Уступив швейцарцам в серии буллитов, хоккеисты сборной страны завершили выступление на Олимпиаде. Как к этому относиться и могла ли наша команда выступить лучше? Эти вопросы не дают покоя специальному корреспонденту «СБ» в Ванкувере Сергею Канашицу.

От душевного раздражения, которое скребет изнутри, порой бывает чертовски сложно избавиться. Кажется, что все идет не так и не туда, что все против тебя, что не везет там, где обязано было повезти, но удача, так необходимая, в которую верил, отвернулась и ушла, не обещав вернуться. Все эти чувства, перемешанные в шейкере внутреннего негодования и протеста, переполняли и рвались наружу после поражения сборной Беларуси от швейцарцев. Четыре года подготовки к Олимпиаде прошли неспокойно. Все могло быть по–другому, но спасибо, что все случилось хотя бы так, как есть...

Мысли в рядок не складываются, а скачут, как обезумевшие. Перед глазами стоит сосредоточенное и возбужденное лицо Михаила Захарова, с планшеткой в руках рассказывающего игрокам, что от них требуется во время розыгрыша большинства в овертайме. Это был шанс, и игроки, выполняя установку тренера, его едва не использовали. Судьба давала его нам, а мы взять не смогли.

В то, что сможем победить, несмотря ни на что, верилось до конца. Даже когда Олег Антоненко, наш штатный пенальтист, свой шанс не использовал, купившись на уловку хитреца Хиллера. Голкипер швейцарцев, видимо, очень хорошо изучил манеру действий Олега, знал, что наш форвард искусно умеет обыгрывать, что противостоять ему здесь очень сложно, и предоставил нападающему возможность бросить сразу. Он будто бы случайно раздвинул щитки, открыл «домик», и Антоненко, показалось, изменил свое решение сыграть, как всегда, на неожиданно и автоматически пришедшее в голову. Его–то Хиллер и ждал — он сдвинул щитки и отразил пущенную между ног шайбу. А ведь от первого броска зависело так много...

Верилось, что победа возможна, и когда разгонялся для последнего и решающего броска Сергей Костицын, так и не сумевший отличиться голевыми очками в четвертой подряд своей встрече. Костицын не переиграл вратаря, не поднял шайбу в завершении эпизода, мы проиграли, но разве можно его в этом упрекнуть? Разве заслуживает упрека хоть кто–то, а если заслуживает, то кто?


Сборная Беларуси выбыла из турнира, не попала в четвертьфинал.


Раздражение этим результатом тем больше, чем осмысленнее ощущение, что все могло быть по–другому.
Об этом говорил и Михаил Захаров, который свое дело сделал, сумел собрать и сплотить команду, доказал еще раз свой уровень специалиста высокого класса. Он говорил, что 4 года, которые нужно было целенаправленно готовиться к Олимпиаде, ушли не на то. Заявленная в КХЛ команда не стала базовой для сборной. В ней играли легионеры, в ней менялись тренеры, через нее прошла уйма людей — начиная от генеральных директоров и заканчивая массажистами, а коллектив так и не сложился. В «Динамо» была одна генеральная линия, в сборной — другая, в чемпионате страны — третья. Слишком глубоко накануне Олимпиады вогнали все эти неурядицы нашу сборную в землю: тренерские отставки и пертурбации в федерации не помогали продуктивной работе. За четыре года, которые минули с Турина до Ванкувера, так и не выработали единой линии, не избрали дороги, по которой пойдем. Шатало нас из стороны в сторону, петляли по кривой — то сюда повернем, то туда, то тут посидим.

Итожа выступление сборной, Михаил Захаров касался многих проблем и, говоря о них, заглядывал в будущее. Его всегдашний максимализм рождал легкий сумбур в эмоциональных словах и некоторую взвинченность — ведь могло же быть лучше!

— Мы прибавляли с каждым днем от игры к игре, — излагал он. — Но слепить полноценную сборную за несколько тренировок невозможно. Как можно подготовить сборную, если в базовом клубе, каковым считается у нас минское «Динамо», сменяются составы целиком, а тренеров прошло 15 за 2 года?! Как так можно готовиться? А тут Захарова поставили, с него, значит, и будем спрашивать, а Захаров не Бог... Мы подтянули игру во многих компонентах и, главное, стали значительно лучше действовать в обороне, а это была наша главная беда. Заметьте, в каждом поединке мы пропускали все меньше и меньше: в матче против Финляндии — 5 шайб, против Швеции — 4, Германии — 3, Швейцарии — 2... Если бы сегодня выиграли, то в поединке против американцев пропустили бы один раз. Многие хоккеисты, особенно динамовцы, подошли к Играм в ужасных физических кондициях, подтягивали их уже во время Олимпиады, тут, на месте. А ведь это именно тот компонент, в котором можно иметь над соперником преимущество или, во всяком случае, ни в чем ему не уступать. В техническом оснащении мы фаворитам явно проигрываем, и тягаться с ними в мастерстве нам сложно, а физические данные, наш потенциальный конек, мы не использовали, потому что его не готовили.

— Во время турнира вы не раз говорили, что команде не хватает центрального нападающего, упоминали фамилию Артема Сенькевича. Если бы вернуть время вспять, список игроков, заявленных на Олимпиаду, претерпел бы изменения?

— Нет. Сенькевич сам не захотел в сборной играть. Ему говорили: подтяни процент выигрыша вбрасываний, попадешь в состав. Так он же не хочет работать! И у Боровкова та же проблема! В чемпионате Беларуси они красавцы, а как на нормальный турнир приедут — в минусе. Я же не могу у них над душой постоянно висеть, говорю: поработайте сами хотя бы 10 минут. Смотрю — работают, только отойду в сторону — хиханьки–хаханьки начинаются.

Михаила Захарова в преддверии Игр обвиняли во многих грехах, начиная от лоббирования родственных интересов — сына в сборную взял (далеко не худшим, к слову, в составе был) — и заканчивая тем, что он своей кармой убил нашу удачу (дескать, многие ему желали поражения, вот травмы и настигли Грабовского и Костицына–старшего). Честное слово, послушаешь такие предположения и не знаешь: то ли плакать, то ли смеяться. Удивительно поверхностное мышление у людей. Они считают, что для того чтобы получить урожай, достаточно просто бросить зерно в землю.

— К игрокам «Юности» у меня претензий нет, — Михаил Михайлович продолжал свой эмоциональный спич. — Вот только жаль, что в КХЛ им удалось провести всего несколько матчей, ребят никто не хотел включать в состав, хотя мы отдавали их «Динамо» бесплатно. Только силовым решением удалось в итоге этот вопрос пробить. В нашем хоккее сейчас как? Есть «Динамо» и есть остальные. А должно быть единое целое. Игроки «Юности» считались изгоями, если ты играешь за «Юность», то дорога в сборную для тебя закрыта. Почему? Ведь сейчас у всех этих ребят есть предложения из клубов КХЛ. И из хороших клубов. И у Кости Захарова, и у Андрея Карева. Мы, кстати, с президентом КХЛ Александром Медведевым вчера разговаривали, и могу вам сказать, что «Юность» будет играть в КХЛ. «Для вашей команды путь всегда открыт», — это слова Александра Ивановича.


— Что дальше? Вы продолжите работу в сборной?


— Вы меня спрашиваете? Я что, сам себя назначу? Хотя я уверен, что если повезу сборную в Германию, то вернусь оттуда с медалью. В четверке будем железно.


— Всего два месяца до чемпионата мира... Разве можно что–то изменить кардинально?


— Можно успеть многое. Минскому «Динамо» осталось сыграть в КХЛ всего несколько игр. А потом нужно начинать целенаправленно готовиться к мировому первенству, подтягивать уровень физической готовности. Я найду рычаг, как заставить игроков тренироваться. Найду, не сомневайтесь. Я буду знать все и о каждом, тренер по ОФП будет отчитываться мне лично.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать