Когда в понедельник около восьми часов вечера на официальном интернет-сайте “Детройт Ред Уингз” появилась новость о переходе 35-летнего капитана сборной Беларуси Руслана САЛЕЯ в сей культовый для миллионов болельщиков клуб, рука сама потянулась к телефону.

Первая попытка связаться с нашим ветераном наткнулась на непробиваемую стену автоответчика. Вторая достигла цели лишь отчасти: Руслан убегал на утреннюю тренировку (в Калифорнии, где он сейчас находится, были ранние часы), извинился и предложил пообщаться позже, ближе к концу жаркого американского дня. Как водится, слово сдержал, и в урочное время спокойный голос на заокеанском конце провода произнес: “Теперь все о"кей. Задавайте свои вопросы”.

— Долго ли продолжались переговоры с “Детройтом”?
— Дней пять или около того. Сегодня было объявлено о подписании годичного контракта, хотя все его детали урегулировались в конце прошлой недели.

— Помимо “Детройта”, кто еще проявлял предметную заинтересованность в ваших услугах?
— До “красных крыльев” тесно общались с руководителями “Анахайма”. Также в качестве возможного места новой работы фигурировал “Лос-Анджелес”.

— А в Континентальную хоккейную лигу не звали? И в минское “Динамо”, в частности.
— С “Динамо” переговоров вообще никаких не было. Да и с представителями других КХЛовских клубов, по большому счету, плотно не разговаривал.

— Следующая остановка — “Детройт”. Какие чувства испытали, влившись в ряды одиннадцати- кратного обладателя Кубка Стэнли?
— “Детройт” — одна из лучших команд лиги. Каждый год реально претендует на завоевание Кубка Стэнли. В “Детройте” играли и играют величайшие мастера, легенды мирового хоккея.
Конечно же, для меня огромная честь примкнуть к этой славной семье. Это — во-первых. Ну а во-вторых — здесь работает тренер, с которым у меня давно сложились хорошие отношения, отличный специалист и замечательный человек.

— С Майком Бэбкоком вы два сезона успешно сотрудничали в “Анахайме”. По-прежнему считаете его лучшим коучем в своей заокеанской спортивной биографии?
— Да. Я уже говорил это несколько лет назад и повторюсь сейчас: лучшего тренера у меня в Северной Америке не было. Поэтому с радостью еду к нему, даже несмотря на существенную потерю в деньгах.

— Кстати, о долларах. Официальный сайт “Детройта” дипломатично не называет величины вашего будущего жалованья, однако некоторые источники сообщают, что в следующем сезоне зарплата Руслана Салея составит 750 тысяч плюс еще 350 тысяч будут выплачены вам в качестве бонусов. Насколько корректны эти цифры?
— Все верно. Так оно и есть.

— В “Колорадо” платили больше. Однако там не повезло ни с тренером, ни со здоровьем. Можно ли назвать денверские страницы вашей жизни вырванными?
— Ни в коем случае. Я вообще не люблю слова “вырванный”. Как можно что-нибудь вырвать или вычеркнуть из жизни? В “Колорадо” я провел два года, поиграл с замечательными хоккеистами, был частью отличной организации. Да, травма спины и иные проблемы со здоровьем смазали прошлый сезон, но в целом у меня остались самые теплые воспоминания о денверском клубе.

— В октябре 1999 года, тогда еще выступая за “Анахайм”, вы применили сокрушительный силовой прием против Майка Модано. Прием, который стоил десятиматчевой дисквалификации вам и сотрясения мозга вкупе со сломанным носом форварду “Далласа”. На прошлой неделе Модано подписал годичный контракт с “Детройтом”...
— Я думаю, в этом плане проблем не будет. После того неприятного инцидента наши пути неоднократно пересекались на площадках, и в принципе никаких вопросов не возникало. В конце концов, что было, то было.

— А еще в системе “Детройта” “варится” белорусский защитник Сергей Колосов. Есть ли у парня шанс пробиться в главную команду?
— Шанс есть у каждого. Нужно только много работать. А вообще это дело тренеров судить о перспективах того или иного хоккеиста. Если Колосов своей игрой и самоотдачей на тренировках их убедит, то вызов из фарм-клуба в “Детройт Ред Уингз” не заставит долго ждать.

— К слову, первый звонок корреспондента “Прессбола” застал вас убегавшим на тренировку. Сами давно начали подготовку к новому сезону?
— С конца мая пять раз в неделю посещаю тренажерный зал. Последние две недели работаю на льду. Сейчас занимаюсь в тренировочном лагере здесь, в Калифорнии, куда переехал из Денвера сразу по завершении минувшего сезона. Мини-кэмпы подобного рода — обычное дело в Северной Америке. Здесь царит полная демократия: прибывают и тренируются как уже сделавшие себе имя ветераны, так и молодые игроки, только начинающие путь в большом хоккее. Представители НХЛ, АХЛ и различных юношеских лиг на равных мотают круги, выполняют задания коуча. А еще вам, наверное, будет интересно, что на прошлой неделе сюда ко мне подъехал Михаил Грабовский. Тоже в нашем мини-кэмпе готовится. Прилетел для разговора со своим агентом и решил задержаться.

— В таком случае следующий вопрос традиционен: каковы ваши ближайшие планы?
— Буду тренироваться. Много тренироваться. А потом надо искать какие-то варианты с жильем. В Детройт перееду ориентировочно в сентябре.

— Семья, небось, уже пакует чемоданы. Как, кстати, жена восприняла известия об очередной смене дома?
— Нормально восприняла. Тем более что вариант с “Детройтом” прорабатывался не внезапно. У меня было достаточно времени подумать, посоветоваться с супругой, и я очень благодарен ей за оказанную поддержку.

— Что же, тогда остается пожелать вам успехов на новом месте работы, а вашей семье — комфортной жизни в незнакомом окружении.
— Спасибо. Будем стараться.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать