Вратарь «Финикса» Илья Брызгалов рассказал, что хотел бы полететь в космос, а также о некоторых жизненных принципах.

«Очень бы хотел научиться управлять космической ракетой. Мечтаю полететь в космос, хоть это и дорого. Честно вам говорю, я не шутник. Поймите, мне здесь неинтересно. Где – «здесь»? Да вот здесь, на Земле. Житейское, практическое меня не цепляет.

Я верю в Бога. Хожу ли в церковь? Для меня Бог и церковь – разные вещи. Бог – он во всем, а церковь – средство управления людьми. Не скажу, что мне все в церкви кажется фальшивым, но Бог для меня в людях и зверях. А церковь – это всего-навсего человек, который читал книжки. Я разговаривал со священниками – и не услышал убедительных ответов на свои вопросы.

Тринадцать лет не притрагиваюсь к спиртному. Забыл уже вкус алкоголя. Потерял к нему интерес. Мне это не нужно. В Америке никто не будет уговаривать выпить, если не хочешь. Это не Россия. Вот здесь иногда людям приходится объяснять, чтоб отстали. Встреча в Кремле после победы на ЧМ-2009? Меня там не было. Сразу после финала улетел в Америку. Соскучился по жене и детям.

Меня пытались отговорить, но семья для меня важнее. Ну, пришел бы я в Кремль. «Здравствуйте». – «Здравствуйте». Постояли бы, сфотографировались, выпили… До определенного возраста я пил, курил, был первым на учете в милиции. Однажды папа устроил взбучку, все изменилось.

В тюрьму, может, и не загремел бы, но дорожка была скверная. С хоккеем закончил бы точно. Да и Тольятти – город боевой. В 90-е на улице даже из гранатометов постреливали – и никто этому не удивлялся», – приводит слова Брызгалова «Спорт-Экспресс».

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать