Человеческий мозг устроен парадоксально. Казалось, что после того, как немцы, сняв вратаря, сумели-таки дожать дружину Эдуарда Занковца и менее чем за минуту до сирены летально для нас сравняли счет в воскресном поединке, лишив белорусскую сборную шансов выйти в плей-офф, сердце должно было обливаться кровью именно по этому поводу. Однако автора этих строк более всего пронзила щемящая досада за детский хоккей, одно из подразделений которого на выбор Андрея Мезина лишилось, казалось бы, законных 25 миллионов рублей от Президентского спортивного клуба за «сухарь» голкипера, тянувшего дружину за уши в «олимпийку». А потом в голове и вовсе приготовился винегрет с главным компонентом — тревогой: будет ли оценен аналогичным денежным эквивалентом победный гол Алексея Калюжного, случившийся в овертайме и не имевший уже никакой турнирной ценности? Все-таки парадоксально устроен человеческий мозг…

А ведь, как и предполагали журналисты Спортивной панорамы — находящийся в Кельне собкор Михаил Мозаков и минский хоккейный штаб, — задача попасть в плей-офф была решаемой даже после поражений от словаков, россиян и финнов. Не случись гола Мюллера, и мы бы с нетерпением дожидались вчерашнего вечернего поединка с датчанами, виктория в котором открывала бы белорусам дорогу в восьмерку сильнейших сборных мира. Но — не случилось. Сейчас очень трудно говорить, а уж тем паче категорически утверждать, чего в большей степени заслуживали подопечные ЭКЗ в Кельне: успеха или провала. Тот же отдельно взятый матч с Германией не может быть оценен в качестве монолитного целого, оставив, как и все выступление нашей дружины на ЧМ, неоднозначное впечатление.

Было очевидно, что после аморфной и бесцветной игры в поединке с финнами белорусские ребята собрали волю в кулак и вышли на лед биться и даже погибать за свой шанс все исправить и переменить в лучшую сторону. Причем многое получалось. Мы не позволили развернуться подсевшим физически, после упорного оппонирования россиянам, немцам, нейтрализовав их форчекинг и агрессию. Великолепно играл в рамке Мезин, да и защитники старались исключить из собственной практики позиционные и тактические просчеты, блюдя дисциплину. Кроме того, у нас наконец-то прорезалась комбинационная игра в атаке, и хозяева чемпионата неоднократно выглядели растерянными в первых двух периодах. Да и в третьей 20-минутке белорусы производили впечатление организованной команды, ясно давая понять: тренерская установка на игру от обороны, на сбережение минимального победного результата осмыслена и претворяется в жизнь. Конечно, в таком подходе крылся немалый риск, но он бы присутствовал и в любом ином случае. А так… Во владениях Мезина порой возникало напряжение, но, во-первых, не часто, а во-вторых, голкипер вновь и вновь укреплял свое реноме стены. Контратаки, правда, фактически отсутствовали, однако белорусы имели отличный момент в начале третьего периода, а на 59-й минуте Грабовский выскочил один на один с Эндрасом. Увы, момент Михаил не реализовал… А дальше мгновенно сработало старинное правило, все перевернувшее с ног на голову, сменившее уже почти сформулированные выводы на прямо противоположные. Уж таков спорт, так устроен хоккей, зависящий от Его величества Результата.

Да и претензии, которые бы смикшировала победа, все равно были. В конце концов, именно извлечение голевой выгоды из опасных ситуаций, создаваемых у ворот соперников, и есть главная оценка индивидуального мастерства нападающих. А раз форварды при помощи защитников разродились всего одной заброшенной шайбой, значит, даже лидеры белорусской сборной не избавлены от рецидивов, когда щи хлебают лаптем. Не дожали — поплатились. Ибо уж слишком инертно выглядели в третьем периоде в контратакующей игре, сведя все к терпению и вере в мастерство, удачу Мезина. А ее (удачи) при новом тренерском штабе во главе с Занковцом у белорусов в Германии не было и в помине. Это уже не теорема, а аксиома, не нуждающаяся в доказательстве.

К сожалению, ЭКЗ — не такой везунчик, как его учитель Глен Хэнлон, а, скорее всего, вовсе не находится в почете у капризной госпожи Фортуны. Можно до хрипоты в голосе спорить о том, тот ли хоккей культивировал Занковец, те ли сочетания выбирал, ту ли атмосферу в команде создал и так далее, и тому подобное. Отталкиваясь от поражения, реально обвинить ЭКЗ во всех смертных грехах, дав отрицательные ответы на вопросы. Но также реально во многом оправдать наставника и его ассистентов, вспомнив об объективных сложностях, недоразумениях и помехах, помешавших подготовке, пусть эта печальная песнь и вызовет раздражение. Но это все — высокие сферы, тогда как на поверхности простая человеческая неудовлетворенность небесами: даже такая сборная Беларуси, даже при такой реализации моментов в матче с Германией могла одержать победу в основное время, чтобы продлить свой преждевременно наступивший «плей-офф» как минимум до вчерашнего поединка с датчанами. Но — не повезло.

Другое дело, заслуживали ли белорусы иного? Если отталкиваться от матча с немцами, скорее всего лучшего на турнире, то скорее да, чем нет. Если принимать во внимание баталию с финнами, то однозначно — нет. В пятницу нашей сборной как бы и не было на льду, причем списать все на усталость два матча с топ-командами за два дня — нельзя. Это нормальный график, да и мы сами сделали так, чтобы после россиян нас поджидали разохотившиеся до викторий подопечные Ялонена. Разобранными белорусы не были, о чем и свидетельствует счет, но в нашем хоккее отсутствовало настроение и понимание, какими мерами можно достичь положительного итога. Точнее говоря, существовала лишь одна ставка — на Мезина. Но и Андрей дважды не спас партнеров, тренеров, болельщиков. Причем второй гол финнов оказался весьма показателен в разрезе принимавшихся Занковцом на чемпионате решений. Наш юный Готовец зачем-то переключился в игре в меньшинстве на владевшего шайбой соперника и уже никак не мог помешать «своему» визави расстрелять ворота Мезина. А уже вскоре Кирилла приложил к борту Осала, и парнишку на носилках эвакуировали с площадки — сотрясение мозга. Поэтому, видимо, рано было включать Готовца в состав, несмотря на его талант и перспективность. Особенно, если тренерский квартет не контролирует смены игроков, регулярно зарабатывая малые скамеечные штрафы. Ведь именно это нарушение привело ко второму голу от сборной Суоми, причем в нем не было элемента невезения. Просто на льду в активной борьбе оказалось сразу шесть «полевых» белорусов. Уже на этом примере — у семи нянек дитя без глазу — можно было бы в пух и в прах разбить тренерский квартет Занковец, Андриевский, Цыплаков, Гусов. Но стоит ли? Они рискнули — они проиграли, причем при явно неудачном стечении всевозможных обстоятельств.

Нынешний собкор «СП» на чемпионате мира в Германии Михаил Мозаков, подводя в марте итоги выступления белорусской сборной на Олимпиаде в Ванкувере, жестко прошелся по деятельности своего тезки Захарова, написав весьма обидные для профессионального эго ММЗ слова: «Во время матча с финнами камера показала главного тренера белорусов, который в очередной раз заглянул в листок бумаги, зажатый в руке. «И что Михаил Михайлович там, интересно, смотрит?» — задался в эфире вопросом Владимир Новицкий. «Перечитывает заявление об увольнении», — в сердцах бросил мой отец…»

В руках Занковца в Германии тоже весь турнир был блокнот. Однако на сей раз было вообще так муторно, что все белорусские папы, мамы, братья и сестры громкими заявлениями, видимо, не разбрасывались. Поздним воскресным вечером нас просто накрыла тьма. Тушите свет… На чемпионате мира в Германии для белорусов наступила ночь.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Германия переиграла Словакию
Следующая Гродненская и новополоцкая хоккейные школы получат по Br25 млн.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать