Форвард минского «Динамо» Райан Веске рассказал о том, как он пришел в хоккей и о своих гастрономических пристрастиях.

«Когда я был совсем маленьким, мы жили в районе Вест Хэмпстед в Нью-Йорке. Это не чисто итальянский район, там скорее хороший микс из всевозможных национальностей. А в семь лет я переехал в Ллойд-Харбор. Там моя семья жила до последнего времени, пока родители не перебрались во Флориду. Это такое особенное место прямо у моря: гавань с множеством кораблей. Фактически, остров. Район также не чисто итальянский.

Я не то, чтобы такой «итальянский итальянец». Хотя мое происхождение важно для меня. Я рос в доме, где еда имеет большое значение. И хорошо поесть до сих пор люблю, если честно. Каждую среду и каждое воскресенье мы собирались за большим столом всей семьей, ели пасту, отлично приготовленное мясо. Этот обед начинался в три часа дня и продолжался до самого вечера. Очень хорошие воспоминания! Когда закончу с хоккеем, и у меня появится больше свободного времени, обязательно продолжу эту традицию в своей семье.

Что касается фамилии, то мы произносим: «Весси». Но по-итальянски это будет звучать скорее, как «Веши». Однако я ведь вырос в Бруклине, так что привык произносить «Весси». Я знаю, что здесь мою фамилию передают, как «Веске». Не совсем правильно, но я не против.

Из алкоголя я предпочитаю водку с содовой. Вино не люблю, хоть я и итальянец. Поскольку я позволяю себе стаканчик в основном летом, то водка с содовой – наименее калорийный вариант!

Когда я готовлю пиццу дома, то просто подхожу к холодильнику и начинаю доставать оттуда все продукты, которые есть. И потом решаю, что приготовлю сегодня. Мне вообще нравится европейская пицца, потому что она тоньше. Но я не зациклен на итальянской еде. Мне многое нравится. Например, суши. Или французская кухня. Конечно, во время хоккейного сезона в основном готовит моя жена. Но летом – я! Особенно люблю делать барбекю, запекать что-нибудь на гриле. Кстати, сегодня у команды выходной, так что дома главный на кухне – я!

Драники я пробовал. Это такие картофельные блины со сметаной? Точно, я их пробовал. Время от времени их готовят нам на обед на арене. Вкусно. Мне вообще нравится белорусская еда. Например, супы. Хотя борщ – это же не белорусский суп? Ну, все равно, очень вкусно.

В день матча мы едим всегда одно и то же: курицу со спагетти. Но я думаю, что это не играет особой роли, просто так заведено. На самом деле белок и углеводы можно получить и другим способом. Например, из риса и стейка. Это ведь то же самое! Мне трудно есть постоянно одно и то же, я люблю разнообразие. Поэтому во время сезона я не ем дома пасту. Ее и так постоянно приходится есть на работе! Так что семейную традицию – большой обед с пастой в воскресенье – я начну соблюдать, как только закончу карьеру, не раньше.

По-итальянски я не говорю. Знаю несколько слов от своей бабушки, не более того. На две трети я неаполитанец, на одну треть – сицилиец. Болею ли я за «Неаполь», «Палермо» или «Катанию»? Нет, но теперь, видимо, буду! На самом деле, мне нравится соккер, однако я не болельщик какой-нибудь определенной команды.

Я люблю кино. Больше комедии или драмы. Прохладно отношусь к фантастике. Совсем не нравятся хоррор-фильмы. Из актеров симпатизирую Дензелу Вашингтону и Роберту Де Ниро. Жаль, но в Минске негде посмотреть кино по-английски. Хотя мы с женой любим ходить в кинотеатры.

Я, между прочим, уже третий хоккеист итальянского происхождения в «Динамо». До меня здесь играли Энди Чиодо и Даниэль Корсо. А я начал заниматься хоккеем вслед за своим старшим братом. Ему было шесть, а мне – четыре, и я все время проводил на катке, хотел быть похожим на него. Так что, когда пришло время, я сказал своим родителям, что хочу быть хоккеистом. Так все и началось. Правда, мой отец больше любит бейсбол. Он сам играл в школе. Мне кажется, его немного расстроило, что мы с братом предпочли другой вид спорта. Пока росли, мы играли и в бейсбол, и в соккер, но когда мне исполнилось 12 лет и настало время выбирать, у меня не было сомнений.

NY Apple Core – там я начал заниматься хоккеем. Ничего особенного в этой школе нет, разве что смешное название: «Сердцевина яблока»! Ну, вы знаете, что Нью-Йорк называют еще «Большим яблоком». В то время в моем районе просто не было другой хоккейной школы, так что – без вариантов. С другой стороны, у нас была лучшая юниорская команда на Лонг-Айленде. Сейчас, кстати, в том районе очень много хоккейных школ, теперь все, наверное, совсем иначе.

У меня две дочери. Кем они станут, когда вырастут? Не знаю. Я только хочу, чтобы они нашли правильную дорогу в жизни. Такой дорогой для меня стал хоккей. Он вел меня, и я не сделал тех ошибок, которые, может быть, совершили некоторые мои друзья. Хотел бы я, чтобы мои дети занимались хоккеем? Лучше гольф, ведь тогда мы сможем играть вместе, когда они вырастут, а я постарею!

В Америке и Канаде, для начинающего хоккеиста всего два выбора: либо какая-нибудь высшая юниорская лига, либо университет. В США в последнее время все больше ребят выбирают именно университет, потому что если не получится с хоккеем, то у тебя, по крайней мере, будет образование. И второй момент: в университет ты поступаешь, когда становишься старше, чем это необходимо для перехода в высшую юниорскую лигу, так что у тебя есть время, чтобы подготовить себя к взрослому хоккею, к этим нагрузкам.

В Корнелльском университете я изучал экономику. Поскольку мое образование связано с бизнесом, я пробую себя в этом направлении. У меня есть своя линия одежды под брендом SalmonCove. Связано ли это с моим происхождением? Да, я в курсе, что среди дизайнеров много итальянцев, но мы делаем не высокую моду, а скорее повседневную одежду. Буду ли я заниматься бизнесом после окончания карьеры, я для себя еще не решил. У меня впереди еще много времени, чтобы определиться», - цитирует игрока tribuna.com.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать