Попытки расширения КХЛ на запад проходят в муках и явно сложнее, чем в свое время НАТО — на восток. Широко анонсированное принятие в дружную хоккейную семью словацкого “Льва” действительно могло восприниматься как прорыв. Все-таки по еще не изжитой привычке даже входящая в ЕС и Шенген Латвия до сих пор воспринимается в России лишь как “условное” зарубежье, что уж говорить о Беларуси и Казахстане с прозрачными границами.

Другое дело — словаки, их присоединение тянуло бы на роль первой ласточки в полноценной экспансии лиги в хоккейную Европу. Ради которой не грех было даже “подвинуть” минское “Динамо” из “вкусного” с маркетинговой точки зрения дивизиона Боброва в, будем откровенными, все же менее презентабельный секстет Тарасова.

Спачатку дань жыццём плацілі
Яму адны багатыры,
Пасля знаходзілі ў магіле
Спачын і вёсак жыхары.
Янка Купала, “Магiла льва”

Приговор новорожденному

Попадающиеся выше глаголы в прошедшем времени здесь вполне уместны: вчера было объявлено о решении КХЛ не включать словацкую дружину в число участников чемпионата КХЛ-2010/11. В размещенном на официальном сайте лиги заявлении на сей счет говорится следующее:
“После принятия предварительного решения о включении ХК ”Лев" (г. Попрад, Словакия) в число участников чемпионата лигой совместно с Федерацией хоккея России проводилась работа по согласованию юридических формальностей, касающихся проведения матчей Чемпионата КХЛ на территории Словакии. В адрес Федерации хоккея Словакии были официально направлены соответствующие запросы, проведены консультации с руководителями Международной федерации хоккея (ИИХФ). Однако после длившихся более недели переговоров КХЛ так и не получила внятного решения Федерации хоккея Словакии относительно участия ХК “Лев” в чемпионате лиги и проведения игр КХЛ в г. Попрад. Федерация хоккея Словакии выдвинула КХЛ встречные, никак не обоснованные условия, явно нацеленные на блокирование нахождения взаимоприемлемого цивилизованного решения, в частности, потребовав обеспечить членство словацкого клуба в Федерации хоккея России.

Приняв во внимание отсутствие обоснованной позиции Федерации хоккея Словакии по обсуждаемому вопросу, постоянное передвижение словацкой федерацией сроков принятия решения и невозможность дальнейшего затягивания вопроса о точном количестве участников чемпионата, Совет директоров КХЛ решил не утверждать участие хоккейного клуба “Лев” (г. Попрад, Словакия) в чемпионате КХЛ в сезоне-2010/2011. Вместе с тем Совет директоров КХЛ отметил, что в случае решения юридических формальностей и выполнения требований Регламента КХЛ клуб “Лев” может претендовать на участие в чемпионате КХЛ начиная с сезона-2011/2012.”

История болезни

Теперь попробуем немного распространить сухие официальные формулировки кратким анализом краткой же истории “мертворожденного” словацкого клуба КХЛ. Вообще, история со “Львом” изначально отдавала не то смелостью, не то авантюрой. Команда появилась вроде как из ниоткуда, причем “вдали от шума городского” в провинциальном чешском Градец-Кралове, команда которого выступает во втором по рангу чешском дивизионе. Вернее — собиралась появиться именно как проект, создаваемый “под КХЛ” стараниями чешского хоккейного агента Ярослава Зидека (кстати, представлявшего в этом качестве интересы Яромира Ягра) и бизнесменов Романа Славчева и Сергея Зайцева и с собственно градец-краловской командой ничего общего не имеющий.

Однако выхлопотать для своего детища прописку в Чехии ее отцам-основателям не удалось. Еще на “бумажной” стадии создания дружины в роли непреодолимого препятствия выступила Чешская хоккейная федерация. Новую команду ее руководство приняло охотно, но, когда речь зашла о ее заявке в КХЛ, врубило задний ход, не скрывая своих мотивов. А именно — в одной стране разные клубы не могут играть по отличным правилам уже потому, что это способно нанести ущерб большинству команд за счет выгоды меньшинства. При сем де-факто на переговорном процессе с КХЛ не ставился крест. Генеральный секретарь Чешского хоккейного союза Мартин УРБАН прокомментировал ситуацию так: “Мы не отказываемся от контактов с Континентальной лигой. Хотя и очевидно, что поиск всех устраивающего компромисса при реализации проекта КХЛ в Чехии — дело непростое и небыстрое”.

Споткнувшись о чешский порог, боссы “Льва” совершили обходной маневр: расставшись с едва полученным членством в чешской федерации, они перебазировали тогда еще виртуально существовавший клуб в словацкий Попрад. Здесь команда стала приобретать уже реальные очертания: появился главный тренер Мирослав Горжава, руководство заручилось согласием 19 игроков, которые 3 августа должны были провести первый межсезонный спарринг против остравского “Витковице”. Да и словацкая национальная федерация поначалу относилась к идее внешне благосклонно: в отличие от Совета чешского хоккейного союза, члены которого единогласно проголосовали против похода “Льва” в КХЛ под чешским флагом, представители словацких клубов не имели принципиальных возражений.
Но это было даже не полдела. Главная закавыка состояла в том, что новообразованный клуб должен был идти в восточную лигу под эгидой какой-то национальной федерации, иначе было не избежать проблем с ИИХФ. Причем явно не чешской, от членства в которой, напомним, “Лев” отказался. И едва ли российской, ибо, во-первых, это выглядело бы географическим абсурдом, а во-вторых, опять-таки вызывало бы правовой конфликт теперь уже с российскими хоккейными законами. Ведь, стань “чехословацкий” “Лев” “российским”, вне зависимости от приписки в Попраде, он был бы обязан соблюдать требования регламента КХЛ для остальных российских клубов вплоть до соблюдения лимита на легионеров (не более пяти нероссиян). Принимать же команду под свое крыло словацкая федерация также была не намерена, о чем вчера вечером заявил ее генеральный секретарь Ян ТАРАБА:

— Буквально только что один словацкий журналист сообщил мне, что руководство КХЛ не разрешило “Льву” участвовать в новом сезоне Континентальной лиги. Официального письма по этому поводу нам пока не поступало, но, как я понимаю, решение уже принято. Что касается нашей позиции, то Словацкая федерация хоккея давно ее выработала. По нашему мнению, “Лев” должен был становиться членом Федерации хоккея России, и мы просто ждали, произойдет это или нет. Вступать в нашу федерацию “Лев” не имел права по существующим законам, так как это вообще не словацкий, а чешский клуб. Он являлся членом Федерации хоккея Чехии, но затем вышел из нее и теперь должен был вступить в российскую федерацию, но этого не произошло. Верил ли я вообще в успешность этого проекта? Даже не знаю, что сказать. По-моему, все произошло как-то чересчур быстро, поспешно. Становление клуба должно занимать больше времени, все должно быть четко продумано и организовано. Не знаю, что будет через год, захочет ли вообще “Лев” еще раз подать заявку на участие в КХЛ…
Справедливости ради стоит отметить, ч
то руководство неприкаянного КХЛовского младенца, судя по всему, сохраняло-таки надежду на то, что команду удастся примерить словацкий камуфляж (читай — убедить Братиславу считать клуб своим). Но словацкая федерация, сославшись на не вовремя поданные документы, перенесла решение вопроса на вторую половину августа. И это, видимо, стало последней каплей в чаше терпения Москвы. Чаша переполнилась, в результате чего появилось процитированное выше вчерашнее заявление на официальном сайте КХЛ.

Каков будет общественный резонанс от безвременной кончины (или фактически нерождения) КХЛовского “Льва” на просторах бывшей Чехословакии — еще предстоит узнать. И все-таки некое подобие зондирования общественного мнения мы осуществили заранее. Так чешский журналист Богумил ЧЕРВЕНКА отмечает, что идея чешской команды КХЛ пользовалась у болельщиков успехом:

— Насколько сужу по разговорам и интернету, нашему зрителю это было бы интересно. Причем разным слоям болельщиков: и тем, кто выбирается на арену пару раз за сезон, и тем, кто не мыслит жизни без “живого” хоккея дважды в неделю. И это логично: мало кто отказался бы от поездки в Градец-Кралове, чтобы, например, посмотреть вживую Яромира Ягра с его “Авангардом”. Тем более что и КХЛ в Чехии на данный момент проект уже довольно раскрученный, частные спортивные каналы транслировали ее игры в прошлом сезоне. Специалисты расходились во мнениях: Милош Ржига, как известно, отнесся к проекту “Лев” скептически, а, например, работавший с Иваном Глинкой Радим Рулик не разделял такого пессимизма. В любом случае международная лига в Чехии была чем-то новым. К Лиге чемпионов у нас тоже отнеслись с интересом, но она пока прожила всего год. Да и постоянное соперничество с 23 клубами из России, Латвии, Беларуси, Казахстана — это было бы все же как минимум не менее интересно, чем редкие свидания с несколькими командами из Швеции, Германии, Финляндии и той же России.

Вторил чешскому коллеге и спортивный обозреватель словацкой газеты “SME” Ондрей ГАЙДОШ:
— У нас к возможности появления команды КХЛ тоже относились с энтузиазмом. Причем как болельщики, так и специалисты. Например, не нуждающийся в представлении Петер Бондра, ныне генеральный менеджер нашей национальной сборной, был преисполнен оптимизма, будучи уверенным, что в Попраде соберется сильная дружина, которая будет достойно сражаться в международной лиге…

Вместо эпилога

Эпиграф из слов белорусского классика, напрашивающийся к заголовку, все же не вполне отражает суть истории. В нашем случае “Лев” умер, не успев повергнуть ни одной жертвы. Которую, понятно, постарался бы одолеть на льду. Вместо этого царя зверей банально, как муху, прихлопнули в тиши кабинетов с робкой надеждой, что смерть пока все же клиническая, и пациента можно будет реанимировать хотя бы через год. Впрочем, учитывая развитие событий, можно спрогнозировать сомнительность ренессанса.

В принципе уникальность истории со “Львом” лишь в том, что она зашла слишком далеко, вплоть до включения несостоявшегося в итоге новичка в календарь ближайшего чемпионата. Попытки же расширения на запад и север предпринимались КХЛ и ранее. Но в случае со шведскими, финскими, немецкими и прочими клубами западной и северной Европы они неизменно оставались на уровне декларации о намерениях, зарубаемых федерациями этих стран. Причем зарубаемых по стереотипной и внешне явной причине: конкурент в лице мощной (по крайней мере географически и финансово) лиги грозит обрушить внутренние чемпионаты как с точки зрения зрительского и медийного интереса, так и спонсорского финансирования.
При сем спешить обвинять европейцев в местечковости не стоит. Пагубность влияния похода отдельной команды на внутреннее первенство очевидна хотя бы на примере родной белорусской экстралиги. А при всем к ней уважении, она на соответствующей чаше весов “КХЛ — национальный чемпионат” все же куда менее внушительная гиря, чем шведская элитсерия, финская SM- или немецкая DEL-лиги с обеими (чешской и словацкой) экстралигами заодно. Кроме того, европейские функционеры опасаются и резкого увеличения финансовых запросов игроков, способных обрушить рынок.

Но “никогда не говори “никогда”: Москва вероятно продолжит попытки экспансии. Правда, поиск компромисса здесь выглядит едва ли не более сложным, чем который год длящаяся трансферная дуэль с НХЛ. Сомнительным выглядит и то, что деятельным помощником КХЛ в деле покорения Старого Света выступит Международная федерация хоккея. Ее шеф Рене Фазел, судя по его высказываниям, к идее расширения российской лиги относится скептически, считая затею преждевременной. Возможно, президент ИИХФ искренне радеет за постепенность эволюции, не желая резких реформаторских скачков. А возможно, и потому, что понимает: укрепись лига во всей Европе, его ведомство окончательно потеряет нити управления мировым хоккеем, коих в Северной Америке уже давно, считай, нет.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая «Ак Барс» компьютеризировал тренировочный процесс
Следующая Доминик Гашек получил травму

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать