Белорусский хоккей по-прежнему в Зазеркалье… Причем в таком Зазеркалье, что не снилось и Алисе. Казалось, что к середине апреля отгремели все околоспортивные бои местного значения, и у нас можно вести речь об обретении, пускай временной — до окончания выступления национальной сборной на чемпионате мира в Германии, — но стабильности. Уже история двойная отставка Хэнлона, уход с поста председателя федерации Владимира Наумова, провал в КХЛ минского «Динамо», олимпийский невыход в восьмерку лучших команды Михаила Захарова, совещание у Президента страны, выборы нового лидера ФХРБ Евгения Ворсина и ставка на Эдуарда Занковца и компанию в качестве рулевого дружины номер один. Самое бы время сконцентрироваться на предстоящих немецких испытаниях, до которых не просто рукой подать — они уже на носу. Однако! Белорусская хоккейная жизнь опять приобрела характер вулканического извержения, намекнув на срыв подготовки к ЧМ. Иначе события, произошедшие в конце прошлой недели, и назвать нельзя. Ведь начиная с субботы в тренировках сборной не принимает участия голкипер Андрей Мезин. Вратарь, который давно для болельщиков больше, чем вратарь, игрок, хоккеист.

ШАХ И МАТ

Напомним, что Занковец заранее и принципиально решил вопрос о стражах ворот на чемпионате мира, пригласив на подготовительный сбор двух голкиперов — Мезина и Коваля. Тем самым ЭКЗ выразил абсолютное доверие этому динамовскому тандему, собираясь позже дополнить его молодым коллегой по амплуа Андрея и Виталия. Никаких сомнений в Мезине и Ковале у нового рулевого сборной не было, да и зададимся простым вопросом: у кого из здравомыслящих специалистов они могли быть? Вопрос риторический, а следовательно, не требующий ответа.

И вот Мезин собрал вещи, поговорил с наставниками и, найдя у них полное понимание (!), покинул тренировочный лагерь, уехав к семье в Украину. Землетрясение, торнадо, катаклизм…

Прежде всего о последствиях — локальных и глобальных. К первым отнесем тот момент, что занятия сборной оказались, мягко говоря, неполноценными. Но это еще даже не половина, не четверть, а восьмушка беды, чьи размеры сейчас трудно оценить и осознать. А как белорусская сборная будет выступать без Мезина на чемпионате мира? А что, если у его напарника Коваля, сразу обретшего статус незаменимого, что плохо уже само по себе, вдруг, к нашему горю, не пойдет в Германии? Плюс проблема здорового микроклимата, в наличии или отсутствии которого роль завершившего сезон голкипера трудно преуменьшить. И это еще не все. Поводов для охов и ахов, непонимания и отторжения возникшей ситуации предостаточно. Поэтому столь важно разобраться, что же вынудило Мезина пойти на демарш, который и назвать таким весьма сложно. Более того, позиция Андрея, вероятно, найдет понимание и у всех болельщиков, как перед этим обрела поддержку в штабе Занковца.

Первая реакция — шок. Действительно, казалось, что белорусское хоккейное Зазеркалье взяло хотя бы короткую передышку, но, как выяснилось, в нем те или иные люди «работают» без отпусков и выходных дней. Это страсть как надоело. Надоело существовать в постоянно тлеющих очагах необъяснимо возникающих конфликтов. Надоело быть поводом для насмешек, на которые хоккейный мир в последнее время горазд в отношении белорусских реалий.

В шахматах отдельно взятая партия делится на три составляющие части: начало игры — дебют, середина — миттельшпиль, конец — эндшпиль. Если пригласить хорошего мастера, выставив позицию на доске, возникшую после 30-го, например, хода, то он с легкостью расскажет, какой дебют был разыгран. И даже вполне точно повторит последовательность ходов, приведших к конкретной ситуации в глубоком миттельшпиле. При одном условии: если за доской сидели профессионалы. А вот логику дилетантов, как давно всем известно из культового кинофильма «Семнадцать мгновений весны», предугадать невозможно. Работать тоже затруднительно. Это аналогия приведена для следующей иллюстрации. Предположим, что в прошлогоднем сентябре какой-нибудь из хоккейных гроссмейстеров впал в летаргический сон. Так вот, проснувшись в середине апреля, он скорее бы сошел с ума, чем понял, как это все получилось. Хэнлон и Наумов, Захаров и Ворсин, Андриевский и Сикора, Занковец и Бородич, Мезин и Катков…

Но в шахматах есть еще одно понятие, близкое ныне белорусскому хоккею, — кооперативный мат. В специальных задачах и этюдах авторы композиций требуют поставить, например, мат за строго определенное количество ходов. Причем понуждая белых и черных вступать в кооперацию, чтобы количество ходов оказалось именно таким, как и определено. Если это пять ходов, то — пять. Не меньше и не больше. В этом и заключается тонкость. Так вот, есть полное ощущение, что «кооперативный мат» сейчас навис над нашим хоккеем, причем определяющей количество ходов фигурой совершенно неожиданно выступил пришлый человек — новый генеральный директор «Динамо» Сергей Катков. Человек в Беларуси совсем ничего, а уже успел выбиться в «ферзи», хотя ни такие ферзи, ни такой хоккей нам, естественно, не нужен.

Опасение об очередной взрывной скандальной волне, способной накрыть всех нас с головой, возникло в четверг. День, когда Катков и новый наставник «Динамо» Марек Сикора провели совместную пресс-конференцию, на которой солировал россиянин. Чех в лучшем случае работал на «подпевке», но больше отмалчивался.

Однако прежде вспомним интервью голкипера, которое Мезин дал «СП» в середине марта и которое увидело свет под заголовком «Собираюсь в Сочи». Причем этот материал коллеги Алексея Наумовца был анонсирован на первой полосе номера за 19 марта «шапкой» — «Мезин на пенсию не уходит. Голкипер сборной Беларуси надеется сыграть на своей четвертой Олимпиаде». Как можно было понять уже из этих заголовков, настроение Андрея отличалось боевым тонусом. Но здесь присутствовал нюанс. На вопрос: «Когда вы определитесь с местом продолжения карьеры?» — Мезин ответил так: «Пока предложений продлить контракт с «Динамо» не поступало. В принципе, я готов остаться в клубе. Соглашение с «зубрами» заканчивается в апреле. Что потом? Я пока, как говорится, на распутье. Не поступит приглашения из Минска — займусь поисками иных вариантов».

Но в общении еще был фрагмент, который по согласованию сторон не вошел в печатную версию интервью. А в нем Мезин выразил недоумение: почему новое руководство клуба затягивает решение принципиального вопроса, не говоря ни нет, ни да. В связи с этим Андрей хоть и прокомментировал свое отношение к белорусским перспективам в Германии, но заметил, что его участие в чемпионате мира еще не есть медицинский факт. Мотивация была понятной, человеческой. Андрей не «зеленый» новичок, чтобы бесконечно долго находиться в подвешенном состоянии, у него семья, недавно родился ребенок, и отправляться на ЧМ, не имея в кармане подписанного клубного контракта, несерьезно. Тем более что и в этом сезоне Мезин все и всем в очередной раз убедительно доказал.

Прошел месяц, никаких видимых решений принято не было, что и подтвердил на пресс-конференции Катков, чья тирада относительно Андрея априори вызвала возмущение: «У Мезина он (контракт. — Прим. «СП») истекает 30 апреля, окончательное решение также будет зависеть от чемпионата мира. Не скрою, мы присматриваемся еще к нескольким кандидатурам, точнее — к трем. Фамилии называть рано. Скажу лишь, что среди них есть один НХЛовец». Признаться, уже первое ознакомление с этой репликой господина Каткова привело к мысли: о белорусскую легенду, а значит, весь отечественный хоккей, поднятый из пенсионного небытия, сенсационный генеральный директор банально вытер ноги. Возможно, так принято обращаться с людьми, положившими на алтарь национальных интересов немало здоровья, в «вазовской губернии» со столицей в Тольятти, но никак не в Синеокой республике. Тем более что голкипер, находящийся в игровом расцвете, нацелился на Сочи. Правда, жила надежда, что Катков все-таки разговаривал с Мезиным, и они пришли к какому-то взаимно приемлемому варианту. Однако реакция Андрея, его объяснения, данные Занковцу, показали: ничего подобного! Катков не снизошел! Поэтому речь о простой бестактности не идет. Это — оскорбление и демонстрация профессионального уровня господина Каткова.

Генеральный директор «Динамо» подставил всех. Непосредственно клуб, чьи интересы, выраженные на пресс-конференции человеком из Поволжья, в очередной раз вошли в конфликтное противоречие с интересами национальной команды, вредя сборной. Председателя общества «Динамо» Юрия Бородича, пригласившего Каткова работать в Беларусь и, как выясняется, чрезмерно доверившегося варягу, за чьими действиями отсутствовал должный контроль. Нового председателя федерации Ворсина. Ибо у всех в памяти, как боролся за Мезина с боссом «Магнитки» господином Величкиным предыдущий глава федерации Наумов (за это Владимиру Владимировичу надо отдать должное и сказать спасибо), вернувший-таки Андрея в национальную дружину. Тут же получается, что Ворсин проморгал харизматичного игрока под самым носом. Что уж тут говорить о новом тренерском штабе Занковца, а самое главное — о болельщиках, которых байками о легионере из НХЛ не купишь.

Похоже, господин Катков просто не понимал того, кто такой Мезин. Каков его имидж и статус. Какова степень народной любви к этому игроку, срывавшему восторг после каждого, в том числе и проигранного, матча в этом сезоне, когда болельщики и вратарь наконец-то объединились! Тем более что вратарская линия как в «Динамо», так и в олимпийской сборной в Ванкувере была сильнейшей в обеих командах. Катков, видимо, и в голову не брал, что, узнай болельщики об отъезде Мезина на киевском поезде: и вокзал заполнился бы поклонниками хоккея и журналистами, которые уговаривали бы Андрея остаться. А вот уезжай ныне сам генеральный директор — и ему надо было бы позаботиться о скрытности мероприятия, чтобы, не дай Бог, не попасть под бомбардировку тухлыми яйцами и гнилыми помидорами, для которых всегда сезон. Но если всего этого господин Катков не понимал, то что он делает в «Динамо» и Беларуси?!

КТО ТАКОЙ КАТКОВ?

Несомненных заслуг Сергея Леонидовича перед тольяттинским хоккеем и его прямого участия в успехах тамошней «Лады» никто не собирается оспаривать. Другое дело, что нам до них, как до прошлогоднего снега. Если он решился принять приглашение из Минска, то должен проявлять себя здесь и сейчас. Второго, а тем паче третьего ему не дано. Настоящее и будущее! Чужое прошлое, пусть и победное, неинтересно. Но пока впечатления самые противоречивые, и они таковыми (не в пользу Каткова) были еще до отъезда Мезина. Красиво стареющий, холеный, импозантный мужчина, внятно излагающий мысли, не возражающий против нахождения в центре внимания (на пресс-конференции с Сикорой приблизительно 60 из 70 минут говорил россиянин) — это да. Но что за этим стоит?

Тут надо сказать, что сам факт приглашения Каткова многих удивил. Все-таки человек давно (с 2003 года) отошел от дел, о чем свидетельствовали в разговорах с белорусскими журналистами многочисленные и недоумевавшие российские коллеги. Но тогда, в феврале, шла Олимпиада в Ванкувере и было не до «Динамо». Поэтому шума никто не поднял. Да и потом при разборах полетов было не до Каткова, его квалификации и компетентности. Единственный, кто публично и критически обратил должное внимание на сенсационный факт, — Президент страны и НОК. Позиция Главы государства заключалась в следующих тезисах-вопросах. Почему привезен чиновник из России? Неужели у нас свои люди не могут быть менеджером или директором «Динамо»? Причем слова были сказаны резкие, что еще больше ныне усугубляет ситуацию Ворсина и Бородича. И тут надо просто верить, что наши уважаемые председатели соответственно федерации и общества «Динамо» быстро возьмут под контроль возникшее положение вещей.

В ЛЕСУ ЕЩЕ МНОГО ДРОВ

Возврат в русло нормальной, эффективной, цивилизованной работы — экстренная необходимость, фактически вынуждающая Юрия Бородича переходить на личное, ручное управление. Особенно учитывая, как искренне, всей душой Юрий Федорович болеет за хоккей, весь белорусский спорт. Ему надо в деталях разобраться, что успел сделать и не сделать приглашенный им Катков. А в списке Сергея Леонидовича отнюдь не только неуважение к легенде Мезину, поставившее под угрозу подготовку сборной к чемпионату мира.

На той же пресс-конференции в минувший четверг Каткова очень удивили сроки проведения Кубка страны, словно он не присутствовал на последнем заседании исполкома ФХРБ, где этот вопрос препарировался. Но ведь присутствовал и вроде бы внимательно слушал. Но это стало для него новостью… Как сие понимать? Катков поставил под большое сомнение и целесообразность продления контрактных отношений с капитаном «Динамо» Вилле Пелтоненом, сославшись на наличие какого-то неутешительного медицинского заключения. Словно финн из-за травм пропустил едва ли не половину сезона. Но Пелтонен сыграл в 51 из 56 матчей, причем неучастие в одном из пяти было обусловлено отсутствием казахстанской визы. Причем оба наставника «Динамо» — Хэнлон и Андриевский — приводили Вилле в пример как исключительного профессионала, на опыте которого надо постигать науку подготовки к поединкам. Его роль старшего товарища была всем хорошо известна, но Катков не обратил на это никакого внимания. А на вопрос «СП» о задрафтованных «зубрами» год назад Пулккинене и Микаэле Гранлунде, которые ныне ярко проявляют себя на юниорском чемпионате мира и с которыми бы самое время вести переговоры, ответил, как отрезал. Дескать, им надо пробоваться в молодежной лиге. Но простите, тот же Гранлунд уже сыграл отличный взрослый сезон в Финляндии, набрав 40 баллов за результативность в 43 матчах за ХИФК. Похоже, об этом генеральный директор «Динамо» не знает. Зато в интервью одному из российских СМИ он заявил, что год назад «зубры» выбрали на драфте молодого чешского игрока, а это не соответствует действительности. Но что тут удивляться?! Еще недавно Катков утверждал: мол, Андриевский останется главным тренером. И вот у нас уже Сикора. А держать связь с прессой, а значит, и болельщиками, общественностью, Катков предпочитает избирательно-дистанционно. Его мобильный телефон — тайна за семью печатями. Общение только через секретаря, причем если следует рекомендация позвонить в определенный день в конкретное время («Сергей Леонидович обязательно поднимет трубку»), то это абсолютно не означает, что контакт состоится. Уже обжигались, а вчера нам сообщили о командировке генерального директора.

Все эти факты позволяют утверждать: каким бы замечательным человеком ни был Сергей Леонидович Катков, но в белорусских условиях он оказался некомпетентен, со всеми вытекающими из этого прискорбного факта последствиями. Причем после Мезина точка возврата легионером пройдена. Самым разумным вариантом будет пресловутое: чемодан — вокзал — Тольятти. Надо понимать, что после неуважения, проявленного к легендарному голкиперу, у болельщиков возникло отторжение к персоне Каткова, что «Динамо» не нужно. А под каким гнетом в новом сезоне окажутся вратари — это вовсе не передать словами.

Но «Динамо» — это всего лишь «Динамо». Сейчас важны и приоритетны интересы сборной, готовящейся к чемпионату мира. Мезин вернется в Минск для окончательного урегулирования клубных дел 25 апреля. Его точка возврата в преломлении на Германию еще не пройдена. И ситуацию можно нормализировать, что в наших общих интересах и что несомненно понимают такие разумные и авторитетные люди, как Евгений Ворсин и Юрий Бородич. Надо расчищать завалы Каткова. Да и принципиально пора отказаться от «кооперативных матов», прививая белорусскому хоккею литературный язык.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая «Турнир четырех на призы BelSwissBank» отменен
Следующая Каток Каткова

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать