездка получилась бы слишком долгой, более суток, а у нас по негласным правилам переезды более 24 часов на поезде не рассматриваются – в таких случаях мы летаем. Хотя бывает, что и на короткие расстояния тоже берём билеты на самолёт – иногда это просто выходит дешевле.

В первую очередь, наша работа отличается графиком. Ты выходишь на работу в конце июля и возвращаешься с неё в конце мая. Меня долго «обкатывали» в Молодежной хоккейной лиге, я проработал там около пяти лет, а также три сезона в Высшей лиге. Перелететь из одного конца страны в другой – для меня теперь словно на машине переехать, особого дискомфорта нет. За сезон получается порядка ста перелетов.

Обычные люди добираются до своей работы пешком или наземным транспортом, а судьи – на самолетах, другие люди идут на работу с портфелем, а мы приезжаем с 20-килограммовыми сумками (смеётся). Когда я выхожу из подъезда, соседи, бывает, спрашивают: «На отдых?» А я им в ответ: «На работу».

Обычно мы едем на две-три игры, а иногда бывает и тур из шести матчей. Это раньше мои учителя ездили на игры с портфелем, куда помещались коньки и брюки с рубашкой. Сейчас, конечно, и защита уже появилась для судей, плюс ты должен взять костюм, личные вещи – всё это превращается в хороший хоккейный баул. С дресс-кодом у судей КХЛ всё предельно строго, это обязательное условие – мы должны приезжать на матчи в костюме и галстуке.

За первые полтора месяца работы в этом сезоне я побывал уже в 15 городах КХЛ. Конечно, график очень тяжелый. Например, в Уфу мы прилетели в шесть утра, отоспались, отработали игру, а рано утром – очередной переезд. К Новому году обычно чувствуешь, что нужно как-то перезагружаться. Усталость накапливается не от хоккея, а от этого ритма жизни. Поэтому на пользу идут, например, международные паузы на матчи сборных.

Евротур в этом смысле полезен не только для команд, но и судей, но, в отличие от игроков, у нас нет докторов, массажистов и прочего персонала, который помогал бы в физической подготовке и восстановлении. Всё это нам приходится делать самим, изучать свой организм, чувствовать, когда тебе лучше подольше поспать, чем вставать рано утром на завтрак, заставить себя пойти в зал или пробежаться, найти время сходить в сауну. За собой, конечно, нужно смотреть, чтобы оставаться свежим как можно дольше.

Дома получается бывать не так часто, как хотелось бы, мы всё время на выезде. В сентябре у меня в общей сложности получилось побывать дома дня три-четыре. Конечно, мы занимаемся любимой работой, и без неё найти себя в чём-то другом уже тяжело, поэтому на первое место выходит поддержка семьи – понимание того, что ты вовлечён в любимое дело и отдаёшься ему, делая это на благо родных. Большая компенсация занятости – это лето, когда ты можешь полностью посвятить пару месяцев своей семье – вплоть до следующих предсезонных сборов.

Дело в том, что раньше и я, и другие судьи совершали немало ошибок, связанных с тем, что мы не могли запрашивать видеопросмотр на подобные эпизоды. Это изменение введено только в КХЛ, и хорошо, что лига отслеживает такие проблемные моменты и позволяет нам исправить свою ошибку.

По телевизору родные обязательно смотрят. Дети, как увидят мой номер 19, сразу приникают к экрану. Хотелось бы в отдельных случаях и с семьей приехать, взять, например, супругу на какие-то матчи, но, в связи с тем, что график довольно жесткий, большого смысла в этом не вижу. В основном, опять же, приезжаем в город на один день – и движемся дальше. Вот и общаемся поэтому «по телевизору» - КХЛ ТВ помогает (улыбается).

После каждой игры отец отзванивается или пишет. Как правило, интересуется, всё ли нормально прошло, потому что он знает по себе, что картинка нам даётся одна, а то, что происходит внутри, все психологические моменты, напряжение во время игры – этого на экране не передать. Как тренер, он может дать совет или подсказать некоторые нюансы, спросить, почему я принял то или иное решение. В чем-то помогает и его одобрение, когда мы хорошо провели игру, не дали чрезмерно выплеснуться эмоциям или вовремя их погасили. Это, конечно, большая польза, когда кто-то тебе не только указывает на ошибки, но и говорит, что делается правильно. Всегда важно услышать мнение после игры, получить разбор своей работы, в том числе от инспекторов, чтобы на будущее понимать, что ты сделал хорошо или над чем тебе нужно работать.

Во всех ли городах КХЛ побывал? Ещё не видел Сочи, не бывал в Китае – вот, жду приглашения (улыбается). Что касается Дальнего Востока - это своеобразное испытание. Когда летишь туда на одну игру, тогда всё проще: прилетел – отсудил – улетел. А бывает график: два матча в Хабаровске и два во Владивостоке – тогда днём спишь, а ночью себя чем-то занимаешь. Если переключаться на местное время, то твоя батарейка сядет намного быстрее.

Минск для меня – это не просто дом, но город, в котором в 2014 году дебютировал на чемпионатах мира. То мировое первенство запомнилось тем, что стало для меня первым и домашним – а это двойное наложение ответственности. До того я работал только на юношеских чемпионатах, поэтому, конечно, волнение было, но за пару игр вкатился. Следующий чемпионат в Праге прошел спокойнее, а на мировом первенстве 2016 в Москве и Питере снова почувствовал то, что на тебя все смотрят, все знают – то есть я снова оказался как будто дома, и нужно было постараться показать максимум профессионализма в своей работе.

Изменения в правилах всё-таки есть – на постоянной основе введен видеопросмотр по запросу тренера. Хочу сказать, что это здорово: посмотрите статистику – это новшество действительно помогает. Самое важное – это то, что видеопросмотры приводят к принятию правильных решений.

Планы на Корею в олимпийском 2018-м? Такую цель перед собой нужно ставить, но в то же время я объективно смотрю на вещи: если в этом олимпийском турнире будут участвовать игроки из НХЛ, то обязательным условием будет и присутствие большого числа североамериканских судей. Остальной состав будет добираться из лучших европейских судей. К тому же, учитывая, что Беларусь не отобралась в Пьончанг-2018… По практике последних лет к международным турнирам стараются привлекать судей из стран всех сборных-участниц, которые завоевали право быть в элите. Судьи, в свою очередь, также должны показать, что они способны работать на столь высоком уровне. Последний пример – это Петер Гебеи, который благодаря участию сборной Венгрии на чемпионате мира проявил себя и в этом сезоне был приглашен в КХЛ.

Как оценю новые правила? На постоянной основе введен видеопросмотр по запросу тренера. Хочу сказать, что это здорово: посмотрите статистику – это новшество действительно помогает. Самое важное – это то, что видеопросмотры приводят к принятию правильных решений. Лучше потратить пару минут и пересмотреть момент, поскольку хоккей – быстрый вид спорта, и бывает так, что лишний раз не хочется ловить какие-то миллиметры, останавливать игру. Зрителям неинтересно смотреть на свистки, на остановки – им хочется наблюдать за хоккеем, и мы стараемся как можно меньше останавливать ход матча по незначительным моментам.

Когда происходит, как мы это называем, «миллиметровый» вход в зону или игрок немного заезжает в площадь ворот, мы стараемся перетерпеть такие моменты, не свистеть, поскольку, как правило, это ни к чему не приводит. Но практика показала, что иногда всё-таки стоило бы свистнуть, быть повнимательнее. Вместе с вводом видеозапроса стало проще и тренерам, и нам тоже: теперь мы знаем, что нашу ошибку можно сразу поправить. Ты узнаёшь об этом не постфактум, пересмотрев эпизод после матча или получив звонок из лиги, а во время игры, и поэтому знаешь, что твоё решение не повлияло на исход встречи. И ещё, я бы добавил… Перед началом сезона меня спросили, что значит «правила пишутся кровью судей», и тогда я не нашёл, какой пример привести.

Сейчас ввели дополнительный видеопросмотр по такому правилу. Когда атакующий игрок оказывается в площади ворот, не совершая помехи вратарю, и шайба залетает от него в ворота, мы не имели раньше права посмотреть этот момент на видео, а по правилам это нельзя было считать голом. Представьте себе: идёт сильный бросок, и нападающий с защитником вместе въезжают в площадь ворот до того, как туда залетела шайба. При такой плотности расположения игроков определить, в чей конек она попала, с учетом скорости полета шайбы от ста километров в час и выше, практически невозможно. Сейчас у нас появилась дополнительная опция на просмотр такого эпизода: по нашему запросу это делает судья-видеогол.

Дело в том, что раньше и я, и другие судьи совершали немало ошибок, связанных с тем, что мы не могли запрашивать видеопросмотр на подобные эпизоды. Это изменение введено только в КХЛ, и хорошо, что лига отслеживает такие проблемные моменты и позволяет нам исправить свою ошибку – опять же, это идет только на пользу игре.

Главные судьи смотрят видео самостоятельно только по запросу тренера на предмет блокировки вратаря перед взятием ворот. Причём смотрят вдвоём. Как обычно распределяются роли? Решение в этом случае принимает главный судья, который находился в непосредственной близости от ворот, а другой главный, располагавшийся в средней зоне, оказывает консультативную поддержку при просмотре, чтобы помочь своему партнеру. Бывает, что ты где-то немножко «запарился», в голове много всяких моментов, информации. А твой партнер более спокоен, может более широко посмотреть на ситуацию, навести тебя на правильное решение, в чём-то подсказать. Для этого и разрешили при просмотре присутствовать второму судье – в четыре глаза смотреть всегда лучше, чтобы правильно оценить эпизод.

Недавно у нас был эпизод, в матче «Йокерит» - ЦСКА. Смотрели-смотрели со всех камер – ну, не видно шайбы. Был забит гол, положение «вне игры» в поле определено не было. Стали пересматривать со всех камер – ничего не видно, а потом технический работник нам говорит: «Ребят, подождите – сейчас по телевизору момент показывают». И вот, когда уже нам дали телекартинку, только по ней с одной из камер мы увидели, что шайба, действительно, вышла за синюю линию. Шайба была закрыта коньком и для камер, и для линейного судьи, который располагался рядом, но физически не мог увидеть, что она вышла. Вот так, телевидение помогает и в нашей работе тоже (улыбается)», - цитирует тренера официальный сайт КХЛ.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать