Максим СПИРИДОНОВ. Родился 7.04.78 в Москве. Нападающий. Выступал за “Лондон Найтс” (OHL), “Гранд Рэпидс” (ИХЛ), “Спрингфилд” (АХЛ), “Таллахассе” (ECHL), “Гамильтон” (АХЛ), “Салават Юлаев” (Уфа, Россия), “Амур” (Хабаровск, Россия), “Локомотив” (Ярославль, Россия), “Северсталь” (Череповец, Россия), “Динамо” (Москва, Россия), “Торпедо” (Нижний Новгород, Россия), “Металлург” (Новокузнецк, Россия), “Базель” (Швейцария), “Барыс” (Астана, КХЛ). В 1998 г. задрафтован НХЛовским “Эдмонтоном” (N драфта — 241). В чемпионатах КХЛ (регулярные сезоны) провел 105 матчей, набрал 92 (41+51) очка, получил 84 минуты штрафа, в Кубках Гагарина — 6, 3 (0+3), 8.

— Как проходят трудовые будни в Швейцарии? Говорят, Сикора не жалеет вас на тренировках.
— Марек предложил приличные нагрузки, но мы с пониманием отнеслись к его требованиям. Все стараются выдержать график, поэтому атмосфера рабочая. Занимаемся в зале, бегаем кроссы. Хорошо погода здесь нам благоволит: нет жары, примерно градусов 20 тепла и дожди идут довольно часто.

— Первое впечатление о главном тренере уже сложилось?
— Сикора — спокойный и внимательный человек, но когда он видит, что кто-то недорабатывает на тренировке, сразу дает это понять провинившемуся.

— Вашу тройку он разбивать не стал?
— Пока играем так. Надеюсь, и в дальнейшем продолжим выступать в этом составе.

— Уже знаете, что в пятничном спарринге против “Серветта” ваше звено играть не будет?
— Этого я еще не слышал. Такие вопросы решать тренеру. Доживем до пятницы, там и посмотрим, будем играть или нет.

— Кстати, как образовалось ваше знаменитое на всю лигу трио?
— Два года назад встретились в “Барысе”. Изначально Глазачев играл в одном звене, а мы со Штумпелом в другом. Как-то раз на предсезонке к нам поставили Костика, и он сумел очень быстро адаптироваться и начал много забивать. Естественно, любой здравомыслящий тренер не станет разбивать игроков, которые показывают результативную игру. Можно сказать, это был один из тех случаев, когда спонтанное решение дает отличный результат. Видимо, именно по этой причине уже третий год мы играем вместе.

— То, что в “Динамо” вас приглашали тройкой, облегчило принятие решения?
— Да, Штумпел хотел переехать поближе к дому, ведь из Беларуси до Словакии добираться гораздо удобнее. В то же время и нам с Костей поступили предложения перебраться в Минск. Почему бы еще не поиграть вместе, раз есть такая возможность? Как говорится, легче потерять, чем заново создать. Подобного взаимопонимания с партнерами в моей карьере не было, поэтому это очень важно, что мы остались вместе. Думаю, и для Костика тоже.

— Можно сказать, что в вашем случае дружба оказалась важнее финансовых условий?
— Для меня самое главное — выходить на лед и получать от этого истинное наслаждение. Тогда появляется желание играть и каждый день работать на тренировках в хорошем настроении. Наши взаимодействия дошли до автоматизма, и уже примерно знаешь, чего ждать от партнера.

— В молодости у вас не сложилось в Северной Америке. А если бы сейчас позвали в НХЛ, но существенно снизив зарплату, согласились бы перейти?
— Знаете, это такой вопрос... Конечно, играть в НХЛ — мечта любого хоккеиста. Но у меня уже не тот возраст. Я умею дорожить тем, что имею, поэтому не могу ответить.

— Злополучный эпизод с Петром Счастливым еще не стерся из памяти? Пожалуй, это была самая страшная травма в вашей карьере.
— Редко о нем вспоминаю. Тогда потерял сознание буквально на пару минут, а когда очнулся, долго не мог понять, где нахожусь, видел лишь свой пробитый шлем. Это уже потом лезли мысли, что бы случилось, если бы шлем слетел до удара. Но, к счастью, он был на голове и спас мне жизнь. О таких вещах лучше не думать.

— Говорят, вам стало плохо во время командного медосмотра.
— В тот день было очень жарко, а у меня еще и кровь из вены брали. С иголками не особо дружу с самого детства, поэтому меня немного качнуло.

— А у дантистов вы частый гость?
— Раз пять выбивали два передних зуба. Они уже вылетают даже от не самого сильного удара клюшкой.

— Ранее вы говорили, что с радостью завершили бы карьеру в “Барысе”. Что не срослось в Астане?
— Нам объявили, что планируют сделать команду базовой для сборной Казахстана. Набрали много молодых местных игроков. Но на наши места почему-то пригласили тройку легионеров... Хотя еще по ходу сезона был уверен, что мы останемся. Однако руководство клуба или главный тренер решили, что мы “Барысу” больше не нужны. Я где-то читал, будто у нас был конфликт с Шаяновым... Скорее это можно назвать небольшим недопониманием, но подробно об этом говорить не хочу.

— Не жалко было покидать постоянного участника плей-офф и переходить в “Динамо”, которое об этой стадии пока лишь мечтает?
— Не стану врать: уезжать не хотелось. В “Барысе” сформировался очень хороший коллектив. Внутри команды сложилась комфортная обстановка как на льду, так и за его пределами. Даже в раздевалку заходил, как к себе домой. Но хоккейная жизнь еще раз доказала, что нельзя ничего загадывать наперед. Нужно просто делать свое дело.

— Многие болельщики и специалисты считают, что в дивизионе Тарасова “Динамо” легче будет пробиться в плей-офф.
— Не сказал бы. Вот, допустим, “Торпедо” сильно обновилось — пришло немало хороших игроков. “Локомотив” всегда стабильно выступает на высоком уровне. В “Атланте” достаточно сильных исполнителей, Мозякин например. Не стоит делать выводы, опираясь на прошлогодние результаты. Скоро начнется новый сезон, тогда и посмотрим, кто чего стоит.

— А себе на сезон планку поставили?
— Поставил, однако пока не скажу какую. Лучше после сезона спросите, смог ли я ее достигнуть.

— Это из разряда хоккейных суеверий?
— Я не слишком суеверный. Хотя иногда меня может и заклинить. Просто, когда все идет удачно, зачем что-то менять?

— Во время плей-офф брились?
— У нас в команде такого не было, чтобы кто-то пришел и сказал, мол, бриться запрещено. Хотя и не видел, чтобы ребята брились направо и налево.

— Наличие на трибуне персональных болельщиков помогает вам во время игры?
— Когда играю в Москве, меня приходят поддержать родители, брат и друзья. Но когда выхожу на матч, стараюсь об этом не думать. Зато когда видишь их лица после игры, настроение сразу поднимается.

— На домашней площадке “Динамо” вам уже доводилось играть?
— Нет, на ней еще не выступал. Зато помню, когда в первый раз ее увидел... Ну, в общем здорово, не могу описать словами. Правда, заходил при пустых трибунах, а как представлю ее забитой битком... Это будет просто сумасшедшая атмосфера, в которой нельзя играть плохо.

— А если болельщики вдруг начнут команду освистывать, а не поддерживать?
— Нас никогда не освистывали в Астане, и даже думать об этом не хочется. Мы всегда выходим на лед и стараемся отдаваться на 200 процентов. Конечно, бывает, что не удалось реализовать голевой момент, но ведь это всего лишь игра. Не стоит делать из неудачи трагедии. Если болельщик видит, что хоккеист действительно пытается действовать хорошо, то зачем его освистывать?

— Напоследок немного провокационный вопрос. Если вам поступит предложение играть за сборную Беларуси, как отреагируете?
— Не люблю такие разговоры: “если поступит, а если не поступит”... Когда в “Динамо” все будет складываться хорошо и мои результаты будут всех устраивать, то почему бы и нет? Я не могу однозначно сказать, что не буду рассматривать подобное предложение. Как говорится, поживем — увидим.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Васильев: зачем Кросби тренер по катанию
Следующая Президентский хоккейный турнир обворовали

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать