Белорусский наставник «Сибири» Андрей Скабелка объяснил, почему даже в отпуске занимается спортом.

«Попробуй не держать себя в форме с КХЛовским графиком — быстро перегоришь. К тому же не один занимаюсь — с дочкой. Аня у меня теннисистка. Вернее, уже бывшая. На национальном уровне достигла неплохих результатов, выигрывала чемпионат страны, стала мастером спорта. Но к окончанию школы поняла, что это все же не ее. Теннис вообще специфический вид, в каком-то смысле сложнее командных. Если не найдешь человека, который увлечет и убедит идти к большим вершинам, может быстро надоесть.

С Шитковским мы не сговаривались, чтобы отдать дочерей в теннис. Не знаю, может, Шитковские просто узнали, что мы занялись, и решили последовать примеру. Их-то дочь на год моложе. И она продолжает выступления, а Аня вот решила закончить. Хотя не со спортом вообще: поступила в наш университет физкультуры.

Наша обычная норма — шесть с половиной километров вокруг Цнянского водохранилища, рядом с которым живем. Или кросс, или скандинавская ходьба, которая у нас все еще в диковинку. В нашем районе явно еще не все знакомы с этой “фишкой” — здесь больше в моде пиво-шашлыки. Доводилось слышать, как дети спрашивали у родителей: “А где у этого дяди лыжи, и зачем ему тогда палки?..”

Чтобы стать лучшим тренером Беларуси, мне пришлось из нее уехать? Было бы удивительно, если бы меня признали лучшим в белорусский период тренерской карьеры. Уже хотя бы потому, что тогда я только начинал. У каждого свой путь. Кстати, не раз доводилось слышать, что начинающему тренеру прежде всего нужно убить в себе хоккеиста. Не знаю, с такой проблемой как-то не сталкивался и в себе никого не убивал.

Понятно, что специфика присутствует. Но суть ведь та же — азарт и желание выиграть, эмоции. А они остались неизменными. Все равно мы все хоккеисты. Только наши руководители обычно — нет. Но тренеры-то, слава богу, еще да.

Веришь или нет, но давным-давно не пересматривал записи своих матчей периода игровой карьеры. Да и хоккей с тех пор поменялся. Я вот был неагрессивным форвардом. Да в наше время этого и не требовалось — ставили больше на технику. Сейчас много внимания уделяется силовой борьбе. И мне это нравится. Так что игроки “Сибири” — это не Скабелки в прошлом. И стиль команды не похож ни на один из тех, что проповедовался в клубах, где мне доводилось выступать. У нее свой почерк.

Это почерк Скабелки или все же лишь улучшенный — Квартальнова — Тарасенко? Скорее общий. Сохраненный нашим генменеджером Кириллом Фастовским. Когда он приглашал меня на работу, наверняка ведь искал тренера, который продолжит начатое предшественниками, а не придет ломать все через колено и перезатачивать под себя. Или, например, копировать “Магнитку” десятилетней давности.

Каков набор санкций, скажем, к прогулявшему тренировку? Они есть, но в последнее время, к моему удовольствию, их ни разу не пришлось применить. Нет такого, чтобы кто-то пропустил занятие без уважительной причины. Поначалу парочка случаев имели место, но тех нарушителей уже давно нет в команде. Вообще, кроме травмы, причина пропуска должна быть не то что серьезной — чрезвычайной. Как нас с детства приучал мой первый наставник Валерий Евдокимов: «Хоть камни с неба, а вы должны быть на тренировке!», - цитирует тренера «Прессбол».


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать