Белорусская сборная вернулась с чемпионата мира в Германии… Вернулась из Кельна на щите, хотя такая оценка, как и следует из названия авторской рубрики, субъективна. Есть и другое мнение, выражаемое пускай заезженной, но все равно имеющей смысл фразой: проиграли — но достойно. Впрочем, даже если принять во внимание такую оценочную категорию, то вопрос — продлят или нет кредит доверия штабу Эдуарда Занковца, работавшему на ЧМ без гарантированного контракта, — более чем актуален. Все-таки задача не решена, да и хоккей, продемонстрированный белорусской сборной, не у всех, мягко говоря, вызвал позитивную реакцию.

ХОТЯТ ЛИ БЕЛОРУСЫ «ВОЙНЫ»?!

Но прежде чем принципиально обсуждать момент гипотетической отставки ЭКЗ, надо признаться как на духу: и сторонникам, и противникам нынешнего главкома ужасно надоела кадровая катавасия в отечественном хоккее. Есть все основания утверждать, что именно осенний «авитаминоз» предыдущего председателя федерации Владимира Наумова и привел к сумятице на протяжении всего сезона национальных команд, что вылилось в наши конфузы. Слом системности, отказ от культивировавшихся на протяжении нескольких лет концептуальных и фундаментальных подходов не мог пройти и не прошел бесследно. В Ванкувере и Кельне мы все расплатились за импульсивность экс-председателя, о чем в тех же немецких реалиях говаривали и сменщик Наумова — Евгений Ворсин, и Занковец. Поэтому в свете таких жестких последствий предыдущих катаклизмов призывать сегодня к очередной ротации на капитанском мостике не очень разумно. Нам бы отдохнуть, перевести дух от потрясений, обрести наконец какую-то стабильность.

Нет никаких сомнений, что от этой логической базы отталкивался в собственных рассуждениях и Ворсин, заявивший в Кельне «СП» о намерении бороться за штаб Занковца на всех уровнях, которые необходимо пройти для утверждения ЭКЗ в роли наставника сборной вплоть до Олимпиады и чемпионата мира 2014 года. И попрекать за это председателя федерации нет ни малейших оснований. Напротив, он заслужил уважения: Ворсин поверил в молодого наставника даже при отсутствии результата, а поверив, оказал публичную поддержку, что у нас происходит не так уж часто.

Другое дело, что, на взгляд из Минска, взгляд председателя из Кельна может быть еще скорректирован. Ведь болельщики не впечатлились вояжем сборной в Германию, а недовольство болельщиков — это вещь серьезная, особенно если учитывать, что хоккей в Беларуси любим всеми гражданскими категориями. От простых работяг до Главы государства. Такую реакцию со знаком «минус» испытал после Ванкувера на своей шкуре предшественник Занковца у руля сборной Захаров, и отмахиваться от этого момента никак нельзя. Поэтому отвечать отрицательно на вопрос: «Хотят ли по-прежнему белорусы «войны» в хоккее?» — как минимум, торопливо. Тем более что, помимо отсутствия результата, наша команда в Кельне не проявила себя и на эстетическом «фронте», что также ставилось в претензию ММЗ. А раз так, то и ЭКЗ не должен быть «священной, неприкасаемой коровой» без повода и серьезных на то оснований.

Кроме того, и сам Занковец, и его куратор Ворсин, видимо, напрасно принялись объяснять причины неудачи через напоминание о преследовавших команду накануне ЧМ проблемах. Они (проблемы), хоть и носят объективный характер, но уже набили оскомину. Это во-первых. А во-вторых, не все в объяснениях стыкуется. Безусловно, воспарившие в небо пеплы исландского вулкана (сами знаете, как его кличут), из-за которых оказался отменен минский «Турнир четырех», нанесли нам удар ниже пояса. Спаррингов белорусам категорически не хватило. Но ведь сам Занковец, оперативно комментируя сей печальный факт, и не подумал возвести его в абсолют, продолжая оптимистично верить в лучшее. Разумеется, тренерский посыл не поддаваться панике понятен. Но все-таки надо и вещи называть своими именами, а не лавировать, ибо давно известно: корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали. Что с белорусской сборной и приключилось в Кельне. В этой связи уже с иронией воспринимаешь и ссылку на недолжный наигрыш бригады большинства. В конце концов, Грабовский, Калюжный, Угаров и Салей провели все отведенные им изначально спарринги. Так неужели нас хотят уверить в том, что при состоявшемся «Турнире четырех» на площадку Кельна при численном превосходстве выходили бы другие исполнители?! Это тоже лавирование.

Однако принципиально необходимо констатировать: Занковец, придя в сборную с определенными взглядами на построение игры, остался честным человеком и специалистом. Он проводил или пытался проводить в жизнь все проанонсированные задумки. Здесь к ЭКЗ — никаких претензий.

Но тут мы и подошли к определяющему моменту. Прежде всего, еще раз отметим, что нехватка зрелищности хоккея, ставившаяся в вину в Ванкувере Захарову, отсутствовала и в Кельне. Так же как и не был достигнут результат. На этих весах пресловутый «откат» ММЗ и пресловутое «давление» ЭКЗ оказались пускай и неутешительно, но уравновешены. Эдакая смена шила на мыло. Но в данном нюансе, который вовсе и не нюанс, а самый принципиальный вопрос современного момента, и заключается соль. Авторская позиция такова. Если мы берем на вооружение заокеанские подходы, привезенные нам Хэнлоном, и начинаем их культивировать повсеместно с детского уровня, искренне веря, что такой фантастический в целом вариант кардинального перелома сознания реалистичен, то — двумя руками за Занковца. Но если мы признаем, что перестроить систему белорусского хоккея — утопичная задача, если мы вспоминаем о своей самобытности, которая никуда не делась, и начинаем не бороться с недостатками, а развивать достоинства, то — отставка. И речь идет не о тренерах, не о персоналиях! О системном подходе, на всех ступенях хоккейной лестницы. Ибо мальчик из юношеского возраста должен приходить в юниорскую команду и знать, как она играет и что от него требуется. И так на всем пути восхождения к вершине — национальной сборной, у которой должно быть лицо — национальное лицо. Так как все побасенки о приведении хоккея к единому знаменателю — таковым чаще всего считается заокеанская модель — не дорогого стоят. Школы, конечно, взаимно обогащаются, позитивный опыт перенимается, но в той же Швеции и Финляндии все равно отталкиваются от родных, ментальных истоков. Не говоря уже о России, которая везде и всегда идет своим путем.

ЧУЖДЫЕ ТРЕБОВАНИЯ

К сожалению, у нас к этому моменту ранее относились походя, словно отмахиваясь от назойливой мухи. Сейчас деятельность бывшего председателя федерации переосмысливается, но как-то однобоко. Все вспоминают импульсивный характер отставки Хэнлона с поста главного тренера минского «Динамо», что, согласно солидарному ныне мнению, и погубило олимпийский сезон. Но вашего покорного слугу более всего возмутило, с какой легкостью на смену канадцу с американским паспортом в Беларусь собирались зазвать чеха Вуйтека — носителя принципиально иной хоккейной идеи. Дескать, делов-то: тяп-ляп и готово. Езжайте в Ванкувер и всех рвите на части.

Но не «муха», отнюдь не «муха» процесс глобальной перестройки мировоззрения, стратегии и тактики! Это сродни повороту рек вспять — знаменитому проекту советской эпохи, к счастью, не осуществленному горячими головами. Но в итоге пускай и без Вуйтека, однако белорусский хоккей пережил этот катастрофичный катаклизм. Причем о каком-то сумасшедшем провале ни в Ванкувере, ни в Кельне говорить нельзя, что является доказательством высокого уровня живучести отечественной «шайбы». Но с экспериментами, действительно, пора кончать! Другое дело, что считать за исконное состояние — времена Хэнлона или эпоху тех же Варивончика и Крикунова. По мнению автора этих строк, тут двух мнений быть не может. Разумеется, Варивончика и Крикунова.

Заокеанские взгляды — это прекрасно, а «давление» — прекрасно в квадрате. Вот только в Канаде и США оно прививается с младых лет, да и селекция построена на конкретном базисе, и его надстройки — от антропометрических данных до своеобразных интеллектуальных качеств, от условий для тренировок до ментальности. Чтобы классно реализовывать заокеанскую модель, уже хоккеисты-мальчики должны быть агрессивными, нахрапистыми, наглыми эгоцентристами: бросать, бросать и бросать, толкаться, толкаться и толкаться. Но разве наши дети воспитаны в этом ключе? И разве такими в человеческом отношении мы их хотим видеть? Поэтому все белорусские, да и российские попытки перестроить детей на заокеанский манер приводили к тому, что мальчишки только начинали драться на площадке. Всего остального — лучшего — они понять и принять не могли, находя отдушину лишь в самом простом и вредном. Да что говорить о детях, если в сборной на чемпионате мира отсутствовали люди, способные осуществлять форчекинг. Все — бойцы, а Грабовский, Угаров, Демагин могут припечатать оппонента в борт, но не с их антропометрией кого-то давить!

Кроме того, если мы называем примитивным хоккей в исполнении немецкой сборной, в которой заокеанскую классику ставит ее апологет Уве Крупп, то почему сами к ней стремимся? Конечно, в данном, как и в любом другом случае упрощение — некорректный прием. В конце концов, и в реалиях НХЛ, богатых на «дуболомные» клубы, настоящее хоккейное пиршество связано с именами великих, универсальных искусников — Гретцки, Лемье, Лефлера, Орра, Халла. Но, во-первых, это все имена из прошлого, тогда как сейчас есть только Кросби, на раз-два-три растворяющийся на площадке. Во-вторых, не переоцениваем ли мы возможности наших харизматичных лидеров, многие из которых уже немолоды, а никого вечного в хоккее не было, нет и не будет. Да и опять-таки, зачем ломать себя через колено? Кто сказал, что североамериканский путь — единственный и панацея?!

Конечно, сами носители этой идеи — канадцы и американцы — на ней настаивают. Поэтому когда Хэнлон приехал в Минск, то плевать он хотел на то, что было до него. И это нормально с точки зрения присущего североамериканцам великодержавного шовинизма. В политике они целеустремленно насаждают свое понимание «либеральных демократических ценностей», в хоккее — «давление». Причем насаждают, как играют: нахраписто, с апломбом, не терпя возражений. Но любая копия хуже оригинала, а на суррогатном «топливе» далеко не уедешь.

Ведь даже сторонники Занковца, ставшего последователем гуру Хэнлона, признают очевидное: «Давайте скажем прямо: мы катастрофически уступаем ведущим сборным мира в катании, обращении с шайбой, умении выигрывать вбрасывания и вести силовую борьбу. Сколько лет наши защитники не могут элементарно закрыть зону!» И правильно отметил коллега Мозаков — катастрофически. Так о каком «давлении» с такими «талантами» может идти речь?! И почему мы не обращаем внимания на мизерное количество белорусских хоккеистов в клубе НХЛ, даже в сравнении с датчанами?! Получается, что не видят заокеанские наставники в весьма квалифицированных белорусских исполнителях нужного для себя «товара». Значит, не тот «цвет» и «фасон».

Но ведь белорусская сборная даже при всех прочих — конкурентоспособна. Боеспособна, несмотря на чужую «одежку». А раз так, то есть в нашем исконном хоккее и хоккейном образовании смысл, толк и расстановка. Свои козыри, своя культура игры, свои плюсы, позволяющие держаться на плаву даже в смутные времена насильственных перемен.

Мы другие, чем североамериканцы, но надо бы сохранять национальное своеобразие и в хоккее. Благо в общественно-политической жизни избран именно такой путь. И непонятно, почему в хоккее, да и в спорте вообще мы порой выходим за грань разумного перенимания опыта, приближаясь к идолопоклонничеству, хотя это и гипербола. Ведь есть, безусловно, есть однозначный позитив в белорусской школе хоккея. Мы умненькие, с хитринкой и ложной наивностью в подходах, столь путающей мысли соперников. На этом и стояла наша отечественная методика, чьим продуктом пользовались Хэнлон с Фрэйзером, а сейчас — Занковец.

И зрелищность была и будет. Как у шведов с финнами, которые как раз-таки не теряют корней, пускай и уважая североамериканский опыт. И нам не надо изобретать велосипед: развивать достоинства — первичная задача, устранять недостатки — вторичная. Вот только надо таки определиться с течением белорусской хоккейной реки.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать