Белорусский защитник «Нефтехимика» Роман Граборенко рассказал о своем пути в хоккее и вспомнил выступления в АХЛ и единственный матч в НХЛ.

«Меня отвели в спортивную школу родители. В Могилёве построили ледовый дворец, там я и сделал первые шаги в спорте.

Отправился за океан довольно рано. До отъезда я уже играл в Москве, далее поступило предложение, появилась возможность уехать в Америку. Я согласился, особо не раздумывая. Агент сказал, что подхожу по стилю игры, есть возможность попробовать свои силы.

В Москве я выступал в ЦСКА, «Спартаке», «Белых Медведях». В «Белых Медведях» играл с Кучеровым, Гусевым, Ожигановым, мы одногодки. Они большие друзья, позднее продолжили выступать в России. Мы поддерживаем отношения. С Кучеровым встречались в НХЛ. С Никитой Гусевым видимся, приветствуем друг друга на играх. Ребята молодцы, хорошо проявляют себя.

1992 год был сильнейшим в плане выпуска? Один из самых сильных в то время. Люди выступают за сборную России, в сильнейших командах КХЛ. У нас тогда была очень приличная команда.

Когда я приехал в Америку, то не знал языка. Мне очень помогли люди, у которых я жил. Помогало и то, что я был единственным русским в системе «Филадельфии», начинал именно в ней. Пришлось учить английский самостоятельно. Далее переехал в Канаду. На два года в Квебек. А уже после подписал контракт с «Дэвилз». Мне вообще повезло попасть в эту организацию под руководством Лу Ламорелло. Они здорово работают с игроками, требуют полной самоотдачи. Каждый берёт из этого только хорошее в плане отношения к работе и поведения вне хоккейной площадки.

Ньюарк - нормальный город, всё необходимое рядом, совсем близко Нью-Йорк. Удобное местоположение, нормальный климат. В те годы в системе «Дэвилз» играл Илья Ковальчук. Сергей Брылин на тот момент уже закончил, трудился скаутом клуба. Затем мы с ним вместе работали в АХЛ, где он был тренером. С Ковальчуком мы виделись только на тренировочных кемпах. Знаком с ним, но не удалось сыграть вместе в сезоне.

Во время выступления в АХЛ я получил серьёзную травму? Против меня провели силовой приём, во время матча попали в голову. Было сотрясение, пропустил два с половиной месяца. Как помню, играли с «Ютикой», фарм-клубом «Ванкувера». Даррен Арчибальд мне зарядил. Так получилось, что я сразу «уснул». Меня «выключили», я потерял сознание. А очнулся уже в раздевалке.

Был ли у меня бойцовский опыт в АХЛ? Мне приходилось драться, всякое бывало. Повторюсь, всё зависит от ситуации. Есть много ребят, особенно в Северной Америке, которые провоцируют и играют жёстко. Когда надо – всегда отвечу.

В НХЛ я провел лишь один матч, когда «Нью-Джерси» играл с «Тампой». Проиграли, но встреча получилась хорошей. Я долго ждал этого момента. Ранее у меня случилась травма. Если бы не она, то меня должны были поднять уже в ноябре. Но получилось так, что я набрал форму под конец сезона, тогда и получил шанс. Команда попала в плей-офф, надо было набирать очки. Меня и Сета Хелджесона вызвали в «Дэвилз», мы сыграли с ним в паре один матч. А затем обоих вернули в «Олбани».

Какие общие впечатления от АХЛ? Те, кто никогда там не играл, думают, что всё просто. Но лига тяжёлая, высокого уровня. В ней выступает много молодых ребят, которых готовят для НХЛ. Есть и уже поигравшие в Национальной лиге», - цитирует игрока Чемпионат.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать