0
273
 

Евгений Соломонов: Мы пошли на уступки «Гомелю», а потом оказалось, что нам уже все «отдали»

Хоккей Беларуси Экстралига А Новости Евгений Соломонов: Мы пошли на ...
Евгений Соломонов: Мы пошли на уступки «Гомелю», а потом оказалось, что нам уже все «отдали»
Евгений Соломонов (belarushockey.com)

Новобранец жлобинского «Металлурга» Евгений Соломонов рассказал о расставании с «Гомелем».

«Мне предлагали контракт. Точнее, министерскую ставку. В клубе прекрасно понимали, что я не останусь на таких условиях. Затем прямым текстом сказали: увольняйся, мы тебя рассчитаем — и иди куда хочешь. Заявление на увольнение я написал, пообещали, что 25 июля все вернут. Дали слово, клялись в церкви перед иконами! Время прошло, а обязательств по моему контракту клуб не выполнил.

Гомель — это мой дом, и я хотел бы в нем остаться. Тем более в нашем с женой семейном положении. На разговор с Виталием Юрьевичем мы пришли с Пашей Мусиенко. И директор заявил: "От вас устали, вами наелись! Болельщики и высокопоставленные люди в вип-ложе не хотят вас видеть, просят уволить!" Нам это было сказано прямо в лицо. Мы приняли эти слова по-мужски и написали заявления на увольнение. Усович обещал рассчитать нас первыми — 30 апреля. Ха, наверное, мы заслужили такое отношение за долгие годы преданности клубу и за заслуги перед ним...

В конце июля Усович заявил, что все контрактные обязательства перед игроками "Гомеля", в том числе бывшими, закрыты? Это вы у него спросите. Была договоренность, нам дали слово. В контракте все прописано. Я не получил зарплату за два месяца, премии, индивидуальные бонусы и правильно начисленные отпускные — с октября. Не понятно, как федерация такие контракты регистрирует? Чтобы потом создавались вот такие ситуации, как у нас с "Гомелем"? Существуют же положения по премированию, статусу хоккеистов... Есть же такое понятие, как мужское достоинство. Пусть вспомнит, как мы с командой в церковь ходили и что он говорил.

Что конкретно лично мне обещал Усович и не выполнил? Что ни один человек не уйдет не рассчитанным из клуба и что меня рассчитают в числе первых. Потом нам сказали, что финансов пока нет. Мол, войдите в положение и подождите. Мы пошли на уступки клубу. Договорились, что крайний срок — 25 июля. А потом оказалось, что нам уже все «отдали», - цитирует игрока «Прессбол».