Атакующий защитник Петер ПОДГРАДСКИ — один из квинтета хоккеистов, нынешним летом перебравшихся в минское “Динамо” из астанинского “Барыса”. В новую команду 30-летний словак прибыл с опозданием, но по уважительной причине — две недели назад у него родилась дочь. А на лед в составе динамовцев Петер впервые вышел во вторник — в матче Кубка президента Казахстана с рижскими одноклубниками. После чего дал по телефону интервью.


ИЗ ДОСЬЕ Петер ПОДГРАДСКИ. Родился 10.12.79 в Братиславе (Чехословакия). Защитник. Выступал за “Слован” (Братислава, Словакия), “Цинциннати Майти Дакс” (AHL), “Пардубице” (Чехия), “Либерец” (Чехия), “Оцеларжи” (Чехия), “Жилина” (Словакия), “Кошице” (Словакия), “Франкфурт” (Германия), “Металлург” (Новокузнецк, Россия), “Торпедо” (Нижний Новгород, КХЛ), “Барыс” (Астана, КХЛ).

В 2000 г. задрафтован НХЛовским “Анахаймом” (N драфта — 134). Серебряный призер чемпионата мира (2000). Чемпион Словакии (2000), серебряный призер чемпионата Словакии (1999). В чемпионатах КХЛ (регулярные сезоны) — 112 игр, 63 (14+49) очка, 98 минут штрафа. В Кубках Гагарина — 6, 3 (1+2), 4. Участник ЧМ-2000, -07, -08.

— Петер, на каком языке будем общаться?
— На русском, конечно же. Я владею и английским, но на русском говорю свободнее. Учил его еще в школе, со второго по четвертый класс. Потом, когда начинал карьеру в “Словане”, у меня было трое русских одноклубников. И в Северной Америке играл в одной команде с выходцами из бывшего СССР, а затем провел несколько лет в России и Казахстане. Так постепенно и осваивал русскую речь, благо много слов похожи на словацкие. Раньше, разговаривая с кем-то, я мысленно переводил каждую фразу. А теперь даже думаю по-русски. Сейчас даю интервью и говорю совершенно автоматически. Слова сами отскакивают от зубов.

— В вашей жизни недавно произошло знаменательное событие…
— Да, я стал отцом. Девочку назвали Викторией, это мой первый ребенок. Поэтому в лагерь “Динамо” немного припозднился. Прилетел в Швейцарию лишь на прошлой неделе. Да еще и приболел, из-за чего пропустил два спарринга.

— И так получилось, что первый матч за минский клуб вы провели в хорошо знакомой вам Астане…
— Да. Когда мы сюда прилетели и затем ехали на автобусе в гостиницу, на меня нахлынули эмоции, воспоминания. Все-таки провел в “Барысе” целый сезон.

— А почему ушли?
— Сложилась такая ситуация, что один человек, неважно кто, сказал мне и еще некоторым ребятам, дескать, “Барысу” мы больше не нужны. Не знаю, правда это или нет, но после этого стали задумываться о смене команды. И вот впятером переехали в Минск. Хоккейная жизнь такова, что никогда не знаешь, где окажешься. Но сейчас я выбросил из головы проблемы, возникшие в Астане. Смотрю только вперед.

— Йозеф Штумпел сказал, что сменил клуб во многом потому, что белорусская столица куда ближе к Словакии, чем казахстанская…
— Соглашусь с Йозефом. Для меня это тоже имело значение. Братислава относительно недалеко, будет легче видеться с родными и близкими. Сейчас, после родов, моя девушка Габриэла с дочкой находятся в Словакии.
Но во время сезона они будут жить в Минске, как же я без своих девчонок-то? Сказал им: “Давайте приезжайте!” Но не сейчас, когда мы в разъездах. Где-то в сентябре. Пока приходится скучать по семье.

— Как идет процесс адаптации к “Динамо”?
— Нормально. Конечно, когда оказываешься в новом коллективе, надо время, чтобы со всеми познакомиться. Пока я еще даже не запомнил всех партнеров по именам. С другой стороны, некоторых знал и раньше. Само собой, четверку бывших партнеров по “Барысу”, но и лица динамовцев были знакомы, не раз ведь играли друг против друга.

— В основном общаетесь со старыми знакомыми?
— Да. Живу в одном номере в Дэвидом Немировски, с которым сдружились в “Барысе”. На каком языке с ним общаемся? 50 на 50 — то на русском, то на английском. А сейчас вот, пока я вам даю интервью, к нам в гости заскочил Штумпел. В Минске будем с Йозефом общаться семьями. Моя Габриэла знакома с его женой Мартиной.

— Вы ведь раньше бывали в белорусской столице…
— Да, но практически ничего там не видел. Аэропорт, отель, ледовый дворец — вот и все. Красоты города оценить не было возможности. Знаю, что не так давно открылась новая “Минск-Арена”, смотрел репортаж оттуда с “Матча звезд КХЛ”.

— Вы выступали в Новокузнецке и Нижнем Новгороде, последний год провели в Астане. Как вам жилось в России и Казахстане?
— В каждой стране есть что-то хорошее и плохое. В России некоторые вещи меня удивляли, разница со Словакией ощущалась. А когда я только туда приехал, один знакомый сказал мне: “Смотри вперед и ни о чем не думай”. Так и старался делать. В Казахстане тоже случались разные истории, подробности рассказывать не буду. Но я туда приезжал не на каникулы. Старался профессионально отрабатывать контракт.

— Среди астанинских болельщиков вы пользовались популярностью?
— Номер один в “Барысе” — Кевин Дэллмен, это безусловный кумир публики. Однако и я старался чуть-чуть помочь команде. В Казахстане любят хоккей. Сейчас, когда минское “Динамо” встречалось с рижским, в нашей стартовой пятерке были четыре экс-игрока “Барыса”. И когда диктор объявлял составы, зрители на трибунах начали скандировать наши имена. Было очень приятно.

— Как ощущаете себя на льду?
— Думал, будет хуже. Может, кондиции еще не оптимальные, но в целом чувствовал себя неплохо. Надо еще несколько товарищеских матчей — и все будет о"кей!

— Вы атакующий защитник, часто идете вперед…
— Так и надо! Все знают, что я люблю атаковать. Но не брезгую и непосредственными оборонительными обязанностями. Кстати, пока не знаю, чего от меня ждет в этом плане Марек Сикора. Надо будет побеседовать с тренером.

— Какое впечатление вообще производит чешский специалист?
— Раньше мы с ним не были знакомы. Конечно, знал его по фамилии, был в курсе, что Сикора работал в Екатеринбурге. По первым впечатлениям Марек — требовательный наставник. Но если мы выполняем все, что надо, то он ведет себя очень демократично. Всегда старается помочь, ответить на все наши вопросы.

— Вы пробовали силы в Северной Америке, но так и не сыграли в НХЛ. Жалеете об этом?
— Если честно, да. Мечтал хотя бы однажды выйти на лед в матче сильнейшей лиги планеты. Я подписал контракт с “Анахаймом”, три раза участвовал в предсезонном тренинг-кэмпе. Но в основную команду меня не звали. Главному тренеру “Майти Дакс” как игрок я почему-то не нравился.

— С Русланом Салеем в Анахайме пересекались?
— Да, три года подряд вместе участвовали в тренинг-кэмпе. Расти — он уже такой, наполовину американец. Обжился там, у него свои шуточки… На меня Салей практически не обращал внимания. Но это можно понять, там у каждого была своя задача — попасть в основной состав.

— Можете сравнить НХЛ и КХЛ?
— Я всегда говорю так: КХЛ никогда не превратится во вторую НХЛ, и наоборот. Это две абсолютно разные лиги. Стили, размеры площадок — все здесь совсем не такое, как за океаном.

— А вам какой хоккей ближе?
— И европейский, и североамериканский. Я не отношусь к тем игрокам, которые любят только техничный, комбинационный хоккей. Но в то же время не стремлюсь в каждом матче кого-то “убивать”.

— Вы не раз привлекались в сборную Словакии, которую сейчас возглавил Глен Хэнлон. Знаете, где раньше работал канадец?
— Еще бы — он тренировал минское “Динамо” и сборную Беларуси. Но я пока с Хэнлоном не знаком, ни разу не общались даже по телефону.

— Какое из выступлений за национальную команду для вас наиболее памятно?
— Наверное, чемпионат мира 2000 года. Тогда мы пробились в финал, где уступили чехам. Помню, сразу после матча все ребята так переживали! Но недели через две отошли и поняли, что достигли отличного результата. Можно сказать, заложили фундамент для самого крупного успеха словацкого хоккея — имею в виду победу на мировом первенстве в 2002-м.

— В последнем чемпионате мира вы не участвовали…
— Я играл в 2007-м в Москве, в 2008-м в Канаде. А в нынешнем году меня не пригласили. Да и самому, если честно, особенно не хотелось. Голова была забита не хоккеем, а другими делами. Подруга ждала ребенка, а еще мы купили в Братиславе квартиру. Надо было делать ремонт, так что летом я толком и не отдохнул.

— Почем нынче жилье в словацкой столице?
— Ох, недешево! Недавно читал, что Братислава сейчас входит в десятку самых дорогих городов мира.

— Что еще расскажете о себе?
— Я неуступчивый, не люблю проигрывать. И это касается не только хоккея. Но у меня не бывает проблем с людьми, которые хорошо ко мне относятся. Всю жизнь играю в хоккейных командах, и каждая из них — коллектив из 20-25 человек. Мне кажется, надо стараться со всеми находить общий язык. Если у игроков хорошие отношения в жизни, то, как правило, результат приходит.

— А в “Динамо”, как думаете, сложится коллектив?
— Уверен, да. Мне кажется, в команде собрались хорошие ребята. Надо как следует работать, выполнять все, что требует тренерский штаб. И тогда мы должны выступить успешно и впервые пробиться в плей-офф.

— Чем Петер Подградски любит заниматься в свободное время?
— Знаете, в ходе сезона, когда приходится проводить по три матча в течение недели, ни на что, кроме хоккея, времени и не остается. А сейчас — тем более, ведь родилась дочка. Друзья давно говорили мне, что с появлением ребенка жизнь кардинально меняется, начинаешь мыслить совсем по-другому.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать