Хоккейная Беларусь стоит на пороге новой вехи. После многих лет разговоров в нашей стране наконец-таки перешли от слов к делу и начали осуществлять замысел по созданию института национальных сборных. Первым кирпичиком в котором станет команда, основанная на генерации юных талантов 1994 года рождения.

В понедельник в Минске завершился просмотр большой группы кандидатов в эту дружину. За которым пристально наблюдал и Михаил ВАСИЛЬЕВ. Именно на этого российского специалиста, в бытность игроком бравшего золото Олимпийских игр-1984 в Сараево и чемпионата мира-1986, Министерство спорта и возложило функции главного тренера новообразующейся команды.

— Какие первые впечатления от просмотра белорусских ребят?
— Талантливых и неординарных игроков очень много. Понравились уровень технической оснащенности, способность думать во время матчей. Однако в то же время четко проявились и ряд проблем. В первую очередь — неудовлетворительное катание. Именно этот аспект больше всего огорчил.

— Возможно, кто-то удивил за четыре дня сбора?
— Старался искать позитивное, негатив пропускать. Желание, прилежность, командные взаимодействия, мысль на льду — эти компоненты интересовали в первую очередь.

— Но мысль без хороших антропометрических данных принесет мало пользы.
— Не соглашусь. Рост и вес — важные показатели. Но думающий паренек на площадке способен просчитывать ходы на шаг вперед, тем самым ставить в тупик соперников. Именно развитие мыслительных способностей — одна из главных задач в работе с этой сборной.

— В таком случае необходимо, чтобы все звено мыслило одинаково.
— Этого никогда не произойдет. И даже в тренерском штабе не всегда есть полное взаимопонимание. Ведь каждый человек думает самостоятельно. Так и хоккеисты. Потому на втором после мысли месте находится сыгранность, а уже потом — физическая подготовка. Хорошая функциональная база при ее бездумном использовании не поможет. Даже чтобы отдать передачу, нужна мысль, чтобы принять решение о таком-то варианте развития игры, а потом уже техническая оснащенность, чтобы все осуществить.

— По ходу просмотровых матчей в рамках сбора вы делили команды по клубному принципу. Почему не пытались посмотреть на ребят в незнакомом для них окружении?
— Повторюсь, преследовал цель распознать и изучить лучшие качества юношей. А играли бы парни вместе в знакомых звеньях или по раздельности, уверен, они все равно проявили бы себя.
Не разбивали клубные связки еще и затем, чтобы тренерам, которые приехали на сборы из разных школ страны, было проще руководить игрой подопечных, а не заучивать по ходу поединка имена новых хоккеистов. Сразу запомнить шестьдесят человек очень тяжело.

— Изучив потенциал генерации белорусских талантов 1994-95 годов рождения, теперь вам предстоит самое сложное. Не столько отобрать действительно лучших, сколько убедить их родителей в том, что детям для дальнейшего роста необходимо переехать в Раубичи.
— Аргумент в беседах будет один: мы научим ребят играть в хоккей. Важно на переходном этапе становления игрока не потерять тех талантливых мальчишек, которых всегда хватало в Беларуси. Не могу сказать, что из всех них получатся мастера экстракласса. Однако предоставить возможность проявить себя в новых условиях и помочь парням выйти на новый уровень мы обязаны.

— А что будете предлагать ребятам, уже пробившимся в команды высшей лиги? Ведь для Гавруса, Лисовца, Карнаухова возвращение в юниорскую лигу — шаг назад.
— Еще точно не знаю, кто играет в первенстве фарм-клубов, потому как не изучал ситуацию. Персональные приглашения приглянувшимся мне кандидатам будут разосланы во все команды и школы Беларуси. Перед федерацией и Министерством спорта руководством Беларуси поставлены серьезные задачи. И для их выполнения будет сделано все возможное. Как клубы отреагируют на наши предложения, узнаем в ближайшем будущем. Вернее, не столько клубы, сколько родители, которые определят дальнейшую судьбу своих детей. Возможно, посовещавшись с руководителями команд и школ. Давить на отцов и матерей я не смогу. Клуб — может, я — нет. Потому придется убеждать серьезными аргументами: для чего эта сборная организуется, для чего она будет работать в режиме постоянного действующей дружины.
А по поводу ребят, выступающих в фарм-клубах, приведу в качестве примера Бродера или Кросби. Хочу спросить: они уже сложившиеся мастера и лидеры своих команд?

— И давно.
— Тогда почему первый из них даже на четвертом десятке лет каждое лето работает с тренером по вратарям, а второй — со специалистом по катанию?

— Наверное, хотят совершенствоваться и дальше.
— В том-то и дело. Если такие звезды мирового хоккея не считают зазорным улучшать свои игровые качества, то юным игрокам это необходимо как воздух. Работать под присмотром толкового наставника по физподготовке, быть под наблюдением специалиста по катанию. Не думаю, что в тех же фарм-клубах, не хочу никого обидеть, ведется целенаправленная работа по совершенствованию того же катания.

— Эти компоненты развиваются поверхностно, а нужно углубленно.
— Вот и ответ на вопрос о моих аргументах. Тем более никто его из “фарма” не забирает. Завершится сезон в юниорской лиге, парень волен выступать за команду высшей лиги в плей-офф и так далее. К тому же спорно, что перечисленные вами ребята будут получать должную игровую практику на уровне резервных команд. Тогда как в сборной им представится возможность и улучшать свои качества, и постоянно закреплять полученный материал в матчах. Причем на очень серьезном уровне. Ведь в планах не только участие в первенстве страны, но и регулярные выезды на различные международные турниры. Думаю, поединки с сильными североамериканскими клубами дадут им больше пользы, чем выступление в высшей лиге. Но основное — это целенаправленная работа. Чтобы ребята знали: с ними возятся не просто так, а хотят помочь им стать мастерами.

— Будете уговаривать родителей во время поездок или ограничитесь телефонными беседами?
— Только лично во время визитов в те города, которые представляют приглянувшиеся парни. Никто за меня эту работу делать не будет. Не сегодня завтра очертим список кандидатов из 35 человек, разошлем им официальные предложения, а затем отправлюсь в турне. Никого уговаривать не намерен. Это личное дело каждого паренька и его родителей, как распоряжаться своей судьбой. Мое — рассказать о возможностях и требованиях.

— Отказавшиеся от вашего приглашения ребята останутся в списке кандидатов в юношескую сборную или на них можно будет поставить крест?
— Естественно, списывать в утиль никого не стану. Однако отслеживать начну уже целенаправленно, а не огульно. То есть проводить точечную селекцию в зависимости от каких-либо проблем, которые, возможно, проявятся в собранной команде. Никто у ребят и не думает отнимать шанс сыграть на чемпионате мира. И если замечу, что оставшийся вне раубичской обоймы хоккеист прогрессирует, то обязательно приглашу его к нам или включу в поездку на турнир.

— Несколько ребят этого возраста сейчас выступают в России, несколько уезжают в Америку.
— За всеми будем пристально следить. Вначале посредством сбора статистических данных. А уже накануне чемпионата мира планируем отправлять в те страны наших тренеров для наблюдения и изучения кандидатов. Пока же доверюсь мнению своих многочисленных знакомых скаутов и агентов из Канады и США. Что касается России, то решим этот вопрос.

— Михаил Александрович, с российской юношеской дружиной вы работали в режиме сборов, тогда как сейчас, по сути, будете тренировать белорусских юниоров в формате профессионального клуба.
— Не соглашусь. Все же сборная и клуб — разные понятия. Просто в Раубичах будут созданы все условия для мальчишек, чтобы они не только вместе тренировались, но и могли продолжить учебу в общеобразовательных школах.

— Не боязно собирать ребят в переходный для них период взросления, когда каждый хочет проявить себя как личность, чем порой способен ущемить или обидеть другого?
— Еще один аспект нового проекта — контроль за психологическим и психическим состояниями парней. К тому же, если мы собрали команду и привезли ее в Раубичи, это еще не означает, что у нас будет казарменный режим. На выходных намерены предоставлять ребятам возможность съездить домой, навестить родителей. Захочет мальчишка — пожалуйста, никаких проблем. Также не будем чинить препятствий и для приезда отцов и матерей к хоккеистам в гости.

— Вы воспитывались в советской системе подготовки, во время игровой карьеры познакомились с западными методиками. Каких взглядов придерживаетесь нынче?
— Мы не будем изобретать велосипед или слепо копировать чужие примеры. Ведь все уже давно придумано и успешно опробовано. Система сбора лучших хоккеистов удачно функционирует в США. Да и в СССР некогда существовали отличные традиции по работе с молодежью. Сейчас нужно их не только вспомнить, но и усовершенствовать. Швеция и Финляндия в 70-х годах перенимали советский опыт и по прошествии времени добились солидных результатов. Потому говорить о том, что я строго придерживаюсь какой-то одной модели, нельзя. Возьму все лучшее, что уже изучил, и начну прививать те наработки в Беларуси. Ведь упоминавшиеся чуть ранее американцы, финны и шведы также начинали с решения схожих проблем. И нынче на них ориентируются другие страны. Тем более в Беларуси благодатная почва для взращивания своих мастеров. Для помощи приглашу тренера-методиста из России, который, к слову, до мелочей изучил особенности канадской или американской методик.

— Кто еще войдет в ваш штаб?
— Обязательно приглашу наставника по вратарям и специалиста по катанию. Сейчас ведутся переговоры с людьми, хорошо известными в НХЛ и поработавшими в таких клубах, как “Детройт”, “Тампа” или “Нью-Джерси”.

— Знания этих тренеров будут направлены исключительно на вашу сборную, или они начнут контактировать и с белорусскими детскими наставниками?
— Один из обязательных пунктов в создании института национальных сборных — тесный контакт всех специалистов с белорусскими тренерами. Необходимо только продумать форму передачи или обмена опытом. Возможно, это будут какие-то семинары, возможно, открытые тренировки. Если представители какой-то школы пожелают приехать к нам и изучить тренировочный процесс или другие какие-то нюансы, добро пожаловать.

— В Беларуси вы находитесь уже около месяца. Как чувствуете, местный хоккейный люд вас уже воспринимает как своего или вы пока для них чужак?
— С опаской встречают приезжих не только в вашей стране, но и в других государствах. Между тем я видел заинтересованность со стороны белорусских специалистов в создании института национальных команд. А для всех мил не будешь. Кто-то даже о Викторе Васильевиче Тихонове отзывается как о плохом тренере, мол, с такими полномочиями и таким подбором исполнителей любой мог бы побеждать. Я же считаю Тихонова великим наставником. И не собираюсь отгораживаться от белорусских коллег. На этом сборе присутствовали местные специалисты из регионов. Надеюсь, наше сотрудничество продолжится и в будущем. Ведь они пока лучше меня знают потенциал ребят 1994-95 годов рождения.

— И последний вопрос. Что будет с этой сборной после того, как ребята выйдут из юношеского возраста? Не планируете продлить работу и на молодежном уровне?
— Сейчас у нас одна задача — подготовить боеспособную дружину к чемпионату мира среди восемнадцатилеток в 2012 году. После чего ребята, скорее всего, вернутся в свои клубы. Продлевать существование этой команды и на молодежный уровень нецелесообразно. Ведь к тому времени многих парней, возможно, задрафтуют клубы КХЛ или НХЛ. Следовательно, парень уедет в другую страну. И задачей тренера “молодежки” будет отслеживать выступление кандидатов в команду, а не ведение учебно-тренировочного процесса. Обучать же нужно сейчас, на ранней стадии формирования хоккеиста.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать