Знаменитая песня группы «Чайф» сама собой начинает звучать в голове, когда в эти дни ваш покорный слуга приступает к размышлениям об отечественных хоккейных реалиях, возникших после завершения олимпийского турнира в Ванкувере. Реалиях, которые (этого никто не возьмется опровергнуть) плотно «завязаны» на наставнике Михаиле Захарове, возглавлявшем нашу сборную на Играх. Тем более что жизнь дарит «картинки» едва ли не щемящие сердце. Как, например, в минувшую субботу на первом финальном матче высшей лиги белорусского чемпионата «Юниор» — «Гомель-2». Эту баталию на Крытом катке в столичном парке Горького посетили многие представители тренерского истеблишмента страны — Сафонов, Скабелка, Ковалев… Все они расположились на одной трибуне. Захаров — на противоположной. Конечно, на основании этого, в принципе мелкого, факта нельзя утверждать, что ММЗ одинок, изолирован. Это в корне неверно. Но то, что наставник олимпийской сборной и «Юности» явно чувствует себя непонятым и неадекватно оцененным общественностью — едва ли не очевидный факт.

КАК ШУМАХЕР

Вчера на том же Крытом катке состоялся первый финальный матч Открытого чемпионата Беларуси. Речь уже идет об экстралиге. «Юность» традиционно для последних лет опять рвется к чемпионству и отнюдь не является в дуэли с «Шахтером» аутсайдером. При этом на стороне конкурента поддержка нашего представителя в КХЛ минского «Динамо», чьи службы запустили в медиаресурсы весьма любопытную агитку с эротическим наполнением. Красивая неодетая девушка, прикрывающая прелести горняцким вымпелом, и слова: «Болею за «Динамо» — болею за «Шахтер». Впрочем, «чемпионскую «Юность» это вряд ли испугало. Тут ведь все, как в жизни, в которой не каждый «шахтер» эротоман и оснащен «динамомашиной».

Другое дело, что текущий внутренний плей-офф, в отличие от своего прошлогоднего аналога, находится на втором плане. Даже выборы нового председателя федерации после авторитетного появления на авансцене безальтернативной фигуры Евгения Ворсина, утвержденной и согласованной на всех уровнях, прошли в режиме вялого интереса. А копья ломались и продолжают ломаться о глыбу персоны Захарова. Иногда сам ММЗ дает для этого любопытные поводы, но чаще — работает «автоматика».

Прежде всего, наши олимпийские перипетии, что очень понятно и логично. Хоккейные форумы такого уровня и качества проходят раз в четыре года, и никакие чемпионаты мира не могут стать с ними на одну ступень. Как в профессиональном плане, так и в проекции на зрительский ажиотаж. А ощущения от Ванкувера в любом случае остались странными. Причем в первую очередь даже не от самих олимпийских будней, подаривших всего одну победу и аж три поражения, а от скомканной подготовки к Играм, которую и таким высоким словом — «подготовка» — назвать затруднительно. Причем это умышленно закладывалось в управленческий алгоритм прежнего рулевого национального хоккея. Объяснить это до сих пор нельзя, но так оно и было.

Но уже на носу чемпионат мира-2010 в Германии, а у нас опять нет определенности с главным тренером, которым вновь не прочь стать Захаров. Но у ММЗ — многоуровневое совмещение, и остроту этого вопроса никто не собирается микшировать. Более того, критика порой приобретает уничижительный характер, однозначно выходя из цивилизованных берегов. Захарову вспоминают все, не упуская из виду и неудачу «Юности» на суперфинале Континентального кубка во французском Гренобле в минувшем январе.

Без сомнений, как бы не хорохорился и не держал удар ММЗ, все эти отголоски Игр его ранят, бередят душу. Как любого нормального человека, попавшего в крутой переплет, в жернова публичного обсуждения с критической доминантой, позволяющей говорить об осуждении. Но тут уместно сослаться на слова коллеги Михаила Мозакова, который, анонсируя в прошлом номере «СП» финальную серию «Юность» — «Шахтер», написал следующее: «Неприятие фигуры ММЗ антагонистами Захарова сегодня достигло точки кипения. Любое заявление рулевого «Юности» вызывает девятый вал критики, что, наверное, неправильно. Но порой кажется: тренера это дополнительно мотивирует. И он идет наперекор всем и вся. Хотя во многом заявления наставника — о ценности второго места «Юности» в суперфинале Континентального кубка или «красивом хоккее» белорусской сборной в Ванкувере — это защитная реакция. Просто Захаров очень не любит проигрывать. Он, будучи одержим победами, порой чересчур заносчив и не сдержан словесно, кого-то обижая, но и регулярно сам подставляясь под удар. Поэтому ММЗ будет снова и снова (вспомните прошлогоднюю финальную серию с «Гомелем») драться до последнего патрона. Чтобы доказать: в Беларуси Захарову нет равных».

К слову, на страницах «СП» после Ванкувера развернулась своя полемика относительно оценки работы ММЗ на Олимпиаде. Доходившая в редакционных кулуарах до высшей точки кипения и реализовывавшаяся в статьи как в поддержку наставника, так и совсем наоборот. Плюрализм и право высказаться, чем и характерен труд журналиста, соблюдались незыблемо. Другое дело аргументация, но об этом ниже.

И Захаров не пропускал эти статьи, возмущаясь в приватных беседах, но, к его чести, не отказываясь от сотрудничества. Что, в принципе, совершенно правильно. Во-первых, закрываясь ото всех и вся, культивируя пресловутый обет молчания, нельзя донести до болельщицкого сообщества свой взгляд на положение вещей, свою правду. Во-вторых, вся сегодняшняя ситуация может оцениваться и как… повод для гордости. Да-да, именно так.

Современный белорусский хоккей — это как «Формула-1» в конце ХХ и начале ХХI века. В мире королевских автогонок, безусловно, царствовал Михаэль Шумахер, а настоящих лагерей поклонников было всего два — за немца и против него. Рядом гонялись и порой побеждали такие корифеи, как британец Хилл и финн Хаккинен, но вся жизнь «Формулы-1» крутилась вокруг Шуми-I. «Солнечный мальчик из Керпена», выросший в «Красного барона», являлся краеугольной фигурой, к которой сходились все линии. Так сейчас происходит и с Захаровым.

Поэтому даже если наставник минского «Динамо» Александр Андриевский здраво отказывается публично при помощи СМИ обсуждать «чужие команды другого тренера», то… это хоть и умно, но бессмысленно. Ибо общественный интерес замешан именно на этом. Личностных отношениях, их форме, градусе эмоциональности. Да и нельзя говорить о национальной сборной, как о «чужой» команде. Она наша, со всеми вытекающими из этого факта последствиями и обязательствами.

Тут ведь можно проводить самые разнообразные параллели. Например, о жесткой предвыборной борьбе за право баллотироваться от демократической партии на пост президента США, которую развернули Барак Обама и Хилари Клинтон. В этой борьбе они друг друга не щадили, а потому большинство испытали шок, когда победитель в этой дуэли предложил побежденной войти в его администрацию, причем занять важнейший пост — государственного секретаря — по-нашему, министра иностранных дел. Но сама Клинтон объяснила все просто. Да, были существенные разногласия, но существовало понимание главного: объединившись, они могут принести пользу своей стране.

Как известно, Андриевский отказался войти в штаб ММЗ и поехать со сборной на Олимпиаду. Аргументация наставника серьезна.

— Когда в ноябре Михаил Захаров сделал мне предложение, команда имела все шансы на выход в плей-офф. Как я мог бросить «Динамо»?! Нас поджидала декабрьская пауза, хотелось немного поработать с ребятами. Для меня интересы клуба были на первом месте. И я не жалею о сделанном выборе. Моя совесть чиста. А вот если бы согласился войти в штаб сборной и «Динамо» все равно не попало в плей-офф, задавался бы вопросом: правильно ли поступил?..

Действительно, все взвешенно. Слова выверены и родились не спонтанно. Но… все равно не убеждают. Ведь дело не в самом факте отказа и даже не в аргументах. А в том, что мы могли приобрести в случае такого альянса, но в итоге потеряли. Речь шла о пользе своей стране, для чего, возможно, и требовалось поступиться интересами «Динамо», пойти на определенные жертвы, зачеркивание еще существовавших перспектив. Безусловно, это очень тонкий и спорный момент, по поводу которого у каждого может быть свое мнение, и уж точно все выше написанное нельзя воспринимать в качестве, не дай Бог, осуждения. Но с другой стороны, существует большая вероятность следующего: поменяйся два уважаемых наставника местами, и Захаров на одном дыхании-импульсе отдал бы приоритет национальной сборной над клубом. И жертва нашла бы свой алтарь. Январь был бы потрачен ради подготовки к Олимпиаде, нужным для сборной игровым связям, апробации тактики и многим, многим другим профессиональным вопросам. Но каждый находился на тех местах, на которых находился, — и ничего этого не случилось. Зря? Скорее, да, чем нет.

Андриевский и сейчас не метит в главкомы национальной дружины на чемпионат мира в Германии, вновь рассудительно выстраивая свою позицию. Это — и не хорошо, и не плохо. Всего лишь свидетельство того, какие это разные в человеческих и профессиональных подходах люди — Захаров и Андриевский.

Но тут ведь необходимо задаться простым вопросом: а кто бы повез белорусскую сборную в Ванкувер, не будь в нашем арсенале импульсивного Захарова? Кто бы взял на себя ответственность и смелость поставить на кон свою репутацию, учитывая, что команда фактически оказалась у разбитого корыта после осенних «революционных решений» и обескровленной травмами всех НХЛовцев, призванных быть лидерами на Играх? Ведь никто не знал, что Салей и Костицын-младший успеют-таки восстановиться от травм. Альтернатива существовала одна: либо ММЗ, либо иностранец, например, чех Вуйтек. Других желающих постоять в очереди за ставшим жароопасным постом видно не было. А ведь речь шла об Олимпиаде — пике карьеры любого тренера. И Захарову хватило для принятия решения, которое фактически спасло нас от коллизий волюнтаристского варианта с непредсказуемыми последствиями, только одного этого факта. Человек, ищущий профессиональных вызовов, нашел свою нишу, осуществил мечту.

Разумеется, можно обвинять ММЗ в авантюризме или вспоминать о поговорке «не по Сеньке шапка», но не стоит передергивать карты. Минувшей осенью подавляющее большинство при самых разных отношениях к Захарову сходилось в едином мнении: из отечественных специалистов только наставник «Юности» может руководить белорусской сборной в Ванкувере. Неизвестно, что и как будет дальше. Но, по крайней мере, Олимпиада в карьере ММЗ была — у других пока нет. Возможно, вместо счастья и радости она станет занозой в его сердце, но сожалеть о сделанных рисках Захаров точно не будет. Да и причины для особенного самоуничижения, по большому счету, отсутствуют.

ОЦЕНКА ОЦЕНКЕ РОЗНЬ

Сейчас без сюжетов на хоккейную тематику не обходится ни одна общественно-политическая программа. Это неудивительно. Президент страны и Национального олимпийского комитета провел специальное совещание, главным итогом которого стало выставление олимпийского «неуда» хоккеистам. Эта «двойка» объективна хотя бы по формальным причинам. На Ванкувер стояла задача попасть в восьмерку, но проигрыш в четвертьфинале швейцарцам оставил белорусов за пределами октета лучших. А главное, что Игры стали катализатором обновления отечественного хоккея, в котором все отнюдь не так благополучно, как представлялось прежнему руководству федерации. Олимпиада просто обнажила эти проблемы. Причем в первую очередь не через непосредственно матчи в Ванкувере, а сквозь призму событий, которые им предшествовали и сопутствовали.

Захарову сегодня по полной программе достается на орехи, и пнуть тренера считается модным. Но тут мы и переходим к аргументации. Переходим, чтобы фактически убедиться, что хоккейные нюансы Ванкувера не препарированы!

За что достается ММЗ?! Наставника прессуют исключительно на косвенных «уликах». Не то и не там сказал, не так посмотрел, слишком криво усмехнулся. Порой дело доходит до абсурда. Широкую раскрутку получил сюжет, возникший после матча со шведами. Захарова укоряют, что он для оправдания себя педалировал тему комплиментов от наставника «Тре крунур» Густафссона. Дескать, это сродни фото на память футбольного гуру из Германии Бернда Штанге с Фабио Капелло на стадионе «Уэмбли» сразу после сокрушительного поражения белорусской сборной. Но, простите, автор этих слов имел счастье работать на Олимпиаде и все слышал своими ушами и видел своими глазами. Инцидент, если его так можно назвать, высосан из пальца.

После завершения совместной части пресс-конференции Густафссон похлопал ММЗ по плечу и что-то сказал коллеге. После чего Захаров отправился на раут с русскоязычной прессой (к белорусам постоянно примешивались россияне), который начал ироничными словами. Дескать, получается, мы таки задали шведам жару, если Густафссон уже в пятый раз поблагодарил за игру. Ну, пошутил ММЗ — только и всего! Не больше. Никаких просьб о совместном фото на память и реприз о «маленьких собачках». Так какие аналогии?! Да и, действительно, задали шведам жару, хоть и проиграли. Кроме того, сколько ни ищите, но вы не найдете ни одного зарубежного комментария авторитетных экспертов, в которых бы говорилось об игровом провале белорусов в Ванкувере. Выступили в свою силу — настоящую, а не придуманную в кабинетах. Сопутствуй везение в матче со швейцарцами нам, а не соперникам — играли бы в четвертьфинале. А там чем черт не шутит — американцы на этой стадии олимпийского плей-офф никого и ни в чем не убедили, воспользовавшись вратарским подарком. Причем знай голкипер команды Ральфа Крюгера — дорогостоящий НХЛовец Хиллер, какая буза начнется в Синеокой республике на всяких интернетовских «брехаловках», возможно, и перенес бы попытки забросить шайбу в собственные ворота с матча с американцами на дуэль с белорусами. И получается, что тогда бы к Захарову не было вопросов. Но в том-то и дело, что это не так, ибо… Ошибки были. Причем они заключены не только в элементах несдержанности, на что ММЗ разумно указал Юрий Бородич.

ПРЯМО, А НЕ КОСВЕННО

Нет слов, крайне досадно, что за внешними критическими эффектами и пустословными наездами не вскрыты, а значит, и не проанализированы, в принципе, очевидные тренерские промахи наставника белорусской олимпийской сборной в Ванкувере. По большому счету, ваш покорный слуга, знакомясь с многочисленными критическими материалами, нашел лишь один конкретный момент. Это проигрыш соперникам по количеству бросков. В каждом матче нашу сборную оппоненты перебросали, что указало на тенденцию. Но сей нюанс ММЗ разъяснил в эксклюзивном интервью «СП», еще находясь в Ванкувере. Имея в своем распоряжении двух сильных голкиперов — Мезина и Коваля, Захаров с Дэйвом Льюисом так тактически построили игру в обороне. Задача формулировалась просто: во-первых, обезопасить себя от атак с ходу, во-вторых, не позволять сопернику бросать как с ближнего, так и дальнего пятачка. А вот от синей линии, которая на заокеанских площадках находится еще дальше от ворот, чем в Европе, — пожалуйста. Благо Мезина и Коваля так просто не пробьешь.

Разумеется, как и любой тактический момент, сей выбор нес в себе определенные риски. Но ведь сработало! Ни немцы, ни швейцарцы в контратаки не бегали, да и финнам мы не позволили развернуться в атаках с ходу, хотя и сыграли с ними самый неудачный матч. Разве что шведы, но на сто процентов гарантировать себя от обрезов при «общении» со столь квалифицированными мастерами невозможно. Это же касается и угроз с пятачка. Тем не менее по поводу выбора тактики можно апеллировать к другим вариантам и моделям, но никто к этому что-то не стремится. Пожалуй, лишь эксперт «СП» во время Олимпиады Олег Микульчик копал не «вширь», а «вглубь».

Однако идем дальше. Резонанс поражения от финнов оказался очень сильным, что ММЗ чувствует до сих пор. В этой связи можно утверждать: наставник неверно распределил стратегию поступательного движения на турнире. Захаров использовал классический подход: прибавлять от матча к матчу. И сыграй наша ставка со Швейцарией, мы бы имели ситуацию Солт-Лейк-Сити. Сейчас ведь никто не помнит, как белорусы мучались в 2002 году с равными оппонентами (порой неудачно) и с какими разгромными счетами влетали грандам. У всех в памяти сказочный матч со шведами, который компенсировал все огорчения и нивелировал прежний негатив. Все остальное забыто, в подтверждение того, что балом правит его величество результат.

Увы, на сей раз фортуна предпочла белорусам других, и все турнирные достижения команды Захарова оказались перечеркнуты. А они были! Как иначе назвать выход в плей-офф на самого удобного соперника, взять верх над которым не являлось фантастикой?! А раз так, то это урок на будущее. Возможно, наши взгляды на турнирную стратегию необходимо пересматривать, отталкиваясь от девиза капитана Врунгеля: «Как ты лодку назовешь, так она и поплывет». Манкировать дебютом в наших условиях опасно. Примеров этому множество. Да и быстрая заявка о собственных способностях дерзать принципиально раскрепощает команду.

Однако будет неправильно утверждать, что штаб Захарова — Льюиса жертвовал матчем с финнами. Это — глупость. Другое дело, что белорусы не просто «поплыли», а растерялись, не адаптировались ни к узким площадкам, ни к бешеным скоростям. Игровая дисциплина не соблюдалась, все наработки не реализовывались. Неудивительно, что после такого матча у игроков не было слов для объяснения. Даже ветеран Антоненко, любезно остановившийся в микст-зоне для общения с корреспондентом «СП», при всем своем опыте не нашел аргументов для ответа на вопрос: почему? Вот это состояние грогги — не клиническое, а временное — и нуждается в анализе.

Или опять вернемся к дебютному поединку со сборной Суоми. В нем ММЗ явно не угадал с формированием первой тройки нападения, что признал уже на послематчевой пресс-конференции, заявив о переводе к Костицыну-младшему и Калюжному маститого Кольцова, который, действительно, уже в баталии со шведами занял место Демагина. О том, какой вклад новосформировавшееся трио внесло в победу над Германией, никому напоминать не надо. Но с финнами ударного звена у белорусов не было.

Теперь о вратарях. Кажется кощунственной даже попытка предъявить претензии либо к Ковалю, либо к Мезину, которые на Играх тянули команду, как и было им положено. Каждый из них за матчи сгонял по несколько килограмм, тем не менее находя силы и на общение с журналистами. Поэтому и Виталий, и Андрей — над критикой. Но вот к Захарову, взявшему на вооружение принцип ротации, вопросы есть. Да, голкиперы не сплоховали, но все-таки… Ведь еще до приезда в Ванкувер было очевидно, что Мезин намного лучше Коваля играет клюшкой и что на заокеанских площадках этот аспект мастерства имеет огромное значение. Захаров закрыл на это глаза. Но, как бы гениально ни отработал Виталий в матчах с финнами и немцами, по голу в свои ворота из-за клюшечных неурядиц он «привез». В дебютной встрече не остановил за воротами шайбу, а с маншафт позволил ей проскользнуть к форварду после паса через ближний пятачок.

Но можно и продолжить, вспомнив ситуацию с Андреем Костицыным. Напомним, что комиссия медиков запретила форварду «Монреаля» участвовать в трех первых матчах, причем это решение было принято за 15 минут до истечения срока заявки на турнир. В результате Захаров не рискнул надеяться на выздоровление ключевого нападающего, сославшись на то, что любая свободная вакансия в составе ударит по всей команде запредельной усталостью. Сейчас, задним числом, можно в принципе сомневаться в том, что Костицына-старшего допустили бы к матчам. Но ведь могли… И тогда со швейцарцами Андрей мог бы серьезно помочь, даже находясь не в лучшей форме. Тот же буллит вместо брата Сергея. А что касается усталости, то нельзя сказать: белорусская сборная равномерно использовала в Ванкувере всех игроков. Захаров снимал с матча Рядинского, а Карева вовсе не использовал в ключевых баталиях. Защитник выходил на лед лишь в первом периоде баталии с Германией. На его месте и мог находиться форвард «Монреаля». Это тоже не бесспорное утверждение, но, по крайней мере, тема для прямого, а не косвенного обсуждения.

ВСЕ, ЧТО НИ ДЕЛАЕТСЯ…

…Безусловно, к лучшему. Пускай это и попахивает фатализмом, но в незыблемости философской и житейской мудрости сомневаться ни к чему. Олимпийские события окончательно всколыхнули хоккейную жизнь в стране, начавшую стагнировать в режиме болота. Значит, есть надежда, без которой — никак.

И тот же Захаров, в случае сохранения за собой поста главного тренера сборной, уже должен бесповоротно определиться в существующей системе координат. Страна жаждет успехов и побед, а следовательно, стране надо давать угля. Желательно на-гора. Чтобы соперники нас не хлопали по плечам и не хвалили, а ругали последними словами, не брезгуя никакими эпитетами. Это — цель. Ведь чаще всего комплименты расточают проигравшим. Победителей же корят излишним расположением фортуны.

И стулья. На нескольких сидеть некомфортно. Один — в самый раз. Для любого специалиста. Не только для ММЗ.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Фанаты АИКа атаковали скамейку «Рёгле» после поражения
Следующая Закрытие сезона в Арене Рига

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать