0
1177
 

Никита Ермачков: Конечно, планировал еще поиграть. Но сейчас бы просто научиться ходить и начать жить обычной жизнью

Хоккей Беларуси Экстралига Новости новые Никита Ермачков: Конечно, плани...
Никита Ермачков: Конечно, планировал еще поиграть. Но сейчас бы просто научиться ходить и начать жить обычной жизнью
Никита Ермачков (hockey.by)

Белорусский хоккеист Никита Ермачков рассказал о восстановлении после тяжелой травмы, которую он получил во встрече Кубка Президента против минской «Юности».

– Никита, операция, проведенная в РНПЦ травматологии и ортопедии в тот же вечер после получения травмы на «Чижовка-Арене», была единственной?   

– Да, других операций не потребовалось. После нее полежал две недели в больнице, а затем переехал в Аксаковщину [в Республиканскую клиническую больницу медицинской реабилитации]. Месяц потренировался там, а потом меня отправили домой, в Новополоцк.

– Какие были тренировки?

– Закачивал мышцы пресса, спины, корпуса, чтобы мог хотя бы сидеть. Плюс различные процедуры, в том числе ходил на роботе-локомате [тренажер для восстановления навыков ходьбы]. Их всего два в Беларуси, и оба – в Аксаковщине. Это когда тебя подвешивают, и ты в этом роботе идешь по беговой дорожке. Процедуры и упражнения занимали около 4-5 часов в день. По сути, тренировочный режим остался таким же, как и до травмы. Еще были физиотерапия, вакуумный массаж, ручной массаж. В общем, полный комплекс.

В конце мая снова отправился на реабилитацию в Аксаковщину, этот курс продолжался 35 дней, до 30 июня. На этот раз приехал уже более подготовленным, все-таки дома отзанимался месяц. И сейчас вышел на приличный такой уровень тренировок, начал ходить в ходунках, а также с помощью всех других тренажеров, которые тут имеются. Начал делать многие новые упражнения, могу уже сидеть, не опираясь на руки. А раньше надо было опираться, потому что чувствительность тела была только до груди. Теперь же работает и пресс, и низ спины тоже почти. Даже жим штанги лежа делаю – 80-90 килограммов. Иглотерапию вот сейчас прошел. Во время первого курса реабилитации этого еще нельзя было, а спустя три месяца разрешили. 

Часть тела, что ниже пупка, пока нечувствительна. Еще не сошел отек после ушиба. Он может до полугода проходить. И эта жидкость сдавливает канал спинного мозга. У меня ведь был еще ушиб спинного мозга, а после него тоже долго восстанавливаться. Никто не дает прогнозов – сколько. Это в каждом случае индивидуально, здесь при одинаковой травме ситуация может развиваться по-разному.

Я считаю, что хорошо иду, в нормальном темпе. Конечно, хотелось бы уже и ноги чувствовать, и шевелить ими как-то, напрягать мышцы. Но пока чувствительности в ногах вообще нет, можно хоть щипать, хоть резать, хоть операцию проводить – ничего не почувствую. У меня все это обрубилось сразу же, как только травму получил. Только все это было еще выше – до груди. Врачи диагностировали оскольчатый перелом одного позвонка, он разлетелся, плюс переломы отростков еще двух позвонков. Все это в грудном отделе позвоночника. И ушиб спинного мозга. Но сам спинной мозг остался цел, если бы был разрыв, то шансов встать на ноги уже не было бы. А так восстановление реально. Но не быстрое.

– Дома ведь таких условий для восстановления нет?

– Конечно, нету. Все-таки в Аксаковщине постоянно был под присмотром, там очень очень хороший медицинский персонал, со мной работали лучшие тренеры по ЛФК.

Сейчас надо приобрести специальный тренажер Эллипс. Похожий на те, что часто в фитнес-залах используются, только на том, который мне нужен, ноги фиксируются. Федерация хоккея обещала помочь, сейчас решаем вопросы с оборудованием, чтобы я мог дома заниматься.

Конечно же, реабилитацию надо проходить как можно чаще и больше. В той же Аксаковщине есть специальный велосипед, на котором ноги пристегиваются, и можно задать программу, чтобы он сам крутил педали – чтобы суставы разминались, не застаивались. А когда у тебя чувствительность появится, то можно уже и самому крутить.

Дома, да и в принципе в Новополоцке, таких условий нет. Как и соответствующего тренера. Это, конечно, проблема. Но мы с женой записывали на видео занятия со специалистом в Аксаковщине, будем пытаться повторять это. Собрали комплекс упражнений, будем их выполнять.

– Жена – главный помощник в вашем восстановлении?

– Да, Виолетта очень помогает. Вместе со мной была и дома, и на обоих курсах реабилитации. И родители, когда я первое время в Минске в больнице лежал, рядом со мной постоянно были. Но сейчас я уже и сам многое учусь делать. Могу сесть на кровати, спрыгнуть с кровати, одеться, раздеться. Передвигаюсь обычно на коляске, научиться этому несложно. А вот пересаживаться было уже тяжелее. Но сейчас вроде наловчился.

– Какой период за эти четыре месяца был самым тяжелым?

– Да все время довольно трудным было. Особенно первые три месяца, когда сам ни сесть не мог, вообще ничего. Постоянно зависел от жены. И ей было сложно, потому что я ведь не совсем легкий по весу, ноги тяжеленькие :) У Виолетты даже спина начала болеть. Когда это все свалилось, пришлось заново перестраиваться в жизни. Столько новых моментов, которые довелось узнать! Приходилось каждый день обучаться чему-то новому. Сейчас уже как-то полегче, есть понимание, как двигаться дальше, что делать. А раньше бывало, что грустинка такая накатывала: мол тренируюсь-тренируюсь, но ничего особо не меняется. Но потом понимаешь, что иногда люди из-за перелома ноги могут три с половиной месяца пролежать в кровати, а у меня куда серьезнее травма, и ясно, что для восстановления нужно намного больше времени. А если еще начнешь грустить – то вообще ничего не получится. Так что стараюсь быть на позитиве! 

– Хоккеисты «Химика» вас навещали?

– Да, приезжали ребята и в больницу, и домой. В Аксаковщину приезжали те из ребят, кто в Минске живет. Причем не только из «Химика», но и из других команд – из «Юности», «Динамо-Молодечно».

Тренер Олег Владимирович [Хмыль] постоянно наведывается, помогает. Многие хоккеисты звонили и писали, да и до сих пор пишут. Разные команды оказали поддержку, я очень благодарен всем за помощь в этот трудный период жизни. Домой друзья заглядывают. А еще очень много болельщиков поддерживало после того, как Hockey.by запустил флешмоб в соцсетях, и это тоже поднимало настроение, когда находился в больнице.

Андрей Башко [генсек ФХБ] и Сергей Сушко [гендиректор минского «Динамо»] с Дмитрием Басковым навещали. Да и с федерацией хоккея мы на связи, скоро вот должны помочь с тренажерами, чтобы дома создать условия для тренировок. И морально поддерживают.

– О чем разговариваете со своими гостями?

– Обо всем вообще. Как и раньше. В этом плане ничего не поменялось. Я могу рассказать им о своих успехах.

– Может быть, были поддержка и советы со стороны спортсменов или людей, получавших такие же тяжелые травмы?

– Да, общались в Аксаковщине с ребятами, которые здесь на лечении, у них опыт восстановления больше. Они объясняли некоторые моменты, в том числе в плане тренировок что-то новое для себя узнал. Ну а спортсмены в основном говорят не падать духом. Но я это и так знаю :)

– За выступлением «Химика» в четвертьфинальной серии с «Юностью» следили? Или было уже не до хоккея?

– Как только перевели в общую палату из реанимации, через полтора дня после поступления, сразу же стал интересоваться хоккеем. Доктор, который меня оперировал, сам в хоккей играет, в любительской лиге в Минске. Так что следующий матч «Химика» я уже смотрел в телефоне. Да и весь плей-офф – тоже, времени-то хватало. А когда на «Минск-Арене» был седьмой матч финальной серии между «Юностью» и «Металлургом», Дмитрий Юрьевич Басков помог выехать на хоккей. Смотрел за игрой с первых рядов.

Так что нельзя сказать, что мне было не до хоккея. Ну, случилась такая ситуация. Никто в этом не виноват. Никакой злобы, обиды на хоккей нету. Хоккей после этого случая меньше любить не стал, и ни разу не пожалел, что стал им заниматься. И даже если бы мне сказали, что получу такую травму, то все равно играл бы в хоккей. 

– Можете объяснить, что произошло в ситуации с вашей травмой? Глядя на видео, складывается ощущение, что конек попал в ямку на льду, потому что падение выглядело не очень естественным.

– Да, тоже сложилось такое впечатление, когда несколько раз пересмотрел. И заметил, что даже колено выгнулось внутрь. Так что, вероятно, что в какую-то трещину конек заехал. Все произошло мгновенно, я даже не успел понять, что случилось. Когда ожидаешь удара, то успеваешь сгруппироваться, а здесь резко потерял координацию и в расслабленном положении влетел в борт. И расстояние до борта было таким, что не было времени сгруппироваться. Если бы борт был дальше, может быть, о лед ударился бы. Если бы ближе – нижней частью спины. Несчастный случай, я считаю.

– Вы помните, как все происходило?

– Да-да. Хотя врачи и написали, что у меня черепно-мозговая травма, но вроде не отключался. Помню, как хотел встать, но почувствовал, что не могу. Попытался рукой голову поднять :) Но как-то не помогло. Потом меня погрузили, пацаны кричали, подбадривали, что все нормально будет. Хорошо, что доктор команды Андрей Мохарев быстро реагировал, врачам скорой помощи подсказывал, что надо делать, потому что они были в растерянности. Так что доктор нашего «Химика» – большой молодец.

– Обсуждалась ли возможность дополнительных реабилитаций, в том числе за рубежом?

– В Беларуси самые лучшие возможности для восстановления в Аксаковщине, где я прошел два курса. За границей, конечно, тоже есть хорошие варианты, мы их рассматриваем, изучаем, какие там процедуры, тренировки, и есть ли смысл туда ехать. Если получится – будем пробовать. Но вообще главное – это постоянно работать над восстановлением. Если будешь лежать – то ничего не поменяется в лучшую сторону. Сейчас самое такое время, что надо упорно трудиться. Так что я в отпуск в этом году не уходил :) 

– Есть какие-то мысли о будущем? О получении какого-то образования?

– У меня есть спортивно-педагогическое образование. Но пока я на коляске, сложно представить, как по этой специальности работать. Надо что-то думать, кормить семью. Возможно, нужно будет пройти обучение, потому что на пособие по инвалидности вряд ли мы протянем, жена сейчас не работает. Жизнь начинается заново, как и у многих хоккеистов после завершения карьеры. Только я в передвижениях сильнее ограничен, вряд ли смогу работать грузчиком или что-то в этом роде. Пока я еще на больничном, скоро он заканчивается, буду заниматься оформлением группы инвалидности.

Главное в такой ситуации – не падать духом и идти вперед. А другим игрокам хочу пожелать, чтобы ценили свое время в хоккее.

– О возвращении в хоккей в каком-либо качестве не думаете?

– В качестве профессионального игрока – пожалуй, уже нет. А вот покататься на коньках очень хотелось бы. Так-то, я, конечно, планировал еще поиграть. Но сейчас бы просто научиться ходить и начать жить обычной жизнью. Стать тренером? Думаю, нет. А вот административная работа была бы интересна, если окажусь кому-то нужен, ведь хоккей, как я уже сказал, я меньше любить не стал, – цитирует Ермачкова ФХБ.

Напомним, что во втором периоде первого матча 1/4 финала прошедшего Кубка Президента «Юность» - «Химик» (2:0) защитник новополочан Ермачков получил травму, ударившись затылком об борт. Хоккеист покинул лёд на носилках и был доставлен в больнцу. Как отмечал наставник «Химика» Олег Хмыль, хоккеист проходит курс реабилитации.



Комментировать

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать

Эксклюзив

«БХ». Алексей Михнов — о дебютной шайбе за «Брест» и о том, считает ли он себя специалистом по «Юности»

Нападающий «Бреста» в эксклюзивном интервью «БХ» подвёл итоги гостевого матча чемпионата Беларуси против минской «Юности».

«БХ». Шон Лалонд рассказал о драке в матче с питерским СКА

Защитник минского «Динамо» Шон Лалонд в эксклюзивном интервью корреспонденту «БХ» Аркадию Падуто подвёл итоги матча со СКА (1:5).

«БХ». Виталий Пинчук: Глупые ошибки привели к этому результату

Нападающий минского «Динамо» Виталий Пинчук в эксклюзивном интервью корреспонденту «БХ» Аркадию Падуто подвёл итоги матча со СКА (1:5).