Сегодня в Гренобле, имеющем неофициальный статус столицы Французских Альп, в 17.00 по белорусскому времени хоккеисты минской «Юности» начнут первый из трех матчей суперфинала Континентального кубка-2009/10. Причем есть мнение, что именно баталия с австрийским «Ред Буллом» окажется ключевой в борьбе за единственный официальный евротрофей для клубов, разыгрываемый под эгидой и при организационных усилиях ИИХФ.

Таким образом, получается, что подопечные Михаила Захарова из огня национального чемпионата сразу попали в полымя битвы за трофей, завоевание которого является одной из приоритетных задач «Юности» в текущем сезоне. Впрочем, при всем уважении к команде из Зальцбурга, кстати, не очень дальнего от Гренобля, нельзя списывать со счетов и двух других участников суперфинала — английский «Шеффилд» и местный клуб. Да и вообще, гадание на кофейной гуще, усиленное не особенно конкретным знанием потенциала конкурентов, — занятие неблагодарное, если не сказать глупое.

В принципе же все предельно просто. «Юности» надо, во-первых, трижды выйти на лед и показать свою истинную силу. Во-вторых, помнить, что повторить успех (минчане уже привозили Континентальный кубок в белорусскую столицу в январе 2007 года) всегда тяжелее, чем в первый раз покорить вершину. Пускай ныне среди соперников и нет такого монстра, как российский «Авангард». Но роль фаворита и понимание каждым и всеми в «Юности» реальности задачи выиграть и в Гренобле — это дополнительная психологическая нагрузка, прессинг ответственности, с чем нельзя не считаться. Но это нормально — это большой хоккей, и в Гренобле на кону стоят слава, почет, уважение и непосредственно Континентальный кубок.

НА СТАРЫЙ НОВЫЙ ГОД

Во Францию после двух домашних матчей с могилевским «Химволокном» в рамках ОЧБ чемпионы Беларуси отправились вечером в среду. Команда благополучно прибыла в аэропорт Минск-2, чтобы на чартерном борту авиакомпании «Белавиа» вылететь в Лион. Именно аэровокзал этого города стал для белорусов воротами в Гренобль. Разумеется, все новостные блоки отечественного и российского телевидения подготовили к тому, чтобы и во Франции лицезреть и ощущать зиму во всех ее снежных и морозных проявлениях. Но действительность, по крайней мере для гостей из Беларуси, оказалась сдержанной и серой. Возможно, аборигенам непривычна температура, балансирующая в ночное время около нуля, но для нас это — оттепель. Тем более что с неба по-осеннему накрапывало.

Мокро оказалось не только в Лионе, но и в Гренобле, куда «Юность» была доставлена на специальном шаттле. Ночное расселение в отеле заставило отложить знакомство с городом и привязку на местности до утра. Заблаговременный приезд «Юности» в Гренобль позволял спокойно «влиться» в турнир, без ажиотажа и мандража, когда надо давать на-гора стране угля, едва прибыв с корабля на бал. Тем более что ночь со среды на четверг, как ни крути, была праздничной. Правда, объяснять французам, что есть такое замечательное «дежа вю», как старый Новый год, бесполезно — все равно не поймут. Это праздник только для нас — для славянского сообщества, с его романтикой, сентиментальностью и любовью к Деду Морозу.

Впрочем, праздник, разумеется, получился не событийным, а настроенческим. Все о нем помнили, но профессионализм, особенно в дни таких важных испытаний, — превыше всех традиций. В четверг «Юность» ждала официальная легализация в Гренобле (читай аккредитация), а после обеда состоялась раскатка и, следовательно, знакомство с ареной, льдом и познавание прочих нюансов здешних реалий, пренебрегать которыми было бы в корне неверно. Михаил Захаров и его команда, естественно, своими возможностями воспользовались в полной мере, сделав выводы и о том, и о сем. Мелочей в большом хоккее не бывает.

Как нельзя не проявить себя и в качестве туриста, оказавшись в таком знатном и историческом граде, как Гренобль. Совершить неспешную прогулку по улочкам старого города, наслаждаясь горным воздухом (214 м над уровнем моря) и заходя в сувенирные, а также антикварные лавочки — замечательная релаксация перед ответственными испытаниями. Как и подъем по главной достопримечательности Гренобля — канатной дороге, к стенам Бастилии (не путайте с еще более знаменитым парижским аналогом, которого страшились даже мушкетеры Дюма-старшего). Оттуда со стен форта открывается замечательный вид на горы Бельдон, Тайефер, Обиу, Веркор и Шартрез, реки Драз и Изер. А буквально рядышком располагается монастырь Шартрез. Обитаемый. Внутрь монахи не пускают, зато в специальном магазинчике с азартом восточных базарных зазывал торгуют целебным ликером на травах. Однако вернемся к хоккею, оставляя красоты Гренобля с его улочками, памятниками и ликерными продуктами на время в стороне.

ЧТО ДЕЛАТЬ ФАЗЕЛЮ?

Минчане, начиная со всегда амбициозного и не знающего других целей, кроме победных, наставника Захарова и завершая самыми «зелеными» игроками «Юности», уже давно не скрывали желания вторично взять в «плен» Континентальный кубок. Об этом хоккеисты признавались в интервью «СП», а для ММЗ поездка в Гренобль, по сути дела, являлась единственным отвлекающим от также скорой Олимпиады фактором. Благо объективный анализ позволял и позволяет питать оптимистические надежды. Текущей зимой «Юность» непобедима, ее выигрышная серия достигла десятка матчей, а лидерское положение в ОЧБ весьма устойчиво и увенчано красивым круглым числом в графе «набранные очки» — 100. Сбалансированными выглядят и все командные линии. Травма Шабанова открыла для многих Белинского, и в Гренобль минчане отправились с крепкой вратарской бригадой — выздоровевшим ветераном и прошедшим закаливание юниором. Оборона благодаря селекционным фортелям боссов минского «Динамо» пополнилась кандидатом на поездку в Ванкувер Рядинским, которому наравне с двумя другими аксакалами, Леонтьевым и Ерковичем, имеет смысл лезть из кожи вон, стремясь убедить клубного тренера Захарова порекомендовать их кандидатуры Захарову в ипостаси наставника олимпийской сборной. В нападении у «Юности» наигранные сочетания, причем объединение украинцев Тимченко и Матерухина с центрфорвардом Боровковым привело к образованию звена, не номинально, а фактически претендующего на ранг первого. Таким образом, предстартовые претензии «Юности» на Континентальный кубок выглядели со всех позиций обоснованными. Тем более что недавний розыгрыш Кубка Шпенглера в Давосе позволил прицениться к среднеевропейскому классу. Тем более что Захаров, а следовательно, и «Юность» мечтают о вхождении в КХЛ. Возможно, даже вместо минского «Динамо», чьи позиции по-прежнему хлипки со всех точек зрения. Давос — это, конечно, здорово. Но такие факты, как изгнание из организации непоследнего отечественного мастера Рядинского и сбагривание в «Ак Барс» лучшего снайпера Хювенена многое опять дискредитировали, выставив и без того страдающих «мокрой» репутацией «зубров» в дурацком, если не сказать сильнее, виде.

К слову, по возвращении динамовцев с победой из Давоса автора этих слов больше всего поразил вопрос, заданный одним из коллег Александру Андриевскому на импровизированной пресс-конференции в аэропорту Минск-2. Дескать, сейчас «зубры» на одной ступени с «Юностью», отличившейся завоеванием Континентального кубка-2007? Сама формулировка про одну ступень при громадной разнице в клубных бюджетах, селекционных возможностях и прочем, прочем, прочем (все в пользу «Динамо») выглядела некорректной и даже оскорбительной к героям Давоса. Но Андриевский, хоть и деликатно, но серьезно ответил на вопрос, чем сослужил и себе, и клубу не лучшую службу. Тренер «Динамо» своим серьезным отношением к вопросу дал понять, что уже давно многим понятно и ясно. Возможно, «Динамо» занимает в КХЛ не свое место, являясь искусственным, а значит, недолговечным продуктом. Какие-то приземленные у «зубров» ориентиры, хотя цели провозглашались заоблачные. У «Юности» многое, если не все, наоборот.

А выяснять, что круче по статусу — Кубок Шпенглера или Континентальный кубок, занятие еще более неблагодарное, чем ворожба предсказателей. Тут надо просто радоваться каждому успеху, как это было на Рождество 2007 года после решающей виктории «Юности» над «Авангардом» в серии послематчевых буллитов и на Новый год сейчас — при триумфе «Динамо» в Давосе. Еще одна альпийская виктория в Гренобле станет не менее прекрасным повод для выражения болельщицкого удовлетворения и даже восторга. Плюс даст понять первым боссам ИИХФ, что они неправильно и несправедливо пробрасывают Беларусь при разработках гипотетических регламентов Лиги чемпионов.

И надо понимать, что сегодня в Старом Свете, несмотря на все старания президента международной федерации Рене Фазеля, нет клубной турнирной иерархии. Отсутствуют порядок, система, не говоря уже о финансовой прибыли, как это есть в футболе. В этой ситуации Континентальный кубок — единственная отдушина для ИИХФ, имеющей на этом фронте весьма зыбкую почву под ногами. Проекты реанимации из пучин безвременья Кубка европейских чемпионов в новых форматах оказались ущербными. Питерские «концерты» являлись вещью в себе, не вызывая большого интереса. Первый розыгрыш более полноценного варианта привел не только к сенсационному победителю «Цюриху», но и к финансовому раздраю, который, кстати, во многом был предопределен успехом швейцарского клуба и неудачей российских команд. Ведь в качестве ивестор-партнеров ИИХФ в клубных проектах в последнее время могут выступать только компании и олигархи наших восточных соседей. Фазель продолжил бороться за хоккейную Лигу чемпионов, но уже в конце ноября 2009 года признал: «Шансов спасти соревнования — не больше 50 процентов». Сейчас, возможно, еще меньше, ибо президент ИИХФ не принял драконовских условий, выставленных потенциальным инвестором — «Газпромом».

Вообще, международная федерация и ее руководитель Фазель сейчас в отношениях с российскими партнерами должны иметь острое чувство баланса. С одной стороны, сотрудничество интересно и может быть взаимовыгодным, но доктор-стоматолог от хоккея спинным мозгом чувствует, что россияне стремятся не к сотрудничеству, а просто хотят скупить континентальный хоккей, вместе с остальными «заводами, пароходами». Медвежьих углов, медведей и Медведевых у наших восточных соседей предостаточно, и пойти полностью навстречу российским пожеланиям означает для Фазеля оказаться под пятой «Газпрома», КХЛ. Для перспектив ИИХФ и репутации члена исполкома МОК это однозначно не лучшая карьерная биографическая перспектива. Тем более что самим Фазелем при этом недолго потешатся, а потом безжалостно переведут в свадебные генералы, и это в лучшем случае. По этой причине он и не пускается во все тяжкие ради спасения Лиги чемпионов и создания системы евротурниров, сохраняя независимость и философский взгляд на существующее положение вещей: «Я уже морально готов к тому, что ничего из наших усилий не выйдет. Неудача, если она случится, будет очень неприятна. Но что ж, как говорят французы, се ля ви — такова жизнь. Мы тоже не всесильны». Нам, белорусской делегации, находящейся в Гренобле, в этом случае остается только присоединиться к Фазелю. Действительно, такова жизнь.

НЕ БРАТЬ ПРИМЕР С БАЙАРА!

Гренобль — это юго-восток Франции, административный центр департамента Изер, названного по имени реки и давшего жизнь многим замечательным альпийским местечкам, включая горнолыжный центр Валь-д’Изер, где в феврале 2009 года прошел чемпионат мира. Все здесь, все рядом с Греноблем. Городом, где в чести не только хоккей, но и футбол. Правда, радость весны-2009 от возвращения местного клуба в элитный «трехцветный» чемпионат ныне сменилась унынием безотрадной аутсайдерской доли. Поэтому хоккей опять на авансцене. А в качестве константы местного восприятия спорта там (на авансцене) находятся воспоминания о 10-й Белой Олимпиаде. С тех пор минуло более сорока лет, но память о тех Играх живет и в народе, и в городе. Символика, сувениры… К слову, в 1968-м в составе сборной СССР выступил лишь один белорусский спортсмен — конькобежец динамовец Эдуард Матусевич, занявший 8-е место на дистанции 1500 м. Теперь нам такие успехи в спорах скороходов только грезятся в сладких мечтаниях.

Гренобль, в принципе, уникальный город, и под римлянами, и во французских реалиях сохранявший свое мужественное «я». Например, будучи столицей провинции Дофине, он отошел в собственность первого короля династии Валуа — Филиппа Красивого (в СССР были очень популярными романы Андре Моруа о той эпохе), и наследники престола стали носить титул «дофин». Но при этом именно заседание Дофинского парламента положило 7 июля 1788 года начало французской революции. Гренобль — не только бурный эмоционально, но и стойкий город. За отличия в годы Второй мировой войны он награжден орденом Освобождения и Военным крестом. Гренобль — это и образовательный центр Франции, с четырьмя университетами, обозначающими цифрами: «1» — физика, математика, медицина, «2» — экономика и управление, «3» — гуманитарные науки, «4» — инженерия, информатика, прикладные математика и физика. И это при населении чуть больше 160 тысяч человек! Неудивительно, что город богат на знаменитых выходцев. Тут и сам классик точных наук Жан Батист Жозеф Фурье, и программист Фабрис Беллар, и автогонщик Рене Арну, и писатель Анри Мари Бейль, известный как Стендаль. Гуляя по улочкам Гренобля, можно понять, какие виды и стены навеяли ему очевидную в своей парадоксальности мысль: «Жизнь — это шахматная игра, по окончании которой и короли, и пешки складываются в один ящик»…

А еще в прогулке по центру нельзя пройти мимо памятника уникальному рыцарю Байару, прославившемуся тем, что он проиграл все свои поединки. Постамент памятника украшен длиннющим списком поражений Байара, который предупреждал соперника о каждом своем ударе. Конечно, это очень благородно, но не для «Юности». Нам памятников не надо, будет достаточно и Кубка.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Захаров: Недооценка исключена
Следующая «Химик» по капельке…

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать