Герой Сергея Бодрова-младшего в культовом фильме «Брат-2» считал, что задаваемый им вопрос «В чем сила?» относится к категории риторических, с очевидным ответом — в правде, братья и сестры.

Если с этих позиций относиться к итогам завершившегося в воскресенье в Кельне хоккейного чемпионата мира, то получается престранная вещь: второй, если не третий состав чешской сборной, начавший турнир в Германии через пень-колоду, оказался правдивее российской команды, собравшей под знамена триколора практически всех лучших исполнителей. Игроков из большой и великой в хоккейном отношении страны, ведущих актеров как НХЛ, так и КХЛ. Но так ведь все и вышло. За чехами, действительно, стояла правда жизни и спорта, мимо которой прошли Вячеслав Быков, Игорь Захаркин и их подопечные.

68-й номер чешской сборной пережил в Мангейме и Кельне самый настоящий ренессанс и стал той движущей силой, что фактически принудительно вытолкнула чешскую сборную на вершину хоккейной пирамиды. Причем в Германии Яромир раскрылся не только как уникальный нападающий, переживший «надцатую» молодость в славной карьере и обретший очередное «второе дыхание», но и как человек, для которого патриотизм не пустой звук, а лидерские качества являются основной чертой натуры. А ведь в этом отношении к Ягру время от времени возникали претензии. История хранит картинки и немотивированного, расслабленного и безразличного чеха. Но все мы — люди, и периоды подъема сменяются у нас спадами, от чего не застрахованы даже лучшие из лучших, самые великие и знатные профессионалы. Однако на чемпионате мира в Германии именно на стороне Ягра была правда, которой он и взбаламутил чешское хоккейное сообщество, обрушившись с жесточайшей критикой на партнеров-отказников, не пожелавших после завершения сезона в НХЛ усилить национальную дружину соотечественников бравого солдата Швейка.

Как известно, этот литературный герой, вышедший из-под пера Ярослава Гашека, отличался добродушием и народной простотой, однако при этом сатира произведения была саркастической, язвительной. В таком же ключе сработал и Ягр. Разумеется, когда Яромир после гротескного поражения в Манигейме от норвежцев с легкой руки выдал всем на орехи, отозвавшись волной уничижительной по многим параметрам критики, никто, в том числе и он, не мог спрогнозировать, во что выльется эта публичная акция. Основных вариантов было два: или чешская сборная окончательно потухнет, или она воспрянет духом, взбодрится. Никаких гарантий, но Ягр рискнул, хотя, по большому счету, учитывая, как бледно подопечные Владимира Ружички выглядели в предварительном раунде, ничего потерять Яромир не мог, а вот шанс приобрести появлялся. Это во-первых. Во-вторых, Ягр имел все основания «закатать» отказников в асфальт. Причем не только из-за уже давнего статуса легенды чешского хоккея. В Германии на 68-й номер играла не только зачетка. Он сам играл если не как бог, то, как минимум, как заместитель Всевышнего по хоккейной части, а значит, имел на руках все профессиональные и моральные козыри, чтобы влиять на ситуацию так, как Яромир и влиял. И ведь все получилось!

Команда, игроки, которые вначале мучились и отбывали номер на льду, преобразились. Разумеется, никто из них не прибавил в одночасье в индивидуальном мастерстве, что невозможно по определению. Но чехи стали коллективом, прониклись игровой дисциплиной, уважением друг к другу, что незамедлительно обеспечило взаимовыручку и духовное единение. А, как выясняется, в современных хоккейных реалиях этот фактор — доминанта. В дальнейшем самому Ягру оставалось не опускать высоко поднятую персональную планку, продолжая оставаться вожаком и лидером как в раздевалке, так и на льду, а в тренерскую задачу Ружички входила расстановка акцентов в вопросах стратегии и тактики, с чем наставник справился не менее блестяще. И еще Владимир предпочел не вмешиваться в дискуссию, организованную Ягром, хотя, даже несмотря на свое немногословие, принял сторону Яромира. Несмотря на то, что среди отказников было немало людей, с которыми Ружичка поддерживает добрые и теплые человеческие отношения. Однако, верно оценив всю степень риска жареного момента, Владимир не возражал, когда Ягр выкатил на публичную авансцену общественного внимания артиллерийское орудие и начал палить по своим же людям прямой наводкой.

Совсем другим путем строили свое бытие на чемпионате мира россияне. Возможно, все из-за стресса, пережитого накануне ЧМ, из-за резкой, пускай и позитивной, смены декораций. Напомним, что еще за три недели до старта российские эксперты били в колокола тревоги. Дескать, состав удастся собрать не ахти, с КХЛовским фундаментом, который оценивался как не очень боеспособный. В этом заключался парадокс — россияне вовсю раскручивают собственную лигу, но умом и сердцем понимают, сколь далека она пока от НХЛ. Однако в преддверии ЧМ не стеснялись дезавуировать секрет Полишинеля и раскрывать карты, действительно находившиеся на руках. Но тут в розыгрыше Кубка Стэнли начали происходить достаточно сенсационные события, принявшиеся перманентно пополнять команду Быкова — Захаркина исполнителями звездного калибра. Сей процесс обрел столь бурный характер, что в итоге в Кельне россияне собрали полновесный вариант пресловутой команды-мечты.

Разумеется, в этом не было ничего дурного, зазорного или плохого. У конкурентов дела складывались иначе — так это их проблемы, до которых россиянам справедливо не было дел. Спасение утопающих — задача для рук и ног самих утопающих. Однако в этой ситуации со всеми чертами положительного смысла против «бумажных фаворитов» сработал иной фактор. Автор этих слов уверен в том, что причина неубедительности российской сборной в полуфинале с немцами и фиаско в решающей баталии с чехами кроется в потере управления Быковым и Захаркиным. Причем речь идет не о каких-то эксцессах, скандалах и конфликтах. Напротив, все чересчур хорошо было в стане российской сборной, ощущавшей собственную мощь на фоне оппонентов. Хорошо, спокойно, уверенно, дружески. Тот же Быков, ломавший голову над составом и сочетаниями еще в середине апреля, был чрезвычайно благодарен своим звездам, откликнувшимся на приглашение и продлившим сезон после неудачи в Кубке Стэнли. Причем благодарен и за профессиональное отношение. Какого-то «червячка», синдрома ржавчины наставник не обнаружил, за что и поплатился. Ибо его ссылки на банальное невезение, коими он делился с журналистами и по возвращении в Москву, — мягко говоря, нелегитимны в мире спорта высших достижений.

Впрочем, необходимо учитывать, что Быков находился в весьма непривычном для хоккейных наставников постсоветской эпохи положении. В олимпийский сезон, принесший ему и всей российской сборной одни лишь шипы, наставник вступил после двух кряду выигранных чемпионатов мира. Турниров, поднявших профессиональное самосознание, сплотивших не только ведущих хоккеистов, но и всех хоккейных болельщиков. Что в этом плохого? Да ничего, за исключением одного нюанса. Каждая громкая виктория сближает людей, делает их приятелями «короткой ноги». Это практически неизбежно. А дружеские отношения с соответствующими обязательствами далеко не всегда способствуют работе. Есть и моменты, связанные с жесткостью требований или отсутствием оных, и с излишним доверием и так далее, и тому подобное. Победный же опыт россиянами стал познаваться только после продолжительной черной пораженческой полосы, и никакого навыка на данной стезе у Быкова не было. Наработки советских предшественников, прекрасно решавших эту задачу, ныне неприменимы в силу авторитарности методов классиков. Но ничего толкового взамен Быков не нашел, расписавшись в своей психологической беспомощности.

Ее апогей пришелся на послематчевые часы победы над Данией. Игроки, обидевшись на известную «никотиновую» фотосессию, решили воспитывать прессу объявлением обета молчания, а Быков пошел у них на поводу. И поддержав, и сорвавшись на журналистскую братию с глупейшими обвинениями. Еще бы! Ведь пострадал имидж не просто хоккеистов, а близких ему людей, с которыми съеден не один фунт соли, причем соли победной. Но все эти процессы высокого «коллективного духа» и привели к тому, что при обилии звезд, хорошо контактирующих между собой и с тренерами вне льда, настоящей команды у России в решающих поединках не было. Каждый предпочитал спасать себя, тренерский штаб и родину в одиночку, что в противостоянии с переживавшей восторг единения чешской дружиной оказалось бесперспективно. Никакое индивидуальное мастерство не спасло.

И, конечно, еще и не повезло, в чем Быков прав. В какой степени — вопрос, но в спорте про благоволение фортуны забывать нельзя. Другое дело, что российский выбор главного «орудия производства» в Германии оказался неправильным. Ложка, конечно, надежнее пистолета — она не дает осечки. Но только на войне с ней делать нечего. Обойтись вовсе без нее — реально. Что и доказал Ягр, обнаживший «пистолет» на своих партнеров-«пацифистов», так и не доехавших на чемпионат из клубов НХЛ. Поэтому за ним и была правда и сила, заключающаяся в том, что чех не воскликнул вслед за Хемингуэем «Прощай, оружие!», что в спорте сродни добровольной капитуляции.

Но возвращать Яромиру титул лучшего игрока мира — неразумно. Ягр великолепно отыграл на чемпионате, к которому подошел в великолепных для себя физических кондициях, с чувством острого голода до хоккея. Он вел за собой партнеров, был среди них белой вороной, возвышаясь по уровню мастерства. Но это скорее недостаток чешской сборной, чем ее достоинство. В конце концов, чехов бросало то в жар, то в холод, и тем же норвежцам, да и не только им, они проиграли не на пустом месте. Исправились — замечательно, однако превозносить до небес новоиспеченных обладателей титула нет никаких разумных оснований. Правильнее сделать соответствующие выводы.

Во-первых, порядок по-прежнему может бить класс, и это намек тем же белорусам. Надо наводить порядок в головах и системе, и тогда — все возможно. Во-вторых, отдавая должное талантам Овечкина и Малкина, Дацюка и Ковальчука, признавая их исключительный статус, приходится констатировать: у каждого времени свои герои. И если сегодняшние небожители умудрились за один сезон оконфузиться на Олимпиаде, в Кубке Стэнли и на чемпионате мира, то, значит, такие это звезды. Хотя категоричность тут неприемлема. На любую старуху бывает проруха. В конце концов, все в этом мире переменчиво и относительно. Российское поражение — это свидетельство важности психологических нюансов, но в то же время, вполне возможно, что… «это даже хорошо, что пока нам плохо». К слову, сие относится и к белорусам.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Хосса: «Ак Барс» – новый вызов для меня
Следующая Команда «Характер» выиграла бронзу

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать