Форвард "Витебска" Артем Гниденко рассказал о тяжелой доле украинских хоккеистов.

"Конечно, хотелось бы, чтобы вернулась "уркаинская банда" в "Витебск". Но, мы же все понимаем, что каждый ищет там, где лучше. Юра Наваренко продолжает играть, а Вася Полоницкий... Вы же знаете, что сейчас происходит на Украине. Когда нужно кормить семью, платить за дом, обучение детей, а денег за хоккей не платят... Вася был вынужден закончить играть, и сейчас он, по-моему, работает в такси...

Я с ним созванивался перед отъездом сюда, у него было и есть желание возвратиться в хоккей. Но он тоже переживает, ведь я полгода не играл, а он - год. Говорит: "Как я приеду, что я покажу, ведь столько времени уже вне игры..." Да и то, что было - это было. Сейчас хочется создать такую же боевую команду, и даже лучше. Нужно очень много работать. Сейчас в Витебске много молодых ребят, им нужно прививать психологию победителей. Не ходить с опущенными головами. Проиграли - собрались, сделали выводы, напомнили себе, что играем друг за друга. И главное - играем для зрителей. Все матчи все хоккеисты играют только для зрителей! И уже потом - для себя. Поэтому, хотелось бы в этом сезоне сформировать костяк команды, чтобы молодые ребята тянулись за старичками, брали бы с них пример на площадке, в быту, в тренировочном процессе. То есть, быть во всём профессионалами, что и прививает команде Дмитрий Владимирович. Так что, ту команду мы уже не создадим, но лучшую - нам вполне по силам. 

Сколько помню детство, всё свободное время мы проводили в дворовых "коробках", летом играя в футбол, а зимой - в хоккей. Мне родители купили клюшку, как сейчас помню, "Лидер", за 3 рубля. Она был на левую сторону, а мне нужна правосторонняя. Но мне было всё равно, я выходил, играл, мне очень нравилось. Потом мы переехали, и во второй класс я пошёл в другую школу. Как-то перед летними каникулами на физкультуре к нам пришёл мой будущий тренер и сказал, что после уроков мы будем играть в футбол с параллельным классом. Я футбол тоже любил, и сейчас люблю, так что мы вышли, обыграли их, а я в том матче забил три гола. Тренер спросил:"Есть коньки?", говорю - есть. «Ну, тогда сегодня вечером приходи на тренировку, будешь хоккеистом». Пришёл на тренировку, одел коньки, клюшка у меня была, а перчатки выдали. Так и начал заниматься хоккеем. А через пару месяцев мы уже поехали в Новополоцк на турнир. 

Я считаю, что юниорские и молодёжные сборные - это как витрина для молодых хоккеистов. Ты должен показать агентам, тренерам национальной сборной, что ты готов горы свернуть, чтобы подняться выше, тем более, что ты молод, всё в твоих руках и перед тобой открыт весь мир. Я старался показать себя как можно лучше, и меня приглашали. Правда, тогда наша национальная сборная была очень сильна, игроки выступали в европейских клубах, ведь КХЛ ещё не было. Если место и освобождалось - оно было либо в четвёртом звене, либо вообще запасного игрока. А потом у нас провалилась смена поколений. Сначала молодые игроки не дотягивали до нужного уровня, а когда старички закончили играть - образовалась громадная яма, которая сейчас только углубляется. Без внутреннего чемпионата сложно, практически невозможно построить национальную сборную. Был бы чемпионат, тренер сборной мог бы просматривать игроков, кого-то выбирать, искать... Но это лирика. Все проблемы из-за внутриусобицы в стране. Из-за отсутствия хоть какой-то поддержки от государства. И это не только в хоккее, а и во всём спорте на Украине. Особенно сейчас. Хоккей сейчас, наверное, как гольф - экзотический вид спорта. 

Да, очень дорогой. Ну, как можно играть в хоккей в складских помещениях? У нас построили коробки, которые и коробками-то не назовёшь. Это, скорее, ангары для хранения картошки или мяса - зимой жутко холодно, а летом очень жарко. Или дутый каток - вот как цирк-шапито. Это ужас", - цитирует Гниденко пресс-служба клуба