Хоккей — это, без сомнения, половина Олимпиады. И пусть на льду для нас будет разыгран всего один комплект медалей, зато до чего же интересно, кто выиграет! Мы болеем за белорусов, но не забываем и о тех, кто им будет противостоять. Canada Hockey Place, где пройдет большая часть хоккейного турнира, вполне может сойти за «море касаток». На этой ледовой арене выступают хоккеисты клуба НХЛ «Ванкувер кэнакс». Их еще называют «китами–убийцами» из Ванкувера. Семеро из них выступят на Олимпиаде. Вам не кажется, что с такими китами давно пора познакомиться?

Начнем с капитана команды. Тем более что его история весьма занимательна. Перед прошлым сезоном «Ванкувер» покинул Маркус Нэслунд, и перед командой встала проблема выбора нового вожака. Безусловным авторитетом являлся вратарь Роберто Луонго, но против него возражали правила Национальной хоккейной лиги, запрещающие вратарям быть капитанами. Что ж, щекотливую ситуацию в «Ванкувере» обходят без лишних проблем: заветная литера «C» расположилась у Луонго на шлеме (раз уж нельзя на свитере), а формальные капитанские обязанности вроде разговоров с арбитрами на льду исполняют другие игроки. При этом любой хоккеист «Кэнакс» точно скажет, кто на самом деле способен по–настоящему вдохновить в раздевалке.

История Луонго из разряда классических повествований о нелегком пути семей итальянских эмигрантов в Северной Америке. Отец будущей звезды НХЛ Антонио Луонго приехал в Монреаль из Италии совсем молодым и со временем нашел свой путь к «канадской мечте»: сейчас в его распоряжении небольшая фирма по сборке и доставке мебели. Детство и юность матери Роберто прошло чуть спокойнее, ведь дорогу к мечте в свое время проделали ее родители, а будущая Паскуалина Луонго родилась уже в тихом итальянском пригороде Монреаля. «У нас была самая обычная семья, в которой всем приходилось много работать, чтобы нормально жить», — вспоминает о детстве Луонго.

Как для любого итальянца, семья для Луонго — это святое и главное, на что можно опереться в жизни: «В семьях вроде нашей все держатся друг за друга, — говорит Луонго. — В итальянских семьях вообще все очень близки и помогают друг другу. Когда я рос, отец и мама везли меня на каток, потом возвращались и везли моих братьев на их игры». Антонио Луонго долго пытался привить своим сыновьям любовь к футболу, главной страсти его исторической родины. Братья Роберто, Лео и Фабио до поры успешно сочетали занятия хоккеем и успехи в чудной для здешних мест игре с мячом, но, когда настала пора определяться, все без лишних раздумий выбрали хоккей.

Журналисты пишут, что Роберто Луонго определенно из той категории североамериканских игроков, для которых игра за сборную никогда не была досадной обязаловкой или невнятным дополнением к неудачно сложившемуся сезону. Внушительная коллекция трофеев Луонго в сборной включает в себя титул чемпиона мира на молодежном уровне, два аналогичных трофея с первой сборной Канады и приятный сердцу любого канадца Кубок мира. Немногие из действующих вратарей могут похвастаться подобным набором регалий, но столь же немногие всегда спешили в национальную команду по первому зову, как Луонго.

В Канаде никто и не скрывает, что их команда на этой Олимпиаде должна бороться за «золото». А как иначе может быть в Мекке хоккея, где даже в кленовых листьях отражаются шайбы?! Для решения этой задачи главный тренер канадской сборной Майк Бэбкок призвал под ее знамена всех сильнейших. Хозяева Игр уже вовсю предвкушают сладость реванша, который они обязательно возьмут у россиян, побеждавших на двух последних мировых первенствах. Но тут — внимание! — в дело вступает сухая статистика. А она свидетельствует, что американцы побеждают на Олимпиадах исключительно в юбилейные годы. 1960–й — Скво–Вэлли, 1980–й — «чудо на льду» Лейк–Плэсида, помните? Райан Кеслер, третий бомбардир «Ванкувер кэнакс» нынешнего сезона, готов напомнить такую закономерность. «Наши парни с лета звонят друг другу и обещают отдать все силы для того, чтобы взять у канадцев реванш за поражение в финале Игр в Солт–Лейк–Сити», — форвард сборной США переворачивает наши представления о раскладах хоккейного турнира.

Шведские близнецы с фамилией Седин читают такие высказывания в прессе и гордо посмеиваются. Именно «Тре Крунур» носят титул олимпийских чемпионов, завоеванный ими в Турине. А еще Хенрик и Даниэль Седины хорошо помнят матч в Солт–Лейк–Сити с белорусами. Они не играли тогда, но разве это можно забыть? Кстати, а почему Седины не попали на Олимпиаду 2002–го? Слабовато играли, таков ответ.

Братья, которые сегодня являются лучшими бомбардирами «Ванкувер кэнакс», свою карьеру в НХЛ начинали ни шатко ни валко. Это в детстве в городке Эрншельдсвик и чуть позже в клубе «МоДо» их носили на руках, признавали достойными наследниками своих земляков Форсберга и Нэслунда. Это в 1999 году менеджеры «Ванкувера» проявили чудеса изобретательности, стараясь заполучить права на обоих братьев на драфт–аукционе. Однако братья сперва отпросились у клубных боссов домой, чтобы окончить школу, а потом, уже прибыв в Ванкувер, смотрелись викингами не грозными, а мягкими и апатичными. Вот их и не взяли в Солт–Лейк–Сити.

По–настоящему Седины заиграли, вернувшись с кратковременной побывки на родине во время локаута. С 2005 года они стали безусловными лидерами «касаток» и, заключив прошлым летом новые пятилетние контракты (за это время каждый из братьев получит от «Ванкувера» по 30,5 миллиона долларов), постарались навсегда выветрить воспоминания о броске Копатя и роковой ошибке Томми Сало.

Кстати, о Сало. Человек с такой фамилией в «Кэнакс» тоже есть, и сегодня он сыграет против белорусов. Для 35–летнего защитника финской сборной Сами Сало нынешние Игры уже третьи по счету. Отобранный на Олимпиаду в Солт–Лейк–Сити, Сало принял участие в четырех матчах, но вместе с партнерами ничего не смог противопоставить рвавшейся к «золоту» сборной Канады. Четыре года спустя в Турине на его счету уже оказалось 4 очка по системе «гол+пас», но травма, полученная в столкновении с партнером по сборной, нынешним капитаном минского «Динамо» Вилле Пелтоненом, оставила Сами за бортом полуфинального и финального матчей. Хорошо, хоть серебряную медаль получил...

Игроки «Ванкувера» Кристиан Эрхофф и Павол Демитра сыграют на Олимпиаде за сборные Германии и Словакии. Как и Сало, они тоже участвуют в Играх в третий раз. Немцы, которые лишь однажды поднимались на пьедестал олимпийского турнира (дело было в далеком 1928 году), втихую мечтают о чем–то подобном, однако для начала им предстоят матчи против шведов, финнов и белорусов. Эрхофф в интервью с гордостью рассказывает, как в 2006–м он забросил канадцам, однако тот матч завершился со счетом 1:5, и только это важно для хоккейных историков. А словаки? В 2002–м они, будучи одними из сильнейших в мире, бездарно провалились в Солт–Лейк–Сити. В 2006 году дошли до четвертьфинала, однако и это — не результат для команды, в которой есть такие хоккеисты, как Демитра, Габорик, Хосса. Справедливости ради стоит сказать, что Павол Демитра в последнее время больше лечился, чем играл. Он травмировал плечо еще в прошлогоднем матче Кубка Стэнли с «Чикаго». 35–летний форвард оперировался, восстанавливался, пропустил 47 игр сезона и вернулся на лед только 16 января. Чуть раньше нашего Салея, который после травмы сыграл всего раз. Демитра успел провести 11 матчей. Достаточное количество, чтобы смело заявлять о первой цели словаков в Ванкувере: «Наша команда никогда не обыгрывала чехов на Олимпиадах. Четыре года назад мы были близки к этому, но не сдюжили. Пора брать реванш!»

«Киты–касатки» из Ванкувера. Они такие разные. Но нам стоит постараться запомнить их лица. Хотя бы для того, чтобы не оказаться в роли главного тренера «Кэнакс» Алена Виньо, который до сих пор не научился различать братьев Сединов. «Как дела, Дэнни?» — спрашивает он, когда видит любого из своих шведов. Шансы, что угадал, «50 на 50» — как вы понимаете, это ничуть не меньше, чем перед началом любого хоккейного поединка.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать